WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Внутритекстовые парадигмы, характерные для одного произведения, могут характеризовать образ персонажа: «Тонкая талия – пышные волосы – трудная любовь – долгая жизнь – дети, которых волочат за руку по морям и континентам» (Т. Толстая. Йорик). Это парадигма с контактным расположением компонентов; включает конструкций. Сочетания, образующие парадигму, по тематической направленности можно разделить на две части: с интегральными семами «внешние данные» (тонкая талия, пышные волосы) и с общими семами «судьба, жизненный путь» (трудная любовь, долгая жизнь; дети, которых волочат за руку). Первая часть представлена узуальными конструкциями тонкая талия, пышные волосы, которые часто встречаются в художественной прозе, во второй части преобладают единицы с окказиональной сочетаемостью: трудная любовь (ср.: стабильное сочетание трудная жизнь), дети, которых волочат за руку по морям и континентам.

Благодаря этому создается многоаспектная характеристика человека – внешности и духовного мира женщины, ее жизни. Конструкции-штампы художественной речи (тонкая талия, пышные волосы) становятся более информативными, получая приращение смысла. Функции указанной текстовой парадигмы – обобщить характеристику персонажа и его жизни;

повысить информативность и экспрессивные свойства стабильных сочетаний слов, деавтоматизировать восприятие текста читателями.

Межтекстовые парадигмы, выявляемые при сопоставлении разных произведений автора, отражают работу писателя над языком, определяют доминантные признаки стиля, помогая установить его динамику. В такие межтекстовые парадигмы объединяются словосочетания из нескольких произведений автора, близких по теме и проблематике: «…это поприще давало ему возможность проявить свою отчаянную смелость и писательское мастерство в создании <…> галереи портретов сталинских полководцев и рядовых тружеников тыла…», «И в каждом из этих сборников возникали перед любителями поэзии образы героических немногословных мужчин, тружеников, или лучше сказать профессионалов войны…» (В. Аксенов. Москва Ква-Ква), «Этих ребят, что часами торчат в воде, подкарауливая свою волну, <…> можно по праву назвать «тружениками моря», «Сейчас из моря вылезут остальные «труженики» «Школы Лярокка»…» (В. Аксенов. Редкие земли). Штампы публицистики вводятся писателем в текст или без трансформации (труженики тыла), или с изменением их структуры (профессионалы войны). В романе «Редкие земли» В. Аксенов переосмысливает узуальное сочетание труженики моря, говоря о любителях серфинга, и создает окказиональную конструкцию по его модели:

труженики Школы Лярокка. Благодаря парадигме выявляются приемы, используемые писателем для актуализации выразительных свойств стабильных сочетаний слов, – обновление формы (состава лексических компонентов), семантики единиц.

Межтекстовые парадигмы, связанные с произведениями разных авторов, могут быть базой для рассмотрения таких вопросов, как состав штампов в системе современного языка, приемы включения в текст, основные функции стабильных сочетаний слов и динамика их экспрессивности. Межтекстовые парадигмы этого типа могут состоять из тематически близких сочетаний слов, разных по употребительности: «Таков все-таки современный человек, во всяком случае, тот, кого позднее стали называть «новым русским» (В. Аксенов. Редкие земли), «Прошла под осуждающими взглядами бронированных бойцов охраны, под взглядами торговых работниц, на дух не выносящих неновых нерусских» (Т. Толстая.

Ложка для картоф), «Тяжелые русские», увы, сделали свое дело, создали образ русского медведя, отпугнули всех, кого могли, и теперь бегут от них во все стороны. «Лёгкие русские», не понимая, за что, почему, растерянно окликают убегающих...» (Т. Толстая. Русский мир). В парадигму включаются наименования, используемые для характеристики персонажей, – узуальное сочетание слов новые русские и экспрессивные авторские конструкции: неновые нерусские, лёгкие русские, тяжёлые русские. Они образованы по модели стандартного сочетания новые русские, применяемого для обозначения российских бизнесменов, разбогатевших в конце 80-х – начале 90-х годов (Толковый словарь русского языка начала XXI века.

Актуальная лексика [Текст] / Под ред. Г.Н. Скляревской. – М., 2006. С.661).

Изменение внешних связей и структуры прилагательного с помощью приставки, выражающей отрицание, приводит к преобразованию семантики сочетания в целом: новые русские – «богатые», а неновые нерусские – «люди среднего достатка». Конструкции лёгкие русские и тяжёлые русские являются контекстуальными антонимами. Тяжёлые русские ассоциируются у писательницы с образом медведя (ср.: смотреть медведем («неодобрительно об угрюмом человеке»), как медведь («большой, неуклюжий»), сидеть как медведь в берлоге («об одиноком человеке, не желающем общаться»), силен как медведь («обладающий большой силой»)). В понимании Т. Толстой, тяжёлые русские - невежественные, недалёкие люди. Лёгкими русскими писательница называет образованных людей, мыслящих, которым небезразлична судьба России. Уровень материальной обеспеченности в этих наименованиях отодвинут на второй план, в центре внимания – духовная сущность русского человека. Парадигма имеет высокую степень обобщения, суммирует наблюдения над жизнью людей. Эта парадигма представляет интерес и потому, что по модели штампов создаются новые конструкции, характеризующиеся высокой экспрессивностью.

В художественной и публицистической речи текстовые парадигмы могут выполнять разные функции: деавтоматизируют восприятие текста читателями (стабильные сочетания слов становятся более информативными);

обобщают характеристику персонажей; выражают ироническую оценку штампов, их употребления как малоинформативных единиц.

Построение текстовых парадигм у каждого писателя своеобразно.

Использование этих парадигм в произведениях В. Войновича отражает дух эпохи и колорит исторического времени, поэтому в качестве их основных компонентов обычно используются узуальные единицы без трансформации.

В прозе В. Аксенова текстовые парадигмы становятся основой для языковой игры. Благодаря парадигмам штампов, имеющимся в произведениях Т. Толстой, усиливается внимание к эстетическим свойствам стабильных сочетаний слов, семантике единиц. Через все произведения писательницы проходит мысль о том, что штампованные сочетания приводят к нравственному «обнищанию». В ее творчестве подвергаются осмеянию штампы разных типов. Т. Толстая называет их «дубовыми неловкостями стиля», «натужным притворством», «словесными комками и колтунами» (Т. Толстая. Русский человек на рандеву).

Экспрессивность штампов – явление динамическое. Позитивно оцениваемую динамику экспрессивности штампов можно определить терминологически с помощью дифференциации экспрессивной функции 1 и экспрессивной функции 2. Экспрессивная функция 1 связана с традиционным применением единиц, оно приводит к снижению выразительности у конструкций. Экспрессивная функция 2 представляет собой соединение функции выражения эмоций и оценки с эстетической функцией (использованием единицы для улучшения внешней формы речи).

Стабильное сочетание при традиционном применении в речи воспринимается как штамп: «Но если Аглая была недовольна медленным развитием событий, то ее сосед Марк Семенович Шубкин, светоч прогресса, был недоволен направлением этого развития» (В. Войнович.

Монументальная пропаганда). А при употреблении его с целью выражения иронии может стать более экспрессивным: «Нью-Йорк таймс», светоч прогресса, сообщает читателям, что «кулич» - это вид кекса с добавкой смеси мягких сыров» (Т. Толстая. Туда-сюда-обратно). Грамматически стержневой компонент конструкции светоч имеет значение «тот, кто несет просвещение, истину, свободу, а также источник истины, свободы» (Солганик: 587). Лексикографами приводится серия образованных по одной модели сочетаний с указанным существительным: светоч истины, светоч ума, светоч науки, светоч правды, светоч свободы, светоч прогресса, светоч мира (Солганик: 587), среди которых присутствует и анализируемая конструкция (при традиционном применении представляющая собой штамп).

Но в цитированном тексте словосочетание светоч прогресса употребляется не для характеристики политически или исторически значимой личности, а применительно к американскому изданию, сообщающему читателям неправдоподобную информацию. Как справедливо отмечает Е. А. Земская, при таком употреблении всегда возникает «резкий эффект, часто имеющий ёрнический характер» (Земская, Е.А. Клише новояза и цитация в языке постсоветского общества [Текст] /Е.А. Земская // Вопросы языкознания.

1996. №3. С.559). Во втором примере семантика конструкции светоч прогресса получает ироническую окраску вследствие изменения синтагматических связей – светочем, источником истины называется издание, сообщающее искаженные факты. При традиционном серийном употреблении выразительные свойства единицы снижаются (определим такое применение как экспрессивную функцию 1), но творческое мотивированное использование конструкции в тексте повышает степень ее экспрессивности (рассмотрим ее при помощи термина экспрессивная функция 2, имея в виду собственно экспрессивную и эстетическую функции).

Таким образом, для штампов с исходной экспрессивной функцией динамика экспрессивности может быть обобщена при помощи схемы: экспрессивная функция 1 => экспрессивная функция 2.

Как штампы могут восприниматься стандарты делового стиля (исходной функцией для которых является номинативная), немотивированно используемые в другом стиле речи. Употребление в речи конструкций делового стиля применительно к бытовой ситуации нарушает нормы разговорного стиля речи и превращает сочетания слов в штампы – единицы с неуместной экспрессивностью. Иногда стандарты делового стиля появляются в неофициальной речи рассказчика из желания человека улучшить восприятие собственной личности: «Ну да/ слушай/ это…м…сейчас конечно жуткая вещь происходит// Я говорю/ налагают взыскание/ и никто не может заикнуться о несправедливости решения» (Русская разговорная речь.

Тексты: 75). Для делового стиля серийность средств выражения является одним из характерных и позитивно оцениваемых признаков стиля. Однако структура налагать взыскание, в деловой речи выполняющая номинативную функцию, при использовании её в разговорной речи как экспрессивного средства воспринимается как штамп. Это изменение в восприятии конструкции объясняется несоответствием между ситуацией общения и стилистической окраской единицы. Сочетание приобретает экспрессивность, оцениваемую негативно: номинативная функция замещается экспрессивной функцией 1: термин экспрессивная функция с индексом 1 используем, чтобы отметить снижение выразительности конструкции в результате стилистического рассогласования штампа с другими элементами текста.

Конструкции официально-делового стиля могут стать выразительными под влиянием синтагматических связей – употребления их рядом с экспрессивными фразеологизмами. Эти изменения и причины преобразования единиц делового стиля в штампы хорошо видны благодаря игре, затеянной героями рассказа Татьяны Толстой: «Женечка взволнованно входила на веранду, и, обводя всех тревожным взглядом, говорила: «Розу точит червь» - «Дать ему по шее», - скучали мы. «Поставить на вид». – «И лишить квартальной премии» (Т. Толстая. Самая любимая). В этом тексте сталкиваются экспрессивный фразеологизм дать по шее («решительно пресекать какие-либо действия, наказывать» (БАС: XI, 423)) и конструкция розу точит червь, включающая составной термин. В текст вводятся высоко частотные единицы разных стилей: заимствованные из официального стиля (поставить на вид, лишить квартальной премии и грубо-просторечный фразеологизм (дать по шее). Смысл стандартного сочетания делового стиля поставить на вид в таком контексте усложняется: оно характеризует речь персонажа.

Динамика семантических свойств речевых штампов с производной экспрессивной функцией может быть представлена в схеме: номинативная функция => экспрессивная функция 1 => экспрессивная функция 2.

Номинативная функция является первичной для формул делового стиля.

Термин экспрессивная функция 1 указывает на то, что в процессе немотивированного употребления конструкций персонажами рассказа выразительные свойства единицы снижаются. Термином экспрессивная функция 2 обращается внимание на мастерство писателя, благодаря которому структуры используются для речевой характеристики персонажей (собственно экспрессивная функция осложняется эстетической).

Признаками динамичности экспрессивных свойств штампов следует считать варьирование семантики и внешней формы конструкций, изменение функций, переход штампов из одного стиля в другой, осложнение собственно экспрессивной функции эстетической.

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования, формулируются основные выводы и намечаются дальнейшие перспективы в работе над проблемой экспрессивности штампов. Представляет интерес анализ штампов и приемов их актуализации в тексте как параметр для определения идиостиля писателя.

Основные положения диссертации отражены в следующих работах:

1. Гринкевич (Вахненко), Е.В. Клише и штамп [Текст] / Е.В. Гринкевич // Язык. Дискурс. Текст: Материалы Международной научной конференции. – Ростов н/Д, 2004. (0,1 п.л.) 2. Гринкевич (Вахненко), Е.В. Десемантизация как причина появления штампов [Текст]/ Е.В. Гринкевич // Функционально-системный подход к исследованию языковых единиц разных уровней: Материалы межвузовский научной конференции. – Ростов н/Д, 2004. (0,2 п.л.) 3. Гринкевич, Е.В. Стереотипы: когнитивный аспект [Текст]/ Е.В. Гринкевич // Язык. Дискурс. Текст: Материалы II Международной научной конференции. – Ростов н/Д, 2005. (0,3 п.л.) 4. Гринкевич, Е.В. Типы речевых штампов как единиц, характеризующихся сниженной степенью экспрессивности [Текст]/ Е.В. Гринкевич // Словесность: традиции и современность. – Ростов н/Д, 2006. (0,3 п.л.) 5. Гринкевич, Е.В. Речевые штампы: особенности их применения как экспрессивного средства [Текст]/ Е.В. Гринкевич // Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2006. – №10. (0,4 п.л.) 6. Гринкевич, Е.В. Обновление синтагматических связей как способ повышения экспрессивности стабильных сочетаний слов в прозе Татьяны Толстой [Текст]/ Е.В. Гринкевич // Язык. Дискурс. Текст: Материалы III Международной конференции. – Ростов н/Д, 2007. (0,4 п.л.) Подписано в печать _2007. Формат 60 х 84/16.

Ротапринт. Объём 1,0 п.л. Тираж 100 экз. Заказ № _.

ИПО ПИ ЮФУ 344082, г. Ростов-на-Дону, ул. Б. Садовая, 33.

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»