WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Политическая жизнь в османском Египте со второй половины XVII в. до 30-х гг. XVIII в. характеризуется постоянной борьбой между мамлюкскими «домами» Факария и Касимия. К концу первой трети XVIII в. изнуренные почти столетним противостоянием «дома» Факария и Касимия ослабили друг друга настолько, что открыли путь к власти более мелким мамлюкским «домам», не имевшим в других условиях шансов на победу. В результате жесткой конкурентной борьбы лидирующее положение занял «дом» Каздугли.

Причины внутриполитических конфликтов в Египте в данном разделе рассмотрены на основе положений теоретической конфликтологии, а также с использованием элементов поведенческого подхода в политологии. Важнейшее значение в возникновении и разрастании политических конфликтов внутри египетской военной элиты имел экономический фактор. Борьба мамлюкских «домов» за власть была, в конечном итоге, борьбой за выживание.

Политическое доминирование давало победителю широкие финансовые возможности, а от доступа к получению доходов напрямую зависела боеспособность и жизнеспособность того или иного военно-политического объединения.

Постоянное соперничество между мамлюкскими «домами» создавало предпосылки для формирования коллегиального органа управления, призванного разрешать конфликтные ситуации в традиционном правовом поле мамлюкской системы. Подчеркнем, что коллегиальность принятия политических решений в узком кругу мамлюкских беев не меняла, в целом, деспотический по отношению к населению Египта характер мамлюкского политического режима, который преимущественно силой или угрозой ее применения навязывал свою политическую волю египетскому обществу.

В разделе 2.2, «Концепция и генезис бейликата», создание новой системы власти и управления в Египте после падения державы мамлюков под натиском османской армии рассмотрено как двуединый процесс развития османской государственности и трансформации мамлюкского режима.

Османская администрация в Египте комбинировала наиболее эффективные элементы мамлюкской системы управления и введение инноваций, необходимых и достаточных для установления контроля империи над этой крупнейшей из своих провинций. При этом учитывался принцип геополитического единства египетской территории, обусловленный особенностями географической и связанной с ней социальной и экономической структуры египетского общества.

Серьезные потрясения, которые испытал Египет в результате османского завоевания, привели к значительным сдвигам идеологического, институционального и социологического порядка. Они способствовали образованию новой формы политического правления, получившей в современной научной литературе1 название бейликат. Термин «бейликат» восходит к турецкому слову бей, близкому по смыслу с арабским ’амир – «повелитель», «правитель». Образованное с помощью показателя lik слово бейлик соответствует арабскому ’имара и означает «достоинство, звание правителя». В отличие от других провинций Османской империи в Египте бей как сокращенное санджак-бей было наименованием не должности, а звания, решение о присвоении которого являлось официальным подтверждением принадлежности к политической элите, формировавшей совет беев – группу высокопоставленных лиц, приближенных к губернатору. В середине XVIII в.

совет беев полностью состоял из мамлюков. Из органа, подчиненного губернатору, он вырос в самостоятельную и влиятельную политическую силу – бейликат.

Бейликат совмещал в себе совещательную, избирательную и директивную функции, был средством общественной регуляции и контроля, позволявшим разрешать противоречия в правящей элите на структурном уровне, т.е. без разрушения существующей модели управления.

В главе 3 «Кризис мамлюкского режима в Египте второй половины XVIII в.: внутриполитические и внешнеполитические аспекты» анализируются кризисные явления мамлюкского политического режима и их влияние на формирование внутренней и внешней политики Египта в последней трети XVIII в. Период правления ‘Али-бея ал-Кабира (1768-1773) и Мухаммадбея ’Абу-з-Захаба (1773-1775) характеризуется как переходный в политической культуре Египта. Благодаря действиям этих лидеров был осуществлен поворот Зеленев Е.И. Мусульманский Египет. СПб., 2007. С. 181. Holt P.M. The Beylicate in Ottoman Egypt During the Seventeenth Century. // Bulletin of the School of Oriental and African Studies. University of London. 1961. Vol.

24. No. 2. P. 214-248.

от коллегиально-деспотической модели управления, основанной на примитивных формах клановой и племенной демократии эпохи раннего средневековья, к монархии с наследственной передачей власти, которая установилась в Египте в период правления Мухаммада ‘Али (1805-1849).

Раздел 3.1. «Кризис коллегиальности бейликата и единоличное правление ‘Али-бея ал-Кабира» посвящен изучению основных тенденций в политическом развитии Египта, проявившихся в период деятельности выдающегося мамлюкского лидера османского Египта ‘Али-бея ал-Кабира.

Формирование бейликата, значительное укрепление власти мамлюков в Египте и выдвижение на лидирующие позиции «дома» Каздугли – военнополитического объединения, не имевшего достойных конкурентов ни в османской, ни в мамлюкской среде, создавало предпосылки для объединения Египта под властью сильного и независимого от Высокой Порты правителя.

‘Али-бей ал-Кабир, последний выдающийся мамлюкский правитель Египта, внес значительные изменения в существующую систему политических отношений. Он предпринял попытку создать централизованное суверенное государство и основать династию единоличных правителей Египта. За пять лет своего правления ‘Али-бей ал-Кабир добился беспрецедентных результатов. Он установил контроль над всеми военными и финансовыми ресурсами страны, подавил оппозицию, обеспечил безопасное движение судов и караванов и дал толчок развитию торговли.

Политическая карьера ‘Али-бея ал-Кабира представляет собой кульминацию в движении мамлюков османского периода к узурпации власти в Египте. В первой половине XVIII в. могущество мамлюков было еще ограничено присутствием османской администрации, которую в некоторой степени поддерживали оджаки, и авторитетом улемов. ‘Али-бей нарушил основной принцип функционирования бейликата, сломав систему неустойчивого политического равновесия, препятствовавшего установлению единоличной власти. Несоответствие политической программы ‘Али-бея существующим правовым установлениям и системе управления в целом привело к конфликту, результатом которого при ограниченных временных, военных и административных ресурсах, стала гибель политического лидера, рост внутримамлюкских междоусобиц и ослабление мамлюкского политического режима в целом.

Раздел 3.2 «Преемники ‘Али-бея ал-Кабира. Внутренняя политика бейликата во второй половине XVIII в.» посвящен изучению последнего периода господства мамлюкских беев в Египте, который связан с именами Мухаммад-бея ’Абу-з-Захаба, ’Ибрахим-бея и Мурад-бея (1775-1798).

Мухаммад-бей ’Абу-з-Захаб опробовал отличный от предложенного ‘Али-беем путь достижения суверенитета, предполагавший проявление лояльности по отношению к Высокой Порте и укрепление реальной, а не декларативной монополии на власть. Результатом стала непродолжительная политическая и экономическая стабильность в условиях единоличного и фактически независимого правления лидера бейликата при формальном признании мамлюками верховной власти османского султана.

Экономическую базу политического доминирования мамлюкских беев «дома» Каздугли составляли наиболее доходные области экономики Египта - сельское хозяйство и торговля. Политика централизации привела к тому, что традиционно мятежный Ас-Са‘ид находился под полным контролем лидера бейликата как при ‘Али-бее, так и при Мухаммад-бее. Денежные потоки и натуральная рента беспрепятственно стекались в Каир из Верхнего и Нижнего Египта. Завершение процесса планомерного вытеснения османских военных с приоритетных позиций в политической и экономической жизни страны позволило мамлюкам «дома» Каздугли установить контроль над доходами от торговых домов и коммерческих предприятий, имевшими ключевое значение в экономической структуре Египта.

Период правления ’Ибрахим-бея и Мурад-бея характеризуется усилением междоусобной борьбы среди мамлюков. Процесс воспроизводства эффективной в военном и политическом отношении элиты, являющийся ключевым элементом стабильности мамлюкского режима, был нарушен. Законность, в том числе на основе норм шариата, окончательно уступила место произволу и тирании. Ирригационная система и сельское хозяйство пришли в упадок, налоговая система Египта, истощенная в период активных военных действий за пределами страны, испытывала значительные перегрузки. Фактором, оказавшим серьезное влияние на ситуацию в стране, стал кризис системы ильтизам. Он привел к созданию предпосылок для формирования влиятельных социальных групп, состоявших из египтян–немамлюков и появлению новых тенденций в экономике, постепенно приобретавшей экспортно-ориентированную направленность. Напряженная международная обстановка в ближневосточном регионе обостряла политическую ситуацию.

В разделе 3.3 «Внешняя политика Египта в последней трети XVIII в.» рассмотрены факторы, повлиявшие на формирование внешней политики Египта в указанный период, и основные направления внешнеполитической деятельности мамлюкских беев.

Во второй половине XVIII в. Египет был вовлечен в борьбу европейских держав в рамках так называемого «Восточного вопроса». Политическая ситуация в восточном Средиземноморье являлась одним из определяющих факторов во внешней политике Египта, основными направлениями которой были завоевание восточного побережья Красного моря, захват сирийских и палестинских территорий, а также расширение политических, торговых и военных контактов с Европой.

Важную роль в формировании египетской внешней политики играли экономические причины. Присоединение Сирии, захват Йемена и портовых городов на аравийском побережье Красного моря должны были обеспечить восстановление торговых связей, необходимых для развития коммерческой активности в Египте. Расширение подконтрольных территорий обеспечивало мамлюкам защиту от внезапного вторжения со стороны Османской империи, а также нормальное функционирование властной элиты, нуждавшейся в экономической и геополитической базе для регулярного и эффективного пополнения своих рядов. Египетские мамлюки захватили большую часть областей Хиджаза и все крупные города левантийского побережья. Договоры о торговле были заключены с представителями европейского коммерческого сообщества.

Результаты, достигнутые мамлюками во внешней политике, носили временный характер. Благодаря тонкой политической игре, удачному стечению обстоятельств и отточенной до совершенства способности сохранять выжидательную позицию, правительство Высокой Порты, не предпринимая масштабных военных действий, восстановило власть османского султана в Сирии и Хиджазе и избавилось от трех своих самых опасных противников – ‘Али-бея ал-Кабира, Мухаммад-бея ’Абу-з-Захаба и палестинского шейха Дахира ал-‘Умара. Европейцы не спешили разворачивать коммерческую деятельность в Суэце, предпочитая сохранять свои привилегии в Средиземноморье и использовать Османскую империю как барьер российскому продвижению на Ближний Восток.

В Заключении автор подводит итоги работы и приходит к следующим выводам:

1. Одной из главных целей политики «османизации» в Египте было установление контроля Высокой Порты над мамлюкскими воинскими формированиями и использование их потенциала в интересах Османской империи. Попытка интеграции мамлюков в османскую административную систему дала им возможность реабилитироваться, набрать силы и создать собственную структуру самоуправления. Создание этой структуры было обусловлено применением общих для всех провинций Османской империи методов «османизации», принципом геополитического единства Египта и уникальным характером мамлюкской военно-политической элиты, прекрасно осведомленной об особенностях управления египетскими территориями.

2. К средине XVIII в. мамлюкские беи, несмотря на внутренние раздоры, закрепили за собой доминирующее положение в политической жизни Египта.

На основе синтеза традиционных для мамлюков принципов государственного и политического устройства, существовавших в доосманский период (XIIIXVI в.), и элементов османской имперской административной системы, внедренных после 1517 г., была сформирована оригинальная модель управления Египтом, получившая название «бейликат».

3. ‘Али-бей ал-Кабир (1768-1773) осуществил переход от корпоративного управления, контролируемого Высокой Портой, к единоличному и фактически независимому. Мамлюки подчинили себе военную, административную и финансовую системы Египта. Военные и дипломатические усилия, предпринятые лидерами «дома» Каздугли для развития торговли с европейцами и расширения своих владений за счет присоединения областей Хиджаза, Сирии, Палестины, определили приоритетные направления внешней политики Египта - завоевание восточного побережья Красного моря, захват сирийских и палестинских территорий, а также расширение политических, торговых и военных контактов с Европой 4. Кризис внутреннего управления, незавершенность процесса трансформации мамлюкской элиты из военно-политической в политэкономическую привели к тому, что она не смогла выступить единой силой, организующей и консолидирующей египетское общество. Мамлюкский политический режим постепенно утрачивал черты рационализма, поскольку без эффективных методов государственного управления и военного устройства, включая техническое перевооружение армии, обеспечить устойчивость нового политического режима и решить задачу достижения независимости было практически невозможно.

5. В период правления ’Ибрахим-бея и Мурад-бея (1775-1798) мамлюкская элита не обеспечивала защиту экономических и политических интересов страны в достаточной для поддержания стабильности степени.

Провинциальная экономика функционировала в рамках финансовой и бюрократической систем Османской империи, что являлось дополнительным фактором, позволявшим Блистательной Порте сохранять или периодически восстанавливать, утраченный под натиском египетских мамлюков, контроль над Египтом.

Формирование мамлюкского политического режима имело важнейшее значение в историческом развитии османского Египта. Эпоха поздних мамлюков стала началом медленного процесса социокультурной трансформации, который завершился в XIХ в. полномасштабной модернизацией египетского общества, созданием экономической системы и структуры государственного управления по европейской модели, но с сохранением сущностных особенностей, характерных для автохтонных, сугубо личностных форм функционирования публичной власти в Египте.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»