WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

В нашем исследовании компоненты рука / main, bras употребляются в следующих лексико-семантических группах: характер, физическое состояние, чувство-состояние, чувство-отношение, качественная характеристика человека, умственная деятельность, действия и поступки человека, социальное положение, степень удалённости от объекта. С точки зрения активности компонентов в образовании фразеологизмов нами было установлено, что среди соматизмов с компонентом рука в русском языке ведущее место занимает лексико-семантическая группа «действия и поступки человека», среди соматизмов французского языка с компонентами main, bras – «чувство-состояние».

Количество французских соматизмов с компонентом tete намного больше (328 ЛЕ), чем русских с компонентом голова (225 ЛЕ). Это объясняется тем, что в результате лексико-семантического преобразования компонент голова / tete получает различные дополнительные значения в русском и французском языках. В сопоставляемых языках компонент голова / tete означает «сосредоточие мыслей, ума, суждений, представлений, памяти» и «выражение лица, по которому можно прочитать выражение чувств и состояние ума», а также характеризует человека как «носителя каких-либо идей, взглядов, способностей», что в значительной степени обусловливает лексико-семантический потенциал этого слова как опорного компонента соматизмов. Несмотря на то, что слова tete и голова обозначают одну и ту же часть тела, французское слово относительно чаще указывает на лицо и нередко оказывается синонимом слов visage или mine. Поскольку слово tete часто употребляется в значении лицо, выражение лица, то для обозначения собственно головы иногда используется слово crane.

Соматизмы с компонентом голова / tete входят в следующие лексикосемантические группы: характер, физическое состояние, чувство-состояние, чувство-отношение, умственная деятельность, портрет, действия и поступки человека, социальное положение. При этом многочисленными в русском и французском языках являются соматизмы, передающие умственную деятельность человека. Для обозначения «головы» в русской разговорной речи используются метафорические наименования посуды: котелок или реже черепок. Во французском просторечии для этого используется более длинный ряд слов того же семантического поля: carafe, carafon, cafetiere, bouillotte, tirelire.

С головой связано представление древних людей о Вселенной, т.к. они считали человека центром мирозданья и видели в нём антроморфное воплощение Вселенной, поскольку занимаемое им вертикальное положение они связывали с устремлённостью к небу, с «высокими» помыслами.

Горизонтальное же в человеке обозначало для них всё земное, тленное.

Основная масса русских и французских фразеологизмов с компонентом голова / tete обозначает интеллектуальные способности человека. Например, голова на плечах, голова на месте, голова варит, avoir une tete, avoir la tete bien meublee, avoir la tete sur les epaules, tete bien ordonnee – об умном человеке; без царя в голове, зелёная голова, курья голова, голова дубовая, голова садовая, avoir la tete vide, tete ecervelee (eventee), tete plate, tete de noeud, tete d’andouille, tete de navet, tete vagabonde, tete de chou, tete a corvee, tete de Turc, avoir la tete dure – о глупом, недалёком человеке.

В нашем исследовании компонент глаз / oeil употребляется в следующих лексико-семантических группах: характер, физическое состояние, чувствосостояние, чувство-отношение, качественная характеристика человека, умственная деятельность, портрет, действия и поступки человека. В русских устойчивых словесных комплексах, кроме компонента глаз, функционируют старославянские слова око, очи.

Глаза – это орган-инструмент, орган «смотрения». Поэтому мы таращим глаза от удивления и неожиданности, глаза широко раскрываются, когда мы бессознательно стремимся получить через них максимум информации, мы прищуриваем глаза во время пристального наблюдения или при высокой концентрации мысли, отводим глаза под чьим-то взглядом.

Иногда компонент соматизмов глаз / oeil мыслится как сам человек глаз намётан (об опытном человеке), как его способность воспринимать окружающую действительность глаз отдыхает (о приятном зрительном впечатлении), глаз радуется (о радостном событии, которое можно видеть), глаза обманывают (о сомневающемся в достоверности увиденного), как свойство человеческой натуры глаза загорелись (о сильном желании у человека).

Численное преобладание французских фразеологизмов (263 ЛЕ) над русскими (228 ЛЕ) незначительно. Это объясняется тем, что, кроме «самого зрения», во французском языке oeil – это ещё и «манера видеть, представлять реальность мысленно», в русском глаз – «присмотр, надзор». И в русском, и во французском языках «чувство-состояние» является многочисленной лексико-семантической группой, к которой добавляется «чувствоотношение» во французском языке.

Компонент нога / pied, jambe реализует в основном свое прямое значение, т.е. обозначает «орудие» передвижения человека. Он также передаёт различные оттенки, производные от главного на основе переноса:

нога – опора, средство передвижения; нога – способ передвижения. Ноги у язычников-славян считались принадлежностью демонов1. Почти все русские фразеологизмы с компонентом нога имеют негативную окраску. Все черти и демоны в представлении русских были хромыми; в русских сказках они были беспятыми; у лешего в облике медведя нога липовая; плохие ноги также у всех мифологических персонажей, которые рождены землёй.

Фразеологизмы брать ноги в руки, prendre ses jambes a son cou (быстро убегать), в ногах валяться, tomber aux pieds de qn (униженно просить о чёмлибо), унести ноги, s’enfuire a toutes jambes (уйти от опасности), ноги не будет (угроза не приходить); поговорка в ногах правды нет (приглашение сесть) и другие выражения имеют тоже негативную коннотацию.

Компонент нога / pied, jambe в составе соматизмов может употребляться как в значении способа действия (faire par-dessоus la jambe – сделать чтолибо левой ногой, неправильно; les jambes en l’air – вверх ногами), так и обозначать отношения между людьми (etre sur un bon pied – на дружеской ноге; sur le meme pied – на равной ноге; je ne remettrais pas les pieds chez vous – ноги не будет; tomber aux pieds de qn – падать в ноги кому-л.).

Численный перевес соматизмов французского языка (269 ЛЕ) над русскими (190 ЛЕ) объясняется тем, что в русском и французском языках имеются особые наименования для одной из частей ноги в целом: стопа и нога; pied – нога, стопа и jambe – нога от стопы и выше, из которых наиболее употребимым является компонент pied. Компонент нога / pied, jambe входит в следующие лексико-семантические группы: характер, физическое состояние, чувство-состояние, чувство-отношение, качественная характеристика человека, портрет, умственная деятельность, действия и поступки человека. Многочисленной лексико-семантической группой в обоих сопоставляемых языках является «чувство-состояние».

Наблюдается численный перевес соматизмов французского языка с компонентом coeur (128 ЛЕ), над соматизмами русского языка с Сам чёрт ногу сломит (о захламлённом месте), как левая нога хочет (неизвестно как, как попало), встать с левой ноги (иметь плохое настроение), здесь лексема «левый» имеет отношение к дьяволу; земля горит под ногами (об опасном месте), почва колеблется под ногами (о неуверенном, угрожающем положении), отрясти прах от (со) своих ног (забыть) и др.

компонентом сердце (100 ЛЕ).

Компонент сердце / coeur присутствует в следующих лексикосемантических группах: характер, физическое состояние, чувство-состояние, чувство-отношение, качественная характеристика человека, умственная деятельность, портрет, действия и поступки человека.

В русском языке слова, выражающие понятие сердце, указывают своим корнем на понятие центральности, серединности. Во французском языке локализация эмоций или ощущений находится в селезёнке, сердце же – это центр жизни вообще: физической, психической, духовной и душевной. Так, в русском языке сердцу приписывают все функции сознания: мышление, воля, совесть. С одной стороны, сердце – точка соприкосновения с Богом, орган, устанавливающий интимную связь с ним, отсюда жить с Богом в сердце, сердобольный (о сострадательном, отзывчивом человеке), а с другой – источник греха, тёмных сил – бессердечный (о чёрством человеке), камень вместо сердца, ледяное сердце (склонный раздражаться, гневаться), соматизмы в сердцах (в порыве раздражения), сорвать сердце на ком-либо (излить свой гнев) и др.

Другая важная мифологема сердца – «быть вместилищем души, сосредоточием жизненной силы»: в злобном сердце душа стонет (поговорка), похищение же сердца равносильно смерти: ты похитил моё сердце (метафора), фразеологизмы пронзить сердце, разбить сердце и др.

Есть ещё несколько мифологем, регулирующих современное употребление фразеологизмов с компонентом сердце / coeur: «быть вместилищем желаний» – по сердцу, с замиранием сердца, s’en donner le coeur; «быть местом, где зарождаются чувства и желания» – в сердце вспыхнула любовь, надежда, mon coeur, offrir son coeur a qn, l’ami de coeur, savoir toucher le coeur, savoir trouver le chemin du coeur de qn, le bourreau des coeurs, ne former qu’un coeur et qu’ame; «быть центром интуиции» – сердце чует, у сердца есть уши, сердце подскажет, закрадываться в сердце, dans le fond du coeur, au fond du coeur;

«быть центром совести и других моральных качеств» – положа руку на сердце, каменное сердце, золотое сердце, avoir le coeur sur (a) la bouche, parler a coeur ouvert, avoir le coeur sur la main, parler le coeur sur la main, de tout mon coeur; «быть источником света и тепла» – сердце горит, гореть сердцем; «быть сокровищницей» – ключи от сердца, отдавать сердце; «быть гарантом любовного благополучия» – предлагать руку и сердце, offrir son coeur a qn; «быть местом, в котором чувства скрыты от посторонних глаз» – никто не знал, что творилось в его сердце, читать в сердце и т.д.

На формирование ФЕ с компонентом сердце / coeur в обоих языках повлияла библейская традиция. В Библии сердце, главным образом, соответствует понятиям «разум» и «мысль», тогда как в самих языках оно чаще ассоциируется с эмоциями, нежными чувствами [Барнуэлл, Дэнси, Поп, 1955: 329].

В истории французской культуры ассоциации со словом сoeur изменялись. По утверждению В.Г. Гака, в Средние века сoeur было символом духа, военной храбрости, настойчивости [Гак, 1997: 60]. Эти значения сохраняются в ряде ФЕ: avoir du coeur – быть смелым; homme de coeur – отважный человек; Haut les coeurs! – Смелее!; mettre du coeur a l’ouvrage – вкладывать в дело всю душу. Начиная с 14 века, происходит важный культурный поворот – от эпопей к рыцарским романам, лирической поэзии, «сердце» становится символом чувств, любви, что отражается в многочисленных фразеологических единицах, имеющих аналогии в русском языке. Например, de tout mon coeur – от всего сердца, от всей души; briser (crever) le coeur – разбить сердце, причинить душевную боль, растрогать;

crucifier le coeur – терзать сердце; l’ami de coeur – друг сердечный; le bourreau des coeurs, joli coeur – сердцеед; verser (mettre) du baume au coeur – пролить бальзам на сердце; le cri du coeur – крик души; mon coeur – душа моя; avoir le coeur serre – сердце ноет, щемит сердце; avoir le coeur arrache (perce) – сердце разрывается и другие.

На судьбу выражений с coeur оказали влияние и медицинские представления далеких эпох. ФЕ avoir du сoeur au ventre (букв. иметь сердце в животе) значит быть храбрым. В старое время словом ventre обозначались разные полости тела: собственно живот, грудь и даже голова. Petit ventre значило грудь еще в XVII веке [Duneton, 1978: 362], и ФЕ, следовательно, обозначала буквально «не иметь сердца (средоточия храбрости) в груди». В дальнейшем связь между животом и сердцем стерлась, и появились ФЕ pour se donner du сoeur – для храбрости, avoir qch dans le ventre – быть смелым и т.п. В свою очередь, сoeur обозначало область груди и желудка, в частности эпигастр [Rey Alain, 1994: 442], откуда ФЕ mal au сoeur – боль в сердце – тошнота. С другой стороны, сохранились и связи сердца с умом, откуда ФЕ par сoeur – наизусть, т.е. на память.

С помощью соматизмов с компонентом сердце / coeur можно описать почти весь мир: многочисленные оттенки чувств и состояний человека – кошки на сердце скребут, сердце замерло, камень с сердца свалился, отлегло от сердца, брать за сердце, сердце кровью обливается, как маслом по сердцу, надрывать сердце, сердце не на месте, le coeur gros, en avoir le coeur gros, avoir qch sur le coeur, crucifier, arracher (dechirer, fendre) le coeur a qn, en avoir le coeur net, le coeur serre, avoir le coeur serre, avoir le coeur arrache, n’avoir pas le coeur bien cheville, avoir le coeur perce, s’en donner le coeur, le cri du coeur, tourner le coeur, en avoir le coeur; отношение человека к объектам мира – от чистого сердца, положа руку на сердце, от всего сердца, войти в сердце, avoir le coeur sur la main, parler le coeur sur la main, de tout mon coeur;

дать характеристику человека – сердце мхом обросло, мягкое сердце, доброе сердце, золотое сердце, avoir le coeur sec, etre sans coeur, avoir le coeur dur, coeur d’acier, coeur d’airain (de bronze, de caillou), coeur de marbre, coeur de roche, coeur de tigre, coeur de vipere, coeur de cristal, grand coeur;

охарактеризовать поведение человека в обществе – заглядывать в сердце, находить доступ к сердцу, дать волю сердцу, покорять сердце и другие.

Большая часть фразеологизмов русского языка с компонентом душа передаются ФЕ французского языка с компонентом coeur. Данный факт можно объяснить различием в этническом стереотипе восприятия этого понятия. Если у француза душа ассоциируется чаще с религиозным понятием, то в сознании русского это не столько «божественное», сколько «человеческое», т.е. он связывает её с психологическими процессами, происходящими внутри самого человека. У русского народа в национальной системе ценностей на первом месте стоит стержневое понятие, превалирующее над рассудком, умом и здравым смыслом – духовность, душа.

Среди соматизмов французского языка с компонентом coeur большое количество соматизмов входит в лексико-семантическую группу, описывающую положительные характеристики человека; среди соматизмов русского языка с компонентом сердце – в «чувство-состояние», так как в обоих языках сердце / coeur есть центр не только сознательного, но и бессознательного, не только души, но и тела, центр греховности и святости, сосредоточения всех эмоций и чувств, мышления и воли. Оно не только «орган чувств» и «орган желаний», но и «орган предчувствий», следовательно, сердце как бы абсолютный центр всего человеческого.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»