WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

В силу ограниченного числа описания наиболее часто встречающихся причинно-следственных связей в системе обеспечения военной безопасности, а также отсутствия достаточного числа исследований в области налогообложения населения России в XVIII в., автор прибегнул к традиционному набору характеристик, выявляющих социальноэкономическое положение населения Юга России того времени и системы обеспечения Украинской ландмилиции материальными и финансовыми ресурсами. Однако при всей кажущейся привлекательности вышеназванной методики в виду отсутствия полноты информации не представляется возможным сделать вывод о полномасштабной оценке соотношения динамики развития системы военной безопасности южных территорий и уровня жизни населения.

Научная новизна исследования. На основе достоверной информации впервые в одном исследовании наиболее полно раскрывается малоизученный пласт истории формирования южной группировки войск и колонизации южных земель России XVII–XVIII вв. С хронологической последовательностью исследуется исторический опыт модернизации системы содержания войск и косвенно расставляются акценты в решении современных внутригосударственных проблем, связанных с содержанием вооруженных сил.

Диссертация является первой монографической работой, в которой причинно-следственные связи истории становления и развития укрепсооружений на юге России в XVII–XVIII вв. стали объектом специального исследования. Отдельные аспекты освещались и исследовались в отечественной историографии ранее, однако исследователи рассматривали историю южных укрепсооружений в иных контекстах. По Украинской линии и Украинскому ландмилицкому корпусу практически отсутствуют научные работы. В силу этого систематизированное исследование осуществлено впервые.

В диссертации впервые вводится в научный оборот значительный фактический материал, хранящийся в центральных и региональных архивах и выявленный автором (карты и схемы Украинской линии и укрепсооружений, полные штаты Украинской ландмилиции), что вызывает интерес к истории содержания войск на юге России в XVII–XVIII вв. как к объекту специального аналитического исследования. При этом использование общепринятых методов изучения истории не отрицает новых технологий и приемов, а лишь предоставляет опорную базу знаний для развития новых исторических исследований.

В результате всего комплекса проведенных работ появилась возможность сделать выводы:

-об исторических и социально-политических предпосылках возникновения и функционирования Украинского ландмилицкого корпуса и расселения его на Украинской линии;

-об эффективности содержания нерегулярных войск на юге России за счет различных форм налогообложения населения;

-о низкой степени жизнеспособности содержания войск по поселенному принципу и в режиме самообеспечения, что в условиях реформирования Вооруженных сил и перехода на контрактную службу имеет справочноаналитическое значение.

-о том, что создание Украинской линии в целом преследовавшее решение стратегических задач вело за собой много негативных последствий для населения южного театра боевых действий, которым ранее историки не оказывали надлежащего внимания.

Материалы диссертации предоставляют возможность обосновано хронометрировать события и предать широкой огласке архивные материалы, позволив, тем самым, на основе анализа выявленного, но не получившего дальнейшего обобщения фактографического материала, расширить, углубить историческое осмысление событий на юге России в XVIII в.

На основе количественных методов исследования, путем сопоставления накопленного фактического материала получены новые данные для доказательства исторической объективности в оценке событий. В частности:

- идеальным результатом строительства должно было стать не временное укрепление обороны, а систематическое размещение пехотных и кавалерийских полков во вновь сооруженным населенным пунктам, создание системы подготовки войск, которые могли бы со временем противостоять татарам;

- при составлении планов строительства военные стратеги были более увлечены идеей построения обороны, нежели поиском средств на ее реализацию;

- сооружение Линии и размещение на ней ландмилиции было сверхобременительно для народа.

Материалы диссертации, раскрывая историю зарождения, развития и «падения» Линии и Украинского ландмилицкого корпуса, наряду с исторически значимыми фактами и событиями, тактическими подходами к построению обороны предоставляют возможность для детального анализа соотношения сил и средств на южных рубежах России того времени, дают количественную и качественную оценку целесообразности понесенных государством материальных затрат и величины материально и морального бремени, возложенного на плечи русского человека.

При исследовании военно-политического и экономического значения Украинской линии и Украинского ландмилицкого корпуса в диссертации:

- сделан анализ исследовательской и научной работы историков на основе изучения их научных публикаций.

- уточнено соотношение различных аспектов военно-политической и общественно-экономической деятельности органов государственной власти России в ХVIII в.;

- раскрыты социально-политические и военно-политические предпосылки создания данного оборонительного форпоста юга России;

- фактически доказаны причинно-следственные связи влияния изменений соотношения противоборствующих сторон на потребность государства в содержании такого рода оборонительных сооружениях и ландмилиции;

- на примере изучения организационно-штатной структуры ландмилиции сделан вывод об экономической эффективности содержания такого рода войск.

Разработка этой темы в конечном итоге позволяет детально проанализировать стратегическую деятельность военного и политического руководства России в XVIII в. по оптимальному решению задач обороны южных рубежей, содержанию войск с одновременным повышением жизненного уровня населения.

Большое количество проработанного документального и литературного материала позволяет считать исследование единственным в своем роде.

Практическая значимость исследования. Материалы диссертации могут быть использованы в обобщающих исследованиях по истории Юга России XVII–XVIII вв., военной истории России, историко-правовым аспектам функционирования государства Петровской и Екатерининской эпох истории строительства укрепсооружений данного периода, истории фортификации, а также для разработки общих и специальных курсов в учебных заведениях как общего, так и профессионального типа.

Апробация работы осуществлялась в публикациях и выступлениях автора на научных конференциях.

Структура диссертации. Работа состоит из Введения, 3 глав, содержащих 6 параграфов, Заключения, Списка источников и литературы, Приложений. Такое структурирование позволяет минимизировать потери исторической логики в ходе освещения причинно-следственных связей формирования и существования Украинского ландмилицкого корпуса, а также его расселение на Украинской линии.

II. Основное содержание работы

Во Введении диссертации обосновывается актуальность и научная значимость темы, выявляется степень ее изученности и обеспеченность источниковой базой, определяются хронологические рамки, формулируются объект, предмет, цель, задачи и методы исследования, обосновывается новизна исследования, содержание выносимых на защиту положений.

Глава 1: «Военно-политические предпосылки создания Украинской линии и Украинского ландмилицкого корпуса». В первом параграфе проанализированы основополагающие исторические предпосылки, составившие основу для изучения военно-политических предпосылок построения обороны от набегов степняков-кочевников южных и юговосточных рубежей России до возникновения планов построения Украинской линии и размещения на ней Украинского ландмилицкого корпуса с периода X–XI вв., когда князь Владимир Святославич для обороны рубежей Киевского государства стал создавать на границе со Степью систему оборонительных рубежей. Затем, спустя 5 веков перед московскими государями снова встала проблема обороны южных границ от набегов воинственных крымских татар. Золотая Орда к этому времени уже практически прекратила существование. Однако появившиеся на ее месте несколько независимых друг от друга ханств и орд по прежнему оставались недружелюбно настроенными по отношению к Российскому государству.

Диссертантом приведены Царские грамоты Воронежскому воеводе В.П. Кропоткину «…о доставлении подробных сведений о приходе татар к Орлову городку и об объявлении быть наготове по случаю прихода крымского царя с нагайскими людьми на Украину, об избрании места на построение вместо Усмани и Олова другого города по случаю частых татарских набегов»1, являющиеся подлинным свидетельством серьезности возникшей проблемы. При этом усиление караульной службы в Воронеже и уезде под Орловом на рр.Усмань и Хава не препятствовали появлению «татарских воинских людей»2.

В диссертации акцентируется внимание на том, что не только своим стратегическим положением были опасны татары. Их войско отличалось высокой боеспособностью и было весьма серьезным противником. Крымские и ногайские армии практически целиком были конными, причем подавляющее большинство воинов были легковооруженными лучниками.

Для формулирования выводов о достаточно широком фронте набегов мелких татарских подразделений, практически не встречавших достойного сопротивления, в диссертации цитируются «Отписки Воронежскому воеводе М.М. Карташову Усманского, Землянского, Коротоянского, Костенского и др. уездных воевод о том, что «появились татары на нагайской стороне у Лысой горки. Наказные памяти о сборе всех служилых людей для похода против татар, для оказания им сопротивления; доезды воронежских казаков и стрельцов»3. Мобилизованные для исследования документы и материалы позволяют говорить о том, что при отсутствии дальней разведки в степи и службы оповещения о набегах спастись от такого нашествия было практически невозможно, тем более что «татары стремились никогда не Государственный архив Воронежской области (Далее ГАВО). «Воронежская приказная изба» И-182. Оп. 3. Д. 8.

ГАВО «Воронежская приказная изба» И-182. Оп. 3. Д. 24.

ГАВО. «Воронежская приказная изба» И-182. Оп. 3. Д. 512, 400.

задерживаться на одном и том же месте более двух дней»1, Весь набег занимал несколько дней, иногда несколько недель, если только хан не шел походом к сердцу России – к Москве. «Таким образом, менее нежели в две недели, захватив более 50 тыс. жителей, татары уводят их, после дележа, в улусы и продают в неволю»2. При сравнении тактики и стратегии татар с особенностями европейских армий конца XV – нач. XVII вв. диссертант подтверждает достоверность утверждения в Ф. Броделя о том, что «обычная европейская армия того времени бороться с ними на равных не могла»3.

На основании исследованных материалов можно говорить о том, что борьба с татарской угрозой являлась предметом постоянной заботы российского правительства, начиная с Василия III и кончая Федором Алексеевичем. На протяжении более чем 200 лет тактика и стратегия обороны степной границы от набегов кочевников постоянно отрабатывались и совершенствовались. Одним из способов перекрыть доступ татарам к сердцу Российского государства стало создание так называемых засечных черт на юге России. Они представляли собой систему пограничных крепостей и укреплений с гарнизонами из служилых людей, контролировавших главные дороги, по которым крымчаки ежегодно совершали походы на Россию. Последовательное возведение засечных черт, каждая из которых на несколько десятков или сотен километров южнее предыдущей, систем оборонительных сооружений, «строительство двойного ряда укреплений и надолбов от Усманского острожка до Истобного леса в связи с участившимися набегами крымских татар»4 стало русским ответом на татарскую угрозу. Вместе с тем исследование подтверждает справедливость вывода Г.А. Санина о том, что «…московская система была тяжеловесной, не приносила «блистательных» побед, но она лучше охраняла окраинное население и постепенно отодвигала линию обороны к югу…»5.

По мнению соискателя, историю инженерного укрепления южной границы Российского государства можно разделить на два основных этапа.

На первом – строительство Белгородской черты, начатое вскоре после завершения Смоленской войны 1632–1634 гг., ознаменовало конец этой оборонительной стадии борьбы на южной границе. С возведением в 70-х гг.

XVII в. Изюмской черты начался постепенный переход к «инженерному наступлению». Однако с началом подготовки войск к наступательным операциям Изюмская и тем более Белгородская черты уже не в полной мере соответствовали требованиям момента и не могли в полной мере обеспечить юг России от татарской угрозы. Кроме того, напрашивалась идея создания отдельного корпуса войск, в задачу которого входило бы несение постоянной пограничной службы в этих укреплениях и поддержание их в боеспособном Манштейн Х.-Г. Указ. соч. С. 92.

Боплан Г. Указ. соч. С. 52.

Российский государственный архив древних актов (Далее – РГАДА). Ф. 248. Кн. 555.

Л. 249.

ГАВО. «Воронежская приказная изба» И-182. Оп. 4. Д. 9.

Санин Г.А. Отношения России и Украины с Крымским ханством в середине XVII века. М., 1987. С. 134.

состоянии. Пока же такая система не была создана, южная граница России оставалась уязвимой от неприятельских набегов.

Во втором параграфе первой главы, опираясь на широкий круг источников, проводится исследование процесса заселения степного края на Юге Росси, то есть решение одной из важнейших проблем — соотношение народной и правительственной ролей в ходе «колонизации»1.

Густонаселенная южная окраина Московского государства в XVII в.

«оживает» только во второй половине столетия. Возникает целый ряд городов (Воронеж, Белгород, Валуйки, Оскол) поселений и деревень.

Возрождается Курск, совсем исчезнувший на время монгольского ига2.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»