WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

В первой главе «Теоретические предпосылки исследования высказываний со значением «предложение» и «совет» в современной лингвистике» рассматривается понятие речевого акта в теории речевых актов и теории дискурса, освещаются различные подходы в изучении высказываний со значением «предложение» и «совет», определяется статус суггестивных речевых актов относительно других директивных речевых актов, а также обосновывается необходимость применения когнитивно-прагматического подхода к анализу речеактного содержания исследуемых высказываний.

Выявление социопрагматических и психологических факторов, влияющих на воплощение речеактного содержания высказываний со значением «предложение» и «совет», основывается на анализе их функционирования в дискурсе, в ходе которого собеседники постоянно обмениваются ролями, создавая непрерывный интерактивный процесс, обусловливающий выбор типа речевого действия и способа его осуществления. Речевые акты являются элементарными единицами дискурса, под которым большинство отечественных и зарубежных лингвистов понимает форму использования языка в совокупности его когнитивного и коммуникативного аспектов в условиях экстралингвистической реальности, детерминируемой типом социокультурной общности и взаимодействием с другими людьми [Падучева, 1982;

Арутюнова, 1990; Кибрик, 1994; Степанов, 1995; Кубрякова, Александрова, 1997; Миронова, 1997; Демьянков, 2000; Карасик, 2000; Серио, 2001; Макаров, 2003; Петрова, 2003; Седов, 2003; Филипс, Йоргенсен, 2004; Sacks, Schegloff, Gefferson, 1974; Sinclair, Coulthard, 1975; van Dijk, 1981; Edmondson, 1981; Levinson, 1983: Vanderveken, 1992; Schiffrin, 1994; Chafe, 1996].

Иными словами, актуализация коммуникативного потенциала исследуемых речевых актов происходит в результате функционирования в условиях дискурса, где они, преследуя собственные иллокутивные цели, подчинены макростратегии дискурса и развивают его в определенном направлении.

Комплексный анализ суггестивных речевых актов еще не проводился. Тем не менее, различные аспекты высказываний со значением «предложение» и «совет» не раз становились объектом изучения отечественных и зарубежных лингвистов. В большинстве исследований статус суггестивных актов определяется относительно других директивных речевых актов [Першикова, 1987; Аринштейн, 1990; Бирюлин, 1990; Беляева, 1992; Разгуляева, 2000; Храковский, Володин, 2002;

Деренич, 2003]. Некоторые исследователи отмечают социокультурные особенности функционирования речевых актов предложения и совета в сравнительно-сопоставительном аспекте [Корнеева, 1998; Цурикова, Бочарова, 1998; Архипенкова, 2005; Ohata, 2004] или описывают функциональные особенности отдельных речевых актов, входящих в подтип суггестивных речевых актов, в синхроническом [Никифорова, 1988; Яковлева, 1991; Белошапкова, Саранцацрал, 1994; Шелковских, 1995; Tucker, 1983; Hudson, 1990] или диахроническом аспекте [Ложечникова, 2003].

В содержательном плане суггестивные речевые акты представляют собой попытку склонить собеседника к выполнению или невыполнению некоторого действия. Суггестивы – это наименее конфликтные директивные речевые акты, поскольку их функционирование связано с предоставлением адресату свободы в выборе стратегий поведения. В своем исследовании мы, вслед за Э.Г. Деренич, полагаем, что высказывания со значением «предложение» и «совет» располагаются ближе к периферии функционально-семантического поля «побуждение» в силу того, что направлены не столько на каузацию действия, сколько на обоснование целесообразности его выполнения [Деренич, 2003: 135-140].

Порождение суггестивного высказывания в ходе интеракции связано с некоторой проблемной ситуацией, не имеющей прямого отношения к говорящему. Иными словами, мотив, посредством которого человек соотносит цель со средством его достижения [Михайлов, 1991: 95], при реализации интенции предложения и совета является внешним по отношению к субъекту. Суггестивные речевые акты полисубъектны, поскольку ориентированы на адресата как на субъекта, определяющего успешность иллокутивного акта. По этой причине речевое поведение говорящего при реализации суггестивных речевых актов напрямую зависит от стратегий вежливого поведения.

Поскольку формирование и интерпретация смысла высказывания, являющегося актуализатором соответствующего речевого акта, происходит посредством привлечения накопленного раннее опыта, выбор из всего спектра лингвистических и экстралингвистических знаний осуществляется путем построения общей когнитивной модели дискурсивного действия, а также выявления ее наиболее значимых компонентов [Демьянков, 1990; Кубрякова, 2004]. В таком случае, если рассматривать речевой акт как конвенциональное действие, это приводит нас к понятию фрейма как способу хранения обобщенных знаний об этом действии. Соответственно, предпосылки, предшествующие порождению высказываний со значением «предложение» и «совет», следует искать в последовательности когнитивных событий в сознании говорящего.

В своем исследовании мы придерживаемся точки зрения тех лингвистов, которые считают, что прототипические черты речевых актов могут быть представлены с помощью соответствующих речевых глаголов [Гловинская, 1993; Wunderlich, 1976, Verschueren, 1980; Wierzbicka, 1987]. По этой причине для выявления содержательной модели суггестивных речевых актов и ее анализа мы обратились к соответствующей глагольной лексике. Наиболее полное освещение речевых замыслов, воплощаемых глаголами-суггестивами, может быть достигнуто с помощью фреймового анализа их семантики, поскольку такой анализ позволяет рассматривать их как интегральные компоненты общего концептуального пространства, покрываемого фреймами «предложение» и «совет».

Вторая глава «Реализация фреймового потенциала глаголовсуггестивов в дискурсе» посвящена анализу механизмов активизации сценарных фреймов «предложение» и «совет» с помощью соответствующих глаголов. В главе дается сравнительное описание структурносемантических и синтагматических свойств глаголов, репрезентирующих фреймы «предложение» и «совет», выявляются обязательные и факультативные компоненты этих фреймов, а также определяется степень их взаимопроникновения.

Рассматриваемые глаголы мы разделили на пропозивы (offer, propose, suggest) и адвизивы (advise, recommend, consult, counsel, admonish, warn, caution) в зависимости от того, как они отражают признаки ситуации необлигаторного побуждения. Эти признаки, являясь элементарными значениями в семантической структуре глаголовсуггестивов, входят в качестве составных компонентов во фреймы «предложение» и «совет». Указанные глаголы, объективируя на языковом уровне ситуацию необлигаторного побуждения и моделируя ее как определенным образом структурированный фрейм, отражают как способ, так и содержание предложения и совета. В целях выявления структурных составляющих этого фрейма и их анализа мы представили его в виде пропозиции как способа репрезентации определенного отрезка действительности в форме взаимодействия предиката и его аргументов.

В ходе анализа эмпирического материала мы пришли к выводу, что когнитивно-пропозициональная модель сценарных фреймов «предложение» и «совет» образована обязательными и факультативными компонентами, коррелирующими с участниками активизируемой ситуации. Облигаторные компоненты фреймов, обязательно входящие в семантическую интерпретацию высказывания, образуют его пропозициональную модель и представлены субъектом, предикатом предложения или совета, объектом-бенефициативом и объективом.

Рассмотрим подробнее каждый из актантов, замещающий аргументные позиции при предикате, представленном глаголом-суггестивом, и определим его роль в развертывании описываемой пропозиции.

Компонент субъект представлен лицом, являющимся источником каузируемого действия и наделенным следующими характеристиками – инициативность, активность и волитивность. Первые два признака обусловлены агентивной ролью субъекта. Признак волитивность связан с тем, что субъект, являясь каузатором действия, реализует определенные интенции. Это может быть подчеркнуто использованием различных лексико-синтаксических структур, как это иллюстрируют следующие примеры:

(1) Suddenly this morning it occurred to me that you were the man to advise me, so I hurried to you now, and I place myself unreservedly in your hands. [Doyle, 2004: 339] Субъект фрейма «совет» характеризуется также признаками авторитетность и оценочность, поскольку, вводя пропозицию, он высказывает свое мнение относительно ее бенефактивности для объекта, а также наделяется статусным преимуществом.

В роли объекта-бенефициатива также выступает только одушевленный денотат, который как объект речевого воздействия, с одной стороны, и как объект побуждения, с другой, совмещает семантические функции пациенса и бенефициатива:

(2) One winter night, as we sat together by the fire, I ventured to suggest to him that... he might employ the next two hours in making our room a little more habitable. [Doyle, 2004: 429] (3) Certainly clients here would be advised to choose their account numbers at random. [Brown: http://www.fictionbook.ru] Обязательно входя в семантическую интерпретацию высказывания, компонент объект-бенефициатив зачастую не бывает представлен в поверхностной структуре высказывания:

(4) I don’t recommend that line of talk. [Cronin, 1987: 58] Характерной чертой фрейма «предложение» является возможное совмещение функций субъекта и объекта каузации, происходящее на этапе реализации и заключающееся в том, что субъект и объект совместно выполняют пропозируемое действие, неся, таким образом, семантические функции агентива. К примеру:

(5) When I danced with Ailie she suddenly suggested that we go outside to a car. [Fitzgerald, 1983: 48] Что касается объектива (инактивного объекта, объекта цели), то его референтом способна выступать ситуация, представленная неодушевленным денотатом, неличной формой глагола, а также придаточным предложением. Рассмотрим следующие примеры:

(6) He offered me his unlimited sympathy for, in effect, my recent emotional and financial setbacks. [Salinger, 1982: 127] (7) He said I was overworked and recommended me to go for a cruise. [Maugham, 1999: 181] (8) The police didn’t suggest your returning to Andover [Christie, 1989: 24] (9) Experts advise that the sunscreen be reapplied every one in two hours. [LED, 2005: 20] Итак, в наиболее нейтральном виде ситуация, репрезентируемая глаголами-суггестивами, предполагает наличие, по меньшей мере, двух собеседников, один из которых побуждает другого к совершению действия. Для акцентуации того или иного облигаторного компонента, образующего когнитивно-пропозициональную модель фреймов «предложение» и «совет», в структуру высказываний с исследуемыми глаголами вводятся различные лексико-синтаксические средства, способствующие модификации их смысла и актуализации необлигаторных компонентов.

Среди необлигаторных компонентов, осуществляющих комплиментарное оформление репрезентируемой ситуации, выделим следующие:

– возможность (10) “I cannot possibly advise you if you try to deceive me,” said he.

[Doyle, 2004: 108] – вынужденность (11) He stayed right where he was until good manners forced her to offer to make him a drink too. [BNC, JXV] – волитивность (12) But, at present, for myself of all events, I wish to offer up thanks for a merciful deliverance. [English Short Stories of the 20th Century, 1988: 221] – намерение (13) Of course, I was just going to offer it. [Dreiser, 1972: 284] – уверенность (14) Now her mother made bold to suggest it as her own choice.

[Dreiser, 1972: 110] – способ (15) They had met when Peter was in trouble before, and Phillip Addison had quietly offered to help him. [Steel, 2004: 47] – отношение (16) Shall I turn on the moving-picture machine, sir” suggested the negro deferentially. [Fitzgerald, 1983: 19] – эмоциональное состояние (17) Miles now suggested impatiently that Joel come back with them since Stella had so much to say. [Dreiser, 1972: 210] Смысловой доминантой лексико-семантической группы глаголов-суггестивов, способной идентифицировать оба фрейма, является глагол suggest. Прежде всего, это обусловлено способностью глагола употребляться в пропозиции всех глаголов-суггестивов, а также его семантическими особенностями, детерминирующими относительную свободу использования. Способность глагола отражать одновременно признаки фреймов «предложение» и «совет» свидетельствует о том, что глагол suggest репрезентирует общий фрейм «предложение/совет», речевая реализация которого зависит от коммуникативнопрагматических параметров контекста. В соответствие с этим, фреймы, активизируемые глаголами со значением «предложение» и «совет», являются взаимопересекающимися и взаимопроникающими. В актах коммуникации это проявляется в виде интеграции значений предложения и совета, способствующей одновременной реализации обеих иллокутивных сил.

Данные, полученные в ходе анализа фактического материала, показали также, что указанные глаголы могут ассоциироваться с различными вариантами в рамках общей структуры фреймов «предложение» и «совет», то есть субфреймов, актуализирующих различные аспекты описываемой ситуации. Фрейм «предложение» ассоциируется со следующим ситуациями – предложение-молитва, предложениежертвоприношение, предложение-предоставление, готовность к выполнению действия, предложение вступить в брак, собственно предложение, побуждение к совместному действию, предложениерекомендация. Эти субфреймы охватывают всю область значений анализируемых глаголов. При этом некоторые из этих субфреймов свойственны всей группе глаголов-пропозивов, а некоторые, напротив, входят во фреймовую структуру только одного из анализируемых глаголов.

Актуализации субфреймов «предложение-жертвоприношение» и «предложение-молитва» способствует глагол offer, представленный в синтаксической конструкции to offer something up to somebody:

(18) It was Meg’s miserable job, the ragstore; she sorted out the wools from linen. And occasionally small finds, some coins, a banknote in a pocket. She would offer up a silent prayer. [BNC, BNC] (19) – and now he, Braddock Washington, Emperor of Diamonds, king and priest of the age of gold, arbiter of splendor and luxury, would offer up a treasure such as princes before him had never dreamed of, offer it up not in suppliance, but in pride. [Fitzgerald, 1979: 66] Субъект каузации в репрезентируемых субфреймах наделен признаком подчиненность, в результате чего в статусном отношении он ниже объекта (Бога), который, в свою очередь, выводится пресуппозиционно, на основании знаний о ситуации.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»