WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. М.В.Ломоносова ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

На правах рукописи

Ильина Татьяна Анатольевна ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ АНТИЧНОЙ КОРОПЛАСТИКИ БОСПОРА:

опыт комплексного анализа материалов святилища на Майской горе близ Фанагории Специальность 07.00.06. «Археология» (исторические наук

и)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Москва – 2008

Работа выполнена на кафедре археологии исторического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова.

Научный консультант: кандидат исторических наук, доцент Попова Е.А.

Научный консультант: доктор физико-математических наук Бураков К.С.

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Масленников А.А.

кандидат исторических наук Крапивина В.В.

Ведущая организация: Государственный исторический музей

Защита диссертации состоится «24» ноября 2008 г. в «_» часов на заседании диссертационного совета Д.501.001.78 по археологии, этнологии и антропологии при МГУ им. М.В. Ломоносова по адресу: 119991, г. Москва, Ломоносовский проспект, д. 27, корп. 4, сектор «А», этаж 4, аудитория 418.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале Научной библиотеки МГУ им. М.В.Ломоносова.

Автореферат разослан «_»_ 2008 г.

Ученый секретарь Диссертационного Совета кандидат исторических наук Зверева Ю.И.

2

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Среди художественной продукции греческих мастеров, дошедшей до нас от античной эпохи, наиболее многочисленны фигурки из обожженной глины (терракоты) - изделия коропластов.

Продолжительно время существования этого вида искусства, воплотившегося в различных типах и вариантах - от схематичных «идолов» микенской эпохи до «реалистичных» персонажей классики, эллинизма и затем «примитивов» римского времени.

Как продукция ремесленного производства, античные терракотовые статуэтки были предметом торговли. Несложность их изготовления, доступность всем слоям населения наряду с недолговечностью самих фигурок обуславливали их массовое производство и широкий спрос. Изделия коропластов были повсеместно распространены и в Северном Причерноморье, в частности, на Боспоре. Этот вид товара поступал сюда из Центральной Греции, Италии и Малой Азии. Здесь с привозных образцов нередко снимались формы (матрицы), в которых из местной глины изготавливались новые партии изделий. Из одного центра в другой перемещались и сами коропласты, перенося в новое место традиции и навыки ремесла своего полиса. Таким образом, сам по себе факт распространения определенного типа терракот не может служить доказательством его производства в этом регионе, однако данный вопрос решает материал, из которого они изготовлены - глина. При длительном местном воспроизводстве (копировании) определенного типа весьма важным становится вопрос о датировке серии этих изделий, притом, что для определения хронологии стилистические черты конкретного периода во многом теряют свою актуальность.

Продукция местных мастерских заслуживает самого пристального внимания как материал, характеризующий ту среду, для которой она предназначалась. Возможно, в жизни древних греков не существовало строгих установок относительно предназначения терракотовых статуэток. Иногда об этом свидетельствуют обстоятельства находок, особенности производства терракот, их иконография и сюжеты.

Начиная с раннего времени глиняные фигурки, служили приношением в храм, на домашний алтарь, сопровождали погребение. Спрос на те или иные типы терракот, приносившихся в качестве даров, определял популярность избранного круга сюжетов.

Состояние исследования коропластики. Изучение терракоты в зарубежной и отечественной науке сводится к поиску решений вышеперечисленных проблем: происхождения, типологии, интерпретации и назначения. Предшествующие исследования развивались в следующих направлениях:

1. Систематизированы и каталогизированы терракотовые статуэтки из крупнейших музейных собраний [Chesterman, 1974; Higgins, 1954; 1974;

Knoblauch, 1937; Mollard – Besques, 1963; Paul, 1962; Античная коропластика, 1978], в том числе составлен многотомный свод терракот, хранящихся в коллекциях России и на Украине [САИ, Г1-11, т. I-IV, 1970, 1974].

2. На основании сюжетов изображения, иконографии и стилистических особенностей в массе терракотовых фигурок выделены отдельные типы и определена их хронология [Knoblauch, 1937; Neutsch, 1952]. Это направление будет развиваться и в дальнейшем по мере открытия новых вариантов и видов статуэток.

3. Разработан метод выделения ряда серий терракот, восходящих к одному оригиналу, на основе установления закономерностей в изменении формы и размеров статуэток, сделанных в матрицах, снятых с готовых образцов «первого», «второго» и последующих поколений тиража [Jastrow, 1941; Nichols, 1952].

4. Использование историко-культурного подхода, основанного на рассмотрении терракот, происходящих из одного комплекса, для решения ряда вопросов хронологии, своеобразия художественных форм, содержания образов, определения роли и значения терракот [Н.П. Кондаков, 1879;

А.А. Передольской, 1950, 1955, 1957, 1962]. Примерами комплексного подхода являются также работы Ф. Круассан [Croissant, 1983] и Дж.П. Уленброк [Uhlenbrock, 1990], посвященные изучению архаических протом. Н.Н. Исаева [1984], рассматривая статуэтки эпохи классики, демонстрирует необходимость изучения серийного материала для понимания семантики образа исследуемых терракот.

На основе накопленных знаний были предприняты попытки написать историю развития греческой коропластики [Higgins, 1954, 1972; Paul, 1959;

Chesterman, 1974; Бритова, 1969]. Специальные работы, посвященные исследованию истории коропластики Северного Причерноморья немногочисленны [Кобылина, 1961; Денисова, 1981; Русяева, 1983]. В них намечена история развития местного производства, выделена категория привозных изделий и определены направления некоторых торговых и культурных связей в отдельные периоды существования Боспорского государства.

Анализ состояния исследования этой категории материала в настоящее время выявил недостаточность применения только формально-типологического подхода для определения места производства, датирования терракот и интерпретации представленных на них персонажей. Дальнейшее исследование коропластики требует поиска новых решений для обозначенных проблем.

5. Поскольку при изготовлении терракоты подвергались обжигу, в их изучении возможно применение естественнонаучных методов, основанных прежде всего на опыте геофизических изысканий. Предшествующие исследования геофизическими способами археологического материала выработали определенные методы работы с керамической продукцией [Телье, 1959; Эйткин, 1963]. Начатые в 70-е годы, они сейчас успешно развиваются как одно из направлений Института физики Земли РАН. За это время усовершенствовалась техника лабораторных исследований, таким образом, появилась возможность использовать эти методы на новом уровне [Бураков, Начасова, 1997; 2002].

Цели и задачи диссертационного исследования. Основная цель диссертации состоит в обработке и многостороннем анализе комплекса материалов святилища на Майской горе близ Фанагории. Его осуществление связано с решением целого ряда задач:

- выделение иконографических типов терракот, обнаруженных в т.н. «закрытом комплексе» святилища;

- определение места и особенностей производства рассматриваемых терракот;

- разработка метода хронологической идентификации отдельных типов терракот;

- предложение интерпретации сюжетов и функциональной роли терракот.

Источниковая база работы. Базой работы послужила коллекция терракот из святилища на Майской горе (грязевая сопка Шапурская), близ Фанагории, открытого в результате раскопок экспедиции ГМИИ им. А.С.

Пушкина в 1958, 1959, 1961 гг. под руководством И.Д. Марченко. Коллекция хранится в фондах ГМИИ им. А.С. Пушкина (Москва) и насчитывает экспоната. В качестве сравнительного материала привлекались терракоты, найденные на античных памятниках Северного Причерноморья и Средиземноморья, хранящиеся в музеях России (ГИМ, Эрмитаж, Анапский археологический музей-заповедник, Таманский музейный комплекс, Темрюкский историко-археологический музей), Украины (Национальный заповедник Херсонес Таврический, Керченский историко-археологический музей), а также музеях Греции, Турции, Италии, Болгарии, Франции, Великобритании.

Количественный состав и серийный характер материала позволяют выявить особенности производства, проследить развитие отдельных типов терракот, определить хронологические рамки их существования, выявить общегреческие, и, по возможности, местные технологические, иконографические и стилистические тенденции развития коропластики, проследить зависимость репертуара типов от культовых требований.

Немаловажными факторами при выборе комплекса терракот Майской горы стали: состав коллекций античных терракот в ГМИИ им. А.С. Пушкина и слабая степень изученности данного вида боспорской коропластики.

Хронологические рамки исследования. Комплекс датируют по совокупности происходящего из него материала (амфорные клейма, чернолаковая керамика, монеты) хронологическим периодом от середины V до середины III в. до н.э. [Егорова, Ильина, Кутинова, 2007]. Этим периодом определяются и хронологические рамки исследования.

Методика работы основывается на использовании типологического, иконографического, «механического» и археомагнитного анализа.

Научная новизна работы заключается в том, что в ней на серийном материале проводится комплексный анализ, направленный на решение не одной, а целого круга проблем изучения античной коропластики. Работа направлена на совершенствование методики исследования терракот.

Практическая значимость. Использование наработок, полученных в результате искусствоведческих и геофизических изысканий, соединение этих методов в одном исследовании представляется перспективным. Подобный подход дает возможность не только конкретизировать хронологию типов боспорских терракот, сузить датировки ранее изученных памятников, датировать беспаспортные экспонаты, но и вычленять подделки в музейных коллекциях.

Апробация работы. Основные положения диссертации были отражены в докладах на Отчетной сессии ГМИИ им. А.С. Пушкина (2005, 2006, 2008);

Международных конференциях и семинарах в Москве (2006), СанктПетербурге (2007), Керчи (2001), Анкаре (2000), Салониках (2002), Измире (2007). Материалы диссертации обсуждались на заседаниях Отдела Древнего мира ГМИИ им. А.С. Пушкина Структура работы. Диссертация состоит из введения, пяти глав, включающих одиннадцать параграфов, заключения, приложений виде каталога и альбома с иллюстрациями исследуемого материала и списка литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении отмечается актуальность работы; дается подробная характеристика современному состоянию изучения проблемы; формулируются цели и задачи диссертации; определяются: источниковедческая база, хронологические рамки и методология работы; отмечается научная новизна и практическое значение исследования.

Глава I. Боспорское святилище на Майской горе: история исследования, архитектурные объекты, комплекс находок. Майская гора (г.

Шапурская; 45°11'23"N 37°0'0"E; 60,2 м) расположена в 1,0 км к югу от городища Фанагория на Таманском полуострове. Сведения о раскопках здесь курганов сохранились в архиве Археологической комиссии. К. К. Герц в 1859 г.

раскопал три кургана и насыпи к востоку от горы Блевака, в 1869 и 1872 гг.

здесь же вел работы И. Е. Забелин, после чего в 1874 г. В.Г. Тизенгаузен раскопал 11 курганов [ОАК за 1859, 1869, 1872, 1874 гг.]. В 1880 и 1885 гг. курган к югозападу от горы Блевака исследовал Н. П. Кондаков [ОАК за 1880, 1885 гг.].

В 1947 г. М. М. Кобылина проводила раскопки некрополя, расположенного на северном склоне горы [Кобылина, 1948].

В результате раскопок, проводимых на площадке, расположенной между кратерами двух грязевых вулканов, было открыто здание антового типа (12,0 х 9,3 м), построенное, судя по находкам, в конце IV - начале III в. до н. э., и прекратившее свое существование в первой четверти I в. до н.э. [Марченко, 1963, с. 89]. К югу от храма при расчистке природной расселины (длина 12,0 м;

глубина 2.2 м; ширина вверху 3,0 м, внизу - 0,4 м) найдено большое количество разбитых терракот (1164 экземпляра), чернолаковых сосудов, фанагорийской столовой керамики, фрагментов амфор (около 11 тыс. стенок) [Марченко, 1962, с. 130, табл. IV, VI].

Первоначальный анализ находок из расселины позволил автору раскопок ограничить период ее функционирования концом VI – началом II в. до н. э.

[Марченко, 1962, с. 132]. Однако проведенное нами более детальное исследование комплекса выявило, что самым ранним материалом (конец VI в.

до н.э.) являются фигуры «ионийского» типа, а самым поздним – рубеж III-II вв.

до н.э. – фрагменты терракот «беотийского» типа. Остальной материал не выходит за рамки середины V – середины III в. до н.э.

В.И. Денисова, обратив внимание на значительное расхождение между датами терракот и остального материала, поставила вопрос о правильности датирования фигурок только по иконографическим признакам [Денисова, 1981, с. 27]. Она также высказала предположение о возможности бытования некоторых типов терракот в местной коропластике в течение более длительного периода, чем это принято считать, и предложила «омолодить» памятник на полстолетия.

По мнению И.Д. Марченко все рассмотренные предметы являются единовременным сбросом использованного храмового инвентаря [Марченко, 1962, с. 122]. Однако, как показывают археологические раскопки подобных комплексов, фависсы регулярно пополнялись, высвобождая в храмах место для новых приношений. Нам также трудно поверить, что хранящийся где-то на протяжении нескольких столетий (двух или трех, в зависимости от предложенных датировок материала) инвентарь был откуда-то извлечен и специально перемещен в это углубление в почве. Кроме того, беспорядочное залегание разных по времени находок ставит выводы автора раскопок под сомнение.

Pages:     || 2 | 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»