WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

«Modal As you brew, so must you drink. – Сам заварил кашу, сам Verb + и расхлебывай. (Кусковская, 135); He who laughs at - - + - + Inf-ve» crooked men should need walk straight. – Других не суди, на себя погляди. (Кусковская, с. 30) Безимп. Everything comes to him who knows how to wait. – На всяповест. кое хотенье есть терпенье. (Буковская, 83) = Ср.: Будь предл. терпелив; What is bred in the bone will come out in the - - + + + flesh. – Горбатого могила исправит. (Буковская, 36) = Ср.: Не старайся, не справишь; He who swims in a sin will sink in a sorrow. – Кто плавает в грехе, утонет в море. (Кусковская, 85) = Ср.: Не греши.

Импе- Be wise with speed, a fool at forty is a fool indeed. – Дурака ратив + - - - - не перемолаживать. (Кусковская, 18) = Быстрее наживай ума.

«Let + Let every man praise the bridge he goes over. – Не плюй в Inf-ve» + - - - - колодец – пригодится водицы напиться. (Кусковская, 71).

Безимп. A man is known by the company he keeps. – Скажи мне, повест. кто твой друг, и я скажу, кто ты. (Буковская, 57) = предл Ср.: Думай, когда выбираешь друзей; A wise man changes - - + + - his mind, a fool never will. – Умный меняет свое решение, дурак – никогда. (Кусковская, 32) = Ср.: Не жди, что глупый исправится.

Отличие английских простых предложений-пословиц побудительной семантики от соответствующих сложных касается набора синтаксических структур и типов побудительного значения: в пословице, представляющей собой простое предложение, встречаются все типы побудительного значения, которые реализуются всеми указанными конструкциями.

Для передачи побудительного значения пословицей-СПП не используются конструкции «Better + Imperative», безглагольные конструкции, конструкции с перформативными глаголами, инфинитивом; в пословицах-ССП не встречаются конструкции «Let + Infinitive», «Better + Imperative», «It + Infinitive (Gerund)», безглагольные конструкции, конструкции с перформативными глаголами, инфинитивом и не реализуется значение скрытого, а также косвенного побуждения, объединенного значением запрета на осуществление бессмысленных действий. Для пословиц-БСПП не характерны конструкции «Better + Imperative» «It + Infinitive (Gerund)», «Modal verb + Infinitive», безглагольные конструкции, конструкции с перформативными глаголами, инфинитивом, а также реализация скрытого побудительного значения.

БСПП (2,17%) Редкая встречаемость в текстах английских пословиц ССП и БСП, в рамках последних используется только БСПП, объясняется характером отношений между предикативными единицами этих предложений: реализация значений равноправия и чередования не свойственна пословичному фонду, который либо использует простую по форме пословицу, либо сложноподчиненную, в которой превалируют условно-следственные или причинно-следственные отношения, иллюстрирующие возможный ход событий в случае игнорирования адресатом прескрипции.

Прямое побудительное (40,99%), а также прямое побудительное значение с обратным смыслом (5,28%) в текстах английских пословиц выражается императивом (95,89%) или конструкцией «Let + Infinitive» (4,11%).

Значение косвенного побуждения (37,58%) реализуется конструкцией «Better + Infinitive» (8,94%); конструкцией с модальным глаголом (37,84%); формально безимперативным повествовательным предложением (42,46%); конструкцией «It + Infinitive (Gerund)» (3,25%); безглагольным побудительным предложением (3,25%); инфинитивным предложением (1,63%); предложением с перформативным глаголом (1,63%). Единичными являются примеры «погашения» косвенного побудительного значения, выраженного формой императива – случаи неконтролируемого действия со стороны адресата и адресанта.

Значение скрытого побуждения (16,15%) формируется конструкцией «Better + Infinitive» (1,92%); предложением с модальными глаголами (15,38%), формально безимперативным повествовательным предложением (67,31%); конструкцией «It + Infinitive» (9,62%); безглагольным побудительным предложением (5,77%).

Таким образом, проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы:

Синкретичные признаки пословиц доказывают, во-первых, существование системных связей и отношений в языке, реализующихся, в частности в пословицах и их дифференциальных признаках; во-вторых, уникальность и самобытность природы пословиц обоих языков, которые выделяются из общей системы языковых явлений не только структурной организацией, но и степенью мотивированности значения, логическим содержанием, функционированием, что в совокупности определяет неправомерность включения пословиц русского и английского в состав ФЕ или поговорок.

В процессе фразеологизации пословица, во-первых, наделяется метафоричностью и резко меняет свои грамматические признаки, вовторых, в коммуникативно-функциональном плане приобретает не свойственное породившему ее предложению побудительное или оценивающее значение; в-третьих, проявляет прочную связь с породившим пословицу предложением – повторяет ряд его семантических и формальных признаков.

Трансформация наблюдается в аспекте изменения семантикограмматических форм; в плане обогащения новыми функциями, не свойственными предложению-источнику; в отношении утраты парадигмы – в пословицах она нулевая. Неизменными остаются лексический состав, структура, семантика форм предиката, запреты на реализацию побудительного значения.

Представляя собой функционально-прагматический омокомплекс, русские и английские пословицы побудительной семантики активно эксплуатируются, реализуя в условиях конкретного употребления одну из трех обусловленных морфологической формой глаголапредиката функций: оценочную, побудительную или информативнообобщающую.

Полифункциональность пословичных фондов русского и английского языков доказывает, во-первых, контекстуальную зависимость пословицы, свидетельствующую о явных когнитивно-языковых усилиях участников коммуникации: адресант сталкивается с возможностью выбора одной из заложенных в грамматическую форму глагола-предиката потенций пословицы, адресат – с трудностями, связанными с распознаванием иллокутивного замысла говорящего.

Во-вторых, наличие богатого инвариантного семантического потенциала формы глаголов-предикатов пословиц обоих языков, которые способствует выявлению первичных и вторичных функций пословицы, обусловливая варьирующуюся в речи адресную и временную направленности, в соответствии с которыми меняется степень эмоциональноэкспрессивного воздействия адресанта на эмоционально-волевое «я» адресата.

В-третьих, наличие дифференцированных типов побудительного значения (прямое, прямое с обратным смыслом, косвенное, скрытое), которые представляют собой различные способы реализации директивного речевого акта, характеризуемого большей или меньшей эксплицитностью.

В-четвертых, функционально-семантическую синонимию форм пословиц: одна и та же интенция может быть выражена различными коммуникативными типами предложений; одно и то же высказывание может выражать различные интенции. При этом наличие функциональносемантических синонимов вовсе не свидетельствует о признаке «нерационального», «избыточного» построения пословичной системы, а имеет глубокое положительное значение для достижения перлокутивного эффекта и коммуникативной удачи участников общения.

Косвенно или скрыто выраженное неспециализированными средствами значение побуждения в русских и английских пословицах обладает не меньшей иллокутивной силой, нежели средства прямого выражения значения побуждения, так как зачастую содержит не только косвенное или скрытое побуждение, но и предупреждение о возможных негативных последствиях, что, при формально слабо выраженной категоричности высказывания, оправдывает действия говорящего и снижает степень его вмешательства в эмоционально-волевое «я» собеседника, создавая более высокую вероятность достижения коммуникативной удачи.

Анализируемая на материале пословиц двух языков категория побуждения характеризуется своими типологическими особенностями, которые различаются формальным выражением и семантикой в обоих языках.

В качестве структурных особенностей русских и английских пословиц побудительной семантики можно указать: стремление английской пословицы к двусоставности, которое объясняется недостаточностью парадигм английского глагола, требующего наличия субъекта; большую употребительность в обоих языках пословиц, соответствующих простому предложению; редкую встречаемость в текстах пословиц побудительной семантики английского БСПП, а также ССП русского и английского предложения, малочисленность которых компенсируется наличием значительного количества простых и пословиц-CПП.

В русском языке «погашение» побудительного значения характерно для прямого средства выражения побуждения – формы глагола 2-го лица повелительного наклонения. Она и формирует особый класс формально императивных, но семантически безимперативных пословиц, в которых достижение коммуникативной удачи невозможно, так как ни адресат, ни адресант не могут повлиять на ход событий ввиду нематериальности, нелогичности требуемого. В английском языке запрет на выражение значения побуждения встречается только в косвенных директивах, как следствие, и отсутствует в отличие от русского языка тип формально императивных, но семантически безимперативных пословиц.

Вместе с тем, в обоих языках среди косвенных средств формирования побуждения выделяется тип пословиц, крайне близких тем, в которых не выражается значение побуждения. Побудительное значение таких структур характеризуется нами как косвенное, объединенное общим категориальным смыслом выражения запрета адресанта на осуществление действий адресатом, которые бессмысленны, нелогичны.

В заключении приводятся основные выводы и итоги исследования.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях:

1. Гриченко (Фоменко) Л.В. Об эквивалентности значения и смысла пословиц и поговорок в русском и английском языках // Язык. Дискурс.

Текст: междунар. научн. конф., посвящ. юбилею проф. В.П. Малащенко:

труды и материалы. – Ростов н/Д: РГПУ, 2004. Ч. 1. – 0,5 п.л.

2. Гриченко Л.В. Императивная семантика русских и английских пословиц с отрицанием. «Молодежь XXI века – будущее Российской науки»: тез. докладов II межрегион. научно-практич. конф. студентов, аспирантов и молодых ученых, Вып. III. – Ростов н/Д: ЦВВР, 2004. – 0,1 п.л.

3. Гаврилова Г.Ф., Гриченко Л.В. Русские пословицы императивной семантики: структурно-семантические и прагматические особенности // Теоретические и прикладные проблемы русской филологии: научно-методич. сб., Вып. XIII, Ч. 1. – Украина, Славянск: СГПУ, 2005. – 0,4/0,2 п.л.

4. Гриченко Л.В. Сравнительный анализ структурно-семантических особенностей пословиц русского и английского языков // Язык. Дискурс.

Текст: II междунар. научн. конф., посвящ. юбилею проф. ГФ. Гавриловой – Ростов н/Д: РГПУ, 2005. Ч. 1. – 0,6 п.л.

5. Гриченко Л.В. О разновидностях побудительного значения русских пословиц // Гуманитарные и соцально-экономические науки. – Ростов н/Д:

СКНЦ, 2006. – №3. – 0,4 п.л.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»