WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

При декомпенсированной ПН улучшение функционального состояния плода происходило лишь в случае совместного применения цитофлавина и перфторана, тогда как в остальных подгруппах нарушения быстро прогрессировали, заставляя прерывать беременность в интересах плода. Так, частота регистрации ареактивного НСТ и децелераций снижалась во 2-й основной подгруппе в 6,5 раз (р<0,001). Длительность эпизодов высокой вариабельности существенно увеличивалась (р<0,01), тогда как продолжительность эпизодов низкого ритма заметно не менялась. Следовательно, можно с уверенностью утверждать, что нарушения реактивности сердечнососудистой системы плода гипоксического генеза не нарастали, и его адаптивные возможности активизировались в большей мере.

Благоприятное воздействие цитофлавина и перфторана на клиническое течение беременности и состояние новорожденных, различная эффективность указанных методов терапии в зависимости от степени повреждения компенсаторных механизмов ФПК, получила в нашем исследовании четкое патогенетическое обоснование.

Согласно результатам собственных исследований, исходные нарушения в системе липопероксидации выражались в значительной активизации процессов ПОЛ при субкомпенсированной ПН (р<0,001), тогда как в фазу декомпенсации интенсивность свободнорадикальных реакций практически соответствовала уровню, характерному для неосложненной беременности, что, видимо, связано с истощением биоэнергетических возможностей организма и отсутствием необхо димого субстрата для окисления. АОСЗ оказывалась подавленной пропорционально степени выраженности компенсаторных нарушений - при субкомпенсированной ПН в 2, а при декомпенсированной – в 3 раза в сравнении с нормативным значением (р<0,001).

Введение в состав инфузионной терапии субкомпенсированной ПН цитофлавина, либо его сочетания с перфтораном способствовало нормализации показателей ПОЛ и ОАОА сыворотки крови. Так, уровень I max снижался в основных подгруппах в среднем в 1,8 раза (р<0,05), а отношение I max/S в той же степени возрастало (р<0,05). Традиционная инфузионная терапия не оказала нормализующего влияния на состояние системы липопероксидации.

При декомпенсированной ПН позитивные изменения вызвало лишь совместное использование цитофлавина с перфтораном, способным активно воздействовать на антиокислительные процессы путем индукции и повышения емкости систем водорастворимых антиоксидантов (Михайлов Г.М., 1993; Branca D., 1994; Маевский Е.И., 1998). Так, во 2-й основной подгруппе отношение I max/S возрастало в 2,1 раза (р<0,05), не достигая, однако, физиологических значений (р<0,05), а в контрольной и 1-й основной подгруппах существенной динамики в состоянии ОАОА сыворотки крови не отмечено.

Анализ собственных данных выявил существенные изменения количественного состава иммунокомпетентных клеток при субкомпенсированной ПН, с отчетливым смещением в сторону иммунодефицитного состояния при декомпенсированной форме. Так, изучение исходных показателей клеточного и гуморального звена иммунитета обнаружило тенденцию к снижению численности общих Т-лимфоцитов (CD3+), Т-хелперов (CD4+), NK-клеток (CD16+) и В-клеток (CD20+) в обеих группах пациенток, с достоверным уменьшением содержания общих Т-клеток (CD3+) и В-лимфоцитов (CD20+) при декомпенсированной ПН (р<0,05). Количество цитотоксических клеток (CD8+), напротив, возрастало, – соответственно, на 35,8 % и 42,3 % (р<0,001), усиливая иммунорегуляторный дисбаланс. Число активированных лимфоцитов (CD25+) превышало физиологический уровень в I группе женщин в 3,6 раза (р<0,001), а во II – почти в 5 раз (р<0,001), что, видимо, обусловлено высокой частотой сопутствующей инфекционной патологии, вызывающей системный иммунный ответ клеточного типа. Выявляемая дисглобулинемия – снижение концентрации сывороточных Ig G, - соответственно, на 17,2 % (р<0,05) и 26,2 % (р<0,01), при одновременном значительном (р<0,001) повышении Ig М – на 45,7 % и 31,6 %, повидимому, обусловлена поликлональной активацией В-лимфоцитов бактериальными липополисахаридами при нарушении процесса переключения синтеза Ig М на Ig G. Повышение концентраций ЦИК, соответственно, на 8,8 % (р<0,05) и 13,7 % (р<0,01), явилось свидетельством нарушений в системе неспецифической резистентности организма с существенным подавлением бактерицидной – на 27,9 % и 33,8 % (р<0,001), и поглотительной – на 9,6 % и 12,6 % (р<0,05) активности нейтрофилов, несмотря на увеличение общей численности потенциальных фагоцитов в спонтанном НСТ-тесте – на 58,3 % (р<0,01) и 31,5 % (р<0,05). Содержание нейтрофилов, способных восстанавливать нитросиний тетразолий в процессе стимулированного теста, в нашем исследовании отчетливо коррелировало со степенью нарушений в системе ПОЛ: r=0,(р=0,0007), отражая активизированное фагоцитозом усиление ферментативной функции полиморфноядерных лейкоцитов (ПЯЛ) при субкомпенсированной ПН, которая при декомпенсированном течении, напротив, оказывалась подавленной в связи с серьезными изменениями липидного спектра сыворотки и мембран нейтрофилов (Маянский А.Н., 1983; Ishida K., 1995).

Проводимая терапия субкомпенсированной ПН оказала выраженный иммуномодулирующий эффект в обеих основных подгруппах, однако наиболее сбалансированные изменения имели место в случае совместного использования цитофлавина и перфторана, что, видимо, обусловлено синергичным действием препаратов на иммунитет и активность системы мононуклеарных фагоцитов (Кузнецова И.Н., 2001; Исаков В.А., 2006). Так, в 1-й основной подгруппе достоверные изменения выявлены лишь в отношении уменьшения числа активированных Т-лимфоцитов (CD25+), концентрации Ig M и содержания НСТ-позитивных нейтрофилов в спонтанном тесте (р<0,05), при одновременной нормализации поглотительной активности ПЯЛ. Во 2-й основной подгруппе после завершения лечения численность общих Т-лимфоцитов (CD3+), Т-хелперов (CD4+), NK-клеток (CD16+) и В-клеток (CD20+) нормализовалась, а содержание цитотоксических клеток (CD8+) (р<0,05) и активированных Т-лимфоцитов (CD25+) (р<0,01) достоверно снизилось, нивелируя иммунорегуляторный дисбаланс. Дисглобулинемия не выявлялась - в связи с возрастанием Ig G (р<0,05), и одновременным уменьшением уровня Ig М (р<0,05). Концентрация ЦИК нормализовалась (р<0,05), с аналогичными изменениями в отношении бактерицидной и поглотительной активности нейтрофилов.

При некомпенсированном течении ПН адекватное иммунокорригирующее действие комплексной инфузионной терапии, проводимой в рамках подготовки к предстоящему родоразрешению, выявлено только в случае совместного использования в ее составе цитофлавина и перфторана. Так, у пациенток 2-й основной подгруппы нормализовалось содержание общих Тлимфоцитов (CD3+), Т-хелперов (CD4+), NK-клеток (CD16+) и В-лимфоцитов (CD20+). Количество цитотоксических клеток (CD8+) и содержание активированных Т-лимфоцитов (CD25+) достоверно (р<0,05) снизилось, не достигая, однако, физиологических значений (р<0,01). Несколько уменьшились проявления дисглобулинемии - за счет нормализации содержания Ig G (р<0,05) и снижения концентрации Ig М (р<0,05). Количество ЦИК также нормализовалось, с аналогичными изменениями в отношении числа фагоцитирующих и НСТ-позитивных нейтрофилов, что достоверно повысило бактерицидный резерв ПЯЛ (р<0,05).

Согласно результатам нашего исследования, перестройка системы гемокоагуляции при субкомпенсированном течении ПН затрагивала сосудисто-тромбоцитарное и прокоагулянтное зве нья, тогда как при декомпенсации практически соответствовала синдрому ДВС хронического течения. Так, число тромбоцитов имело отчетливую тенденцию к снижению при одновременном повышении их агрегационной активности у 47,1 % пациенток I группы, и у 100 % - II. Явления гиперкоагуляции наблюдались у 66,5 % пациенток в I группе, и у 100 % - во II, где также отмечалась стойкая тенденция к повышению фибринолитической активности плазмы.

Изменения показателей тромбоцитарного и коагуляционного звеньев свертывающей системы крови под влиянием проводимой терапии субкомпенсированной ПН в нашем исследовании свидетельствовали о том, что цитофлавин и его сочетание с перфтораном оказывали однонаправленное корригирующее действие, однако более выраженное улучшение гемореологических свойств крови наблюдалось в случае комбинированного применения препаратов. Так, после завершения лечения в 1-й основной подгруппе агрегационная активность тромбоцитов снизилась в тестах с ристомицином и АДФ (р<0,05), а во 2-й основной подгруппе – в тестах со всеми индукторами (р<0,01). Содержание фибриногена и РКФМ достоверно уменьшилось в обеих подгруппах (р<0,05), аналогичные изменения произошли с показателем протромбинового индекса (ПТИ) (р<0,05) и состоянием фибринолитической активности плазмы (р<0,01), однако под влиянием дополнительного использования перфторана РКФМ, ПТИ и фибринолитическая активность снижались более значимо (р<0,001). Достаточное удлинение АЧТВ также имело место лишь во 2-й основной подгруппе (р<0,05). Следует отметить, что достоверного улучшения показателей свертывающей системы крови под влиянием традиционной терапии в нашем исследовании выявить не удалось.

При декомпенсированной ПН эффективную стабилизацию системы гемостаза обеспечивало лишь совместное использование цитофлавина и перфторана. Так, во 2-й основной подгруппе агрегационная активность тромбоцитов достоверно снижалась в тестах со всеми индукторами (р<0,01), с однонаправленными изменениями в отношении уровня фибриногена (р<0,05) и концентрации РКФМ (р<0,001). Активность прокоагулянтных факторов существенно уменьшалась, приводя к удлинению АЧТВ (р<0,05) и снижению ПТИ (р<0,001). Одновременно нормализовалось содержание АТ III (р<0,001) и существенно уменьшалась фибринолитическая активность плазмы (р<0,01). В 1-й основной подгруппе значимо снижалась лишь фибринолитическая активность плазмы (р<0,05), а в контроле проявления гиперкоагуляции и некоторой активации фибринолиза сохранялись.

Согласно результатам собственных исследований, исходное содержание биологически активных веществ плодового происхождения – АФП и Э3 в сыворотке крови матери оказалось существенно ниже уровня медианы, при субкомпенсированной ПН приближаясь к пороговым значениям, а при декомпенсированной – выходя за их пределы. Концентрация ХГТ при субкомпенсированной ПН возрастала, а в случае декомпенсации приближалась к нормативным значениям, отражая истощение процесса дифференциации клеток цитотрофобласта (Шмагель К.В., 2003;

Кветной И.М., 2005). Содержание ТБГ в I группе пациенток оказалось существенно сниженным, свидетельствуя о нарушениях процесса созревания и значительных структурных повреждениях плаценты (Ismail A.A., 1992; Посисеева Л.В., 2004), тогда как во II группе - соответствовало уровню медианы, что, видимо, обусловлено тяжелыми воспалительными и деструктивными изменениями трофобласта, сопряженными с массивным выбросом пептида в материнский кровоток (Кудряшов А.Г., 2001). ПЛ при субкомпенсированной ПН находился в пределах нормативных значений, тогда как в случае декомпенсированного течения приближался к нижней границе пороговых отклонений, являясь свидетельством тяжелого страдания внутриутробного плода (Серов В.Н., 1997; Сидорова И.С., 2000).

Проводимая терапия субкомпенсированной ПН оказала достаточное корригирующее влияние на функциональное состояние ФПК лишь в случае включения в ее состав цитофлавина, либо его сочетания с перфтораном. Так, в обеих основных подгруппах нормализовалось содержание АФП (р<0,001), ПЛ (р<0,01) и ТБГ (р<0,001). Однако следует отметить, что только в случае совместного использования препаратов наблюдалось существенное снижение уровня ХГТ (р<0,001) и заметное возрастание концентрации Э3 (р<0,05), связанное, возможно, не только с улучшением функционального состояния плода, но и с повышением проходимости плацентарного барьера в условиях улучшенной оксигенации межворсинчатого пространства.

При декомпенсированной ПН эффективное воздействие оказало лишь совместное использование цитофлавина и перфторана, тогда как в контрольной и 1-й основной подгруппах исходная дисфункция ФПК прогрессировала. Так, во 2-й основной подгруппе имело место достоверное повышение концентраций АФП (р<0,01), с аналогичной тенденцией в отношении Э3 и ПЛ, а содержание ХГТ и уровень ТБГ оставались более стабильными.

Патоморфологическое исследование плацент выявило отчетливую (р=0,0271) отрицательную корреляцию площади патологических макроочагов, которая относительно площади плацент составляла при субкомпенсированной ПН в среднем 11,8 %, а при декомпенсированной 28,1 %, с уровнем ТБГ перед родоразрешением: r=-0,862, подтверждающую диагностическую значимость определения концентрации пептида в целях уточнения степени структурных повреждений плаценты.

Следует отметить, что при сопоставлении результатов морфологического исследования последов от пациенток с субкомпенсированной ПН мы получили четкое обоснование эффективности терапии с использованием цитофлавина и перфторана. Так, масса и объем плацент от женщин обеих основных подгрупп в сравнении с контролем оказались существенно выше (р<0,001), площадь патологических макроочагов - в 2 раза меньше (р<0,001), строение ворсинчатого дерева значительно чаще соответствовало гестационному сроку (р<0,05), а вариант патологической незрелости в виде дефицита терминальных специализированных ворсин выявлялся в 2,5 раза реже, что, по мнению K.Benirschke (1990), является свидетельством достаточной оксигенации межворсинчатого пространства. Компенсаторно-приспособительные реакции встречались в 2 раза чаще (р<0,001), а инволютивно-дистрофические изменения плаценты (р<0,05) и оболочек (р<0,001) - достоверно реже, обеспечивая их адекватное функциональное состояние. Следует, однако, отметить, что более равномерное кровенаполнение плацентарной ткани (р<0,05) и уменьшение частоты гипоксического поражения плодных оболочек (р<0,01) имело место лишь в случае совместного использования цитофлавина и перфторана.

Морфологическое исследование последов при декомпенсированной ПН существенного изменения площади патологических макроочагов под влиянием цитофлавина и его сочетания с перфтораном не выявило, что, видимо, связано, с исходно тяжелыми деструктивными процессами и выраженными сосудистыми расстройствами, ставшими морфологической основой для повреждения основных компенсаторных механизмов ФПК. Следует, однако, отметить, что совместное применение препаратов обеспечивало увеличение массы и объема плацент в сравнении с контрольной (р<0,01) и 1-й основной подгруппами (р<0,05), способствовало более равномерному кровенаполнению плацентарной ткани (р<0,01), достоверно уменьшало гипоксические изменения плодных оболочек (р<0,05), в 2,1 раза активизировало компенсаторно-приспособительные реакции (р<0,05), и снижало частоту инволютивно-дистрофических нарушений в плаценте и оболочках (р<0,001), нормализуя процессы продукции околоплодных вод.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»