WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Другим критерием, определяющим сущность свидетеля в уголовном процессе, является, в соответствии с предписанием той же ч. 1 ст. 56 УПК РФ, факт вызова лица на допрос в качестве свидетеля, который должен быть произведен в установленном законом порядке компетентным должностным лицом, ведущим расследование по уголовному делу, или судом.

Однако лицо может стать свидетелем по уголовному делу и без вызова, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 187 УПК РФ следователь вправе, если посчитает это необходимым, провести допрос по месту нахождения допрашиваемого. Кроме того, в соответствии с ч. 4 ст. 271 УПК РФ суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля, явившегося в суд по инициативе сторон, и в этих случаях лицо становится свидетелем с момента начала его допроса.

Соответственно, при указанных обстоятельствах лицо становится свидетелем без его вызова для дачи показаний.

С учетом указанных в данном параграфе обстоятельств предлагается уточненное определение понятия свидетеля, изложенное выше.

Процессуальное положение свидетеля не сводится только лишь к совокупности прав и обязанностей этого субъекта уголовного судопроизводства. В его структуру неотъемлемой частью входят те правовые средства, которые обеспечивают реализацию этих прав и обязанностей. К их числу относятся прежде всего различные правовые гарантии обеспечения прав свидетеля, в том числе и меры, направленные на защиту свидетеля от противоправных посягательств. В понятие процессуального положения свидетеля следует включать и меры ответственности, применяемые в случае неисполнения им его обязанностей. Широкое толкование сущности процессуального положения свидетеля позволяет дать правильный и всесторонний анализ всех существующих проблем, затрагивающих предмет настоящего исследования.

Во втором параграфе «Права свидетеля» исследуются, прежде всего, те права свидетеля, которые, по мнению автора, разработаны в научной литературе недостаточно глубоко и в силу этого нуждаются в особом внимании.

В соответствии с п. 5 ч. 4 ст. 56 УПК РФ свидетель вправе являться на допрос с адвокатом. Рассматриваемое право не должно отождествляться с правом подозреваемого, обвиняемого на защиту. Отказ следователя (дознавателя) либо суда в удовлетворении ходатайства свидетеля о том, чтобы его допросили в присутствии адвоката, не может считаться безусловным основанием для признания показаний такого свидетеля недопустимым доказательством. В этих случаях при решении вопроса о недопустимости показаний следует выяснять причины отказа в допуске адвоката к участию в допросе свидетеля.

Свидетелю всегда должен быть предоставлен переводчик, даже если имеются данные о том, что он владеет языком судопроизводства. Для проверки факта владения свидетелем языком судопроизводства с целью решения вопроса о допустимости ранее данных им показаний возможен допрос лица, производившего его допрос на стадии предварительного расследования, а также иных лиц.

В третьем параграфе «Свидетельские привилегии» анализируется одна из проблем, связанных с характеристикой прав и обязанностей свидетеля ± с предусматриваемой законом его возможности (а иногда и обязанности) отказаться от дачи показаний.

Называть право свидетеля полностью или частично отказаться от дачи показаний в предусмотренных законом случаях свидетельским иммунитетом представляется неправильным, в частности, в связи с тем, что юридическая доктрина во многих странах мира придает этому термину иное значение2.

Понятие «свидетельского иммунитета», как отмечено выше, уже давно получило развитие в правовой системе США, где оно тесно связано с институтом иммунитета от юридической ответственности. В самом общем виде под свидетельским иммунитетом понимается институт освобождения свидетеля от уголовной ответственности за те деяния, об обстоятельствах которых он принуждается дать показания (обычно с целью изобличения иных лиц, виновных в тех же преступлениях).

Начиная с 90-х годов прошлого века многие отечественные авторы, исследовавшие вопросы оценки показаний свидетеля, в силу каких-то труднообъяснимых обстоятельств свидетельским иммунитетом стали именовать право свидетеля отказаться от дачи показаний. Данная позиция получила широкое распространение в уголовно-процессуальной науке и нашла соответствующее отражение в УПК РФ. Но ее едва ли можно признать бесспорной. Развивающееся международное сотрудничество в области уголовной юстиции и соблюдения прав человека требует от его участников, наряду с прочим, единообразного и взаимоприемлемого употребления юридических терминов и понятий.

Нельзя также игнорировать тот факт, что этимология слова «иммунитет» не соответствует тому значению, которое придается ему в УПК РФ. Термин «иммунитет» имеет латинское происхождение и означает освобождение от чего-либо, изъятие из-под действия какого-либо правила.

О трактовке понятий «свидетельский иммунитет» и «свидетельские привилегии» в современных юридических словарях и энциклопедиях см. Приложения 1 и 2 к диссертации.

Анализ российского опыта в сфере защиты охраняемых законом тайн, а также соответствующего опыта международного сотрудничества в данной области подсказывает также целесообразность введения в научный оборот понятия «свидетельских привилегий», его теоретической разработки, и, главным образом, создания системы уголовно-процессуальных норм, обеспечивающих реализацию привилегий такого рода.

По мнению диссертанта, свидетельской привилегией следует считать право свидетеля полностью или в части отказаться от дачи показаний в предусмотренных законом случаях. При этом привилегии свидетеля являются особым видом прав, поскольку служат не только мерой возможного поведения свидетеля, но и гарантией невмешательства компетентных органов государства в определенные отношения, а зачастую и императивным запретом, препятствующим допросу свидетеля даже при наличии желания последнего дать показания. Свидетельские привилегии можно было бы разделить на две группы:

1) свидетельские привилегии, которыми свидетель пользуется в силу предоставленного ему права (личные свидетельские привилегии);

2) свидетельские привилегии, основанные на запретах разглашения охраняемых законом тайн.

Значение предусмотренного ст. 51 Конституции РФ права свидетеля отказаться от дачи показаний против себя самого состоит в том, что изобличение виновных в совершении преступления в уголовном процессе ± это задача стороны обвинения.

Другой свидетельской привилегией, предусмотренной ст. Конституции РФ, является право отказаться от дачи показаний против своих супруга и близких родственников. Анализ законодательства, в том числе о семье и браке, дает основания утверждать, что только нахождение свидетеля в состоянии законного брака порождает право отказаться от дачи показаний против своего супруга.

Пункт 1 ч. 3. ст. 56 УПК РФ предлагается изложить в иной редакции (см. выше).

Исторически одной из первых свидетельских привилегий является право адвоката отказаться давать показания об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с осуществлением защиты по уголовному делу и оказанием иной юридической помощи.

В случае заявления адвокатом-защитником мотивированного ходатайства о его допросе об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с осуществлением полномочий защитника и оказанием им юридической помощи, такое ходатайство подлежит удовлетворению, если, разумеется, обвиняемый не возражает против этого. Данный вывод напрямую вытекает из правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в определении от 6 июля 2000 года № 128-О. При этом непосредственно после допроса такого защитника, дознаватель, следователь или суд решают вопрос о его отводе в соответствии с ч. 2 ст. 72, ч. 1 ст. 69 УПК РФ.

В диссертации высказывается также рекомендация отказа от допроса помощников или стажеров адвокатов о любых обстоятельствах, раскрытие которых может привести к разглашению адвокатской тайны.

Согласно п. 4 ч. 3 ст. 56 УПК РФ не подлежит допросу в качестве свидетеля священнослужитель об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди. Автор предлагает определение понятия исповеди, которое приведено выше.

В диссертации также рассматриваются свидетельские привилегии, связанные в тайной усыновления и тайной завещания.

Журналистская тайна является одним из видов профессиональных тайн, охраняемых российским законодательством.

В УПК РФ должен быть предусмотрен запрет допроса свидетеля - сотрудника редакции, журналиста об источнике информации, предоставленной на конфиденциальной основе, в случае, если допрос производится на досудебных стадиях. Помимо этого, в УПК РФ требуется внести дополнения, регламентирующие порядок предоставления сведений о лице ± источнике информации в ходе судебного разбирательства. В случае, если суд первой инстанции сочтет необходимым обязать сотрудника редакции, журналиста раскрыть источник конфиденциальной информации, то должно быть вынесено мотивированное постановление, в котором указывается конкретный источник сведений, подлежащий раскрытию.

Мотивом к принятию судом указанного решения может служить необходимость проверки показаний сотрудника редакции, в том числе и путем допроса в качестве свидетеля лица ± источника информации.

Существует ряд других охраняемых законом тайн, раскрытие которых при производстве по уголовным делам требует соблюдения определенных установленных законом условий. К числу этих тайн относятся государственная, коммерческая, банковская, аудиторская, врачебная тайны, и ряд иных тайн. В диссертации автор анализирует положения законодательства, регулирующие эти тайны, и выясняет их соотношение со свидетельскими привилегиями.

По мнению автора, в УПК РФ должна быть предусмотрена отдельная глава, в которой будут урегулированы вопросы, касающиеся свидетельских привилегий и порядка раскрытия охраняемых законом тайн. Особого внимания заслуживает разработка правил получения сведений о такого рода тайнах от свидетелей, а равно и мер, ограждающих эти тайны от разглашения.

Четвертый параграф «Обязанности свидетеля» посвящен предусмотренным законом обязанностям свидетеля.

Если толковать норму п. 2 ч. 6 ст. 56 УПК РФ формально, то получается, что запрет давать заведомо ложные показания не препятствует свидетелю сохранить в тайне сведения о фактах, если его на допросе об этом прямо не спрашивают. Между тем такие сведения могут иметь решающее значение для дела. Поэтому ст. 56 УПК РФ должна содержать указание на обязанность свидетеля дать правдивые показания об известных ему обстоятельствах уголовного дела. Правдивость показаний означает, что показания свидетеля субъективно соответствуют фактам объективной действительности и содержат все имеющие значение для дела сведения, известные свидетелю.

В пятом параграфе «Ответственность свидетеля» рассматриваются основные проблемы, связанные с привлечением свидетеля к ответственности за неисполнение им своих обязанностей.

Свидетель должен быть привлечен к уголовной ответственности по ст.307 УК РФ и в тех случаях, когда он умышленно скрыл известные ему сведения, имеющие значение для уголовного дела, если это причинило существенный вред интересам правосудия. По вопросам привлечения свидетелей к уголовной ответственности требуется принятие Пленумом Верховного суда РФ отдельного постановления. В нем должно быть указано на обязанность судов реагировать на все случаи дачи свидетелями заведомо ложных показаний и передавать соответствующие материалы в органы, осуществляющие предварительное расследование, для решения вопроса о привлечении свидетелей к уголовной ответственности за лжесвидетельство.

Анализ обязанностей свидетеля дает основание и для постановки вопроса об уточнении формулировки диспозиции ст. 308 УПК РФ. Свидетель должен нести уголовную ответственность не только в случае отказа от дачи показаний, но и в случае злостного уклонения от явки на допрос.

Третья глава «Обеспечение безопасности свидетеля при производстве по уголовным делам» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Безопасность свидетеля как одно из средств, обеспечивающих эффективность правосудия» анализируются общие вопросы безопасности свидетеля.

Пристальное внимание уголовно-процессуальной науки к деятельности в сфере обеспечения безопасности свидетелей обусловлено как ростом преступных посягательств на свидетелей, так и принятием комплекса новых нормативно-правовых актов, предусматривающих меры, направленные на защиту свидетелей. К их числу относятся УПК РФ, Закон о защите участников уголовного судопроизводства, а также ряд подзаконных нормативно-правовых актов, принятых за последние несколько лет, в том числе постановления Правительства РФ «Об утверждении Государственной программы «Обеспечение безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства на 2006-2008 годы» от 17 апреля 2006 года, «Об утверждении Правил применения отдельных мер безопасности в отношении потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» от 27 октября 2006 года» и др., Административный регламент МВД РФ по исполнению государственной функции обеспечения в соответствии с законодательством РФ государственной защиты судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, безопасности участников уголовного судопроизводства и их близких, утвержденный 21 марта 2007 года, Указ Президента РФ от 6 сентября года «О некоторых вопросах Министерства внутренних дел РФ».

Нормативно-правовая база регулирования деятельности по обеспечению безопасности свидетелей еще не исследована на должном уровне уголовнопроцессуальной наукой. В диссертации автор дает анализ действующих актов в указанной сфере, предлагает решения ряда конкретных практических проблем.

В целях дальнейшей систематизации знаний о деятельности по обеспечению безопасности свидетелей, следует выделить следующие основные направления такой деятельности:

1) применение мер процессуальной защиты, то есть мер предусмотренных УПК РФ и реализуемых в установленной законом процессуальной форме;

2) применение мер безопасности, предусмотренных Законом о защите участников уголовного судопроизводства;

3) применение мер социальной защиты, предусмотренных названным Законом.

Во втором параграфе «Уголовно-процессуальные меры защиты свидетелей» рассматриваются соответствующие меры, предусмотренные УПК РФ.

Наибольший интерес в научном и практическом плане представляют такие меры процессуальной защиты как сохранение в тайне данных о личности свидетеля и его допрос в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»