WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Очевидно, что эта гипотетическая кумулята в точности описывается линейной зависимостью. Такие линейные зависимости достоверно отличаются от соответствующих линейных зависимостей, аппроксимирующих кумулятивные кривые для каждого типа волос (для пуховых волос различия коэффициентов наклона достоверны с p = 1,6*10-6, для волос типа auchene – с p = 4,2*10-7, для остевых волос – с p = 6,4*10-7, для направляющих волос – с p = 1,3*10-6). Из сопоставления линейных зависимостей, аппроксимирующих реальное изменение доли волос того или иного типа с соответствующими гипотетическими кумулятивными линейными зависимостями следует, что в результате периодической эпиляции происходит трансформация деятельности волосяных фолликулов: главным образом фолликулы, формировавшие волосы типа auchene и, в меньшей мере, фолликулы, продуцировавшие остевой тип волос, после нескольких эпиляций начинают формировать тонкий пушковый волос.

Изменение доли седых волос при периодических эпиляциях В процессе опыта было обнаружено, что после нескольких эпиляций одного и того же участка кожи во вновь сформированном шерстном покрове появляются седые волосы. Результаты определения численности (доли) седых волос в образцах шерсти, полученных в результате последовательных эпиляций одной и той же области на спине мышей представлены на рис. 4. Распределение седых волос в соответствии с их типами у подопытных животных свидетельствует о том, что седеют в основном пушковые волосы. Очевидно, что поседение волос у мышей линии C57BL/6 – событие редкое. У контрольных (т.е. не подвергавшихся регулярным эпиляциям) животных доля седых волос в образцах шерсти как из области ниже лопаток, так и из области крестца, если и возрастает, то очень незначительно. Коэффициенты уравнения линейных трендов, аппроксимирующих численность седых волос в области ниже лопаток и на крестце по мере существования контрольных животных незначимы (p = 0,425 для свободного члена и p = 0,451 для коэффициента наклона, R2 = 0,1180, для первой области и p = 0,934 для свободного члена и p = 0,428 для коэффициента наклона, R2 = 0,1625, для второй области) (см. рис. 4).

1,1,1,1,0,0,0,0,0 100 200 300 400 Рис. 4. Возрастание доли седых волос по мере последовательных эпиляций шерсти на одной и той же области (ниже лопаток) на спине мышей (сплошная линия, ромбы;

вертикальные линии – стандартная ошибка средних) и тренд изменения доли седых волос в области между лопатками (крупный пунктир, квадраты) и в области крестца (мелкий пунктир, треугольники) с возрастом у мышей, не подвергавшихся эпиляции.

Перекрестием указаны значения долей седых волос у подопытных мышей спустя 196 и 264 дня после последней эпиляции. Ось абсцисс – время в сутках; ось ординат - % седых волос.

0 20 40 60 80 100 120 140 160 Рис. 5. Суммарная продукция седых волос фолликулами в области ниже лопаток на протяжении периода эпиляций (точки); сплошная линия – аппроксимация последовательности точек трехпараметрической сигмоидой Гомпертца. Линии на графике: 1 - гипотетическая кумулятивная прямая, построенной на основании предположения о том, что после каждой эпиляции волосяные фолликулы формируют одинаковое количество седых волос, в соответствии с долей седых волос в шерстном покрове у контрольных животных; 2 - гипотетическая кумулятивная прямая, построенной на основании предположения о том, что после каждой эпиляции волосяные фолликулы формируют одинаковое количество седых волос, в соответствии с долей седых волос после первой эпиляции; 3 - гипотетическая кумулятивная прямая, построенной на основании предположения о том, что после каждой эпиляции седые волосы формируются теми же фолликулами и в том же количестве, как после предшествующей эпиляции. Ось абсцисс – время в сутках; ось ординат – сумма долей седых волос в образцах эпилированной шерсти (в %).

Напротив, доля седых волос у подопытных животных с каждой эпиляцией неуклонно возрастает. Линейный тренд, аппроксимирующий этот рост (R2 = 0,9840), характеризуется в высшей степени значимым коэффициентом наклона (p < 0,0001). Таким образом, можно с достаточной уверенностью полагать, что поседение волос вызвано экспериментальным воздействием, т.е. периодической эпиляцией. Спустя 196 и 264 дня после завершающей эпиляции доля седых волос в эпилировавшейся области фактически не отличается от значений, достигнутых после последней эпиляции (рис. 4).

Суммарное количество седых волос, сформированных волосяными фолликулами в эпилировавшейся области на протяжении всего периода исследования, возрастает в высшей степени регулярно (рис. 5), и может быть с высокой степенью достоверности аппроксимировано трехпараметрической сигмоидой Гомпертца (R2 = 0,9998). Эта кумулятивная кривая очевидно отличается от гипотетических кумулят, построенных на основании предположения о том, что после каждой эпиляции формируется такое же количество седых волос, как у контрольных животных (кривая 1 на рис. 5), или как после первой эпиляции (кривая 2 на рис. 5), либо на основании предположения о том, что после очередной эпиляции седые волосы будут формироваться теми же фолликулами и в том же количестве, как после предшествующей эпиляции (кривая 3 на рис. 5) (в каждом случае различия достоверны, p<0,05). Из этого следует, что экспериментальное воздействие (т.е.

периодическая эпиляция) способствует увеличению доли седых волос в шерстном покрове, причем после каждой эпиляции во все большем количестве появляются новые, формирующие седые волосы фолликулы.

Содержание меланина в шерсти и меланогенная способность волосяных фолликулов при периодической эпиляции шерстного покрова Содержание меланина определяли методом ЭПР-спектрометрии в образцах шерсти мышей линии C57BL/6, полученных в результате последовательных эпиляций (подопытная группа) и в результате однократной эпиляции интактных животных (контрольная группа). Результаты измерений представлены на рис. 6. Количество меланина выражается через количество парамагнитных частиц меланина на 1 мг волос. У контрольных животных содержание меланина в шерсти на разных участках спины (ниже лопаток и в области крестца) фактически одинаково (средние значения равны 28,6±1,42 и 28,8±2,00; различия недостоверны, p>0,05). С возрастом животных этот параметр не меняется. Коэффициент наклона линейного тренда (см. рис. 6, уравнение (1)) не значим (p = 0,3356), в то время как значение свободного члена в высшей степени достоверно (p < 0,0001).

Для линейного тренда у подопытных мышей достоверность аппроксимации выше и оба параметра линейной зависимости статистически значимы (для коэффициента наклона p = 0,0030, для свободного члена линейной зависимости p < 0.0001, см уравнение 2 на рис.

6). Различие между линейными трендами, полученными для образцов шерсти подопытных и контрольных животных статистически недостоверно (значимость различия коэффициентов наклона, p = 0,681; значимость различий в положении регрессионных прямых, p = 0,798). Таким образом, значения количества парамагнитных частиц меланина на 1 мг волос в образцах шерсти у подопытных и контрольных животных кажутся принадлежащими одному множеству.

Здесь следует еще раз подчеркнуть, что выше речь шла об образцах шерсти мышей, полученных в каждой из последовательных эпиляций, т.е. о содержании меланина в стержнях волос каждой из генераций. Количественное представление об интенсивности меланогенной активности у подопытных животных дает кумулятивная кривая (рис. 7).

Сопоставление этой кривой с линейной кумулятой, построенной на основании предположения о том, что количество меланина во вновь сформированном волосяном покрове после каждой эпиляции остается неизменным и соответствующем количеству меланина в образцах шерсти контрольных животных, однозначно свидетельствует о том, что меланогенная способность волосяных фолликулов у подопытных мышей непрерывно возрастает (различия достоверны, p<0,05). Очевидно, что этот эффект предопределен периодическими эпиляциями.

По совокупности представленных выше данных следует заключить, что регулярную эпиляцию ограниченного участка кожи с периодом, превышающим продолжительность цикла волосяных фолликулов, действительно следует расценивать как физиологически адекватный способ оценки реакций и состояния совокупности волосяных фолликулов эпилированной области. Использованный в наших экспериментах протокол эпиляций несомненно демонстрирует системную реакцию и выраженную регенерационную способность эпидермального компонента кожи. Однако, в серии последовательных регенераций волосяного покрова закономерно проявляются качественные изменения, однозначно оценить которые кажется затруднительным.

Возможно, но лишь предполагать, что феномен «перепрофилирования», приводящий к возрастанию доли пушковых волос в ущерб более толстым и длинным стержням остевых и auchene волос, предопределяется дисфункцией пролиферативной способности волосяной луковицы - уменьшением количества камбиальных элементов и (или) сокращением возможного числа митотических делений у пролиферирующих кератиноцитов, изменением размеров волосяного сосочка (Elliot K. et. al., 1999).

Поседение волос (т.е. дисфункцию меланогенной единицы волосяного фолликула) следует полагать атрофическим проявлением.

Однозначная оценка феномена возрастания меланогенной активности фолликулов в эпилированной области, так же как отмеченного стойкого почернения кожных покровов после нескольких эпиляций затруднительна, особенно с учетом того, что собственно в кожном эпителии мышей линии C57BL/6 нет меланоцитов (Slominski, Paus, 1993).

(1) y = 0,289x + 24,596, R2 = 0,(2) y = 1,5345x + 16,434, R2 = 0,0 2 4 6 8 10 12 14 16 Рис. 6. Количество меланина в образцах шерсти из области ниже лопаток у контрольных (зачерненные квадраты) и подопытных (подвергавшихся регулярным эпиляциям, открытые ромбы) мышей. Ось абсцисс – возраст животных, месяцы; ось ординат – количество парамагнитных частиц меланина на 1 мг волос, х1013. (1) – уравнение линейного тренда для количества меланина в волосах контрольных животных (пунктирная линия на графике); (2) то же (сплошная линия) для подопытных мышей.

Перекрестиями обозначены значения количество меланина в волосах подопытных мышей через 196 и 264 дня после последней эпиляции.

0 50 100 150 Рис. 7. Суммарная продукция меланина волосяными фолликулами в области между лопатками на протяжении периода эпиляции (линия и точки). Линией показана гипотетическая кумулята, построенная на основании предположения о том, что количество меланина во вновь сформированном волосяном покрове после каждой эпиляции остается неизменным и соответствующем количеству меланина в образцах шерсти контрольных животных. Ось абсцисс – время в сутках; ось ординат – сумма значений количества парамагнитных частиц на 1 мг волос в образцах эпилированной шерсти х1013.

Морфометрическое исследование временной динамики формирования стержня остевого волоса у мышей Временная динамика роста остевого волоса Временную динамику роста остевых волос исследовали у 5 мышей, измеряя у каждой длины от 25 до 50 случайно выбранных остевых волос в области ниже лопаток спустя определенное время после эпиляции этой области, инициировавшей цикл фолликулов в этой области кожи.

Вопреки индивидуальной вариабельности динамики роста волос, для каждого из исследованных волос данные наилучшим образом описываются трехпараметрической сигмоидальной зависимостью.

Усредненная по всему массиву данных кривая роста остевого волоса представлена на рис. 8. Разброс экспериментальных значений наилучшим образом описывается трехпараметрической сигмоидой:

a L(t) =, t -t - b 1+ e где a= 99,66±2,532; p< 0,0001; b= 44,24±4,016; p < 0,0001; t0= 331,06±4,537; p< 0,0001;

R2=0,9563.

Рис. 8. Обобщенная временная динамика роста остевого волоса, построенная на основании данных исследования на пяти мышах. Ось абсцисс – время в мин; ось ординат – нормализованная длина волоса, %. Максимальная длина остевых волос принята равной 100%.

Изменение формы поперечного сечения и объема телогенного остевого волоса мышей Форма поперечного сечения остевого телогенного волоса закономерно изменяется по его длине. В дистальной части стержня волоса сечение приближается к кругу, далее становится эллипсовидным, а затем бобовидным. По мере смещения к корню волоса бобовидная форма изменяется на эллипсовидную, а затем на круглую. Максимальную площадь имеет сечение бобовидной формы.

В результате измерений, произведенных на толстых срезах волос, был получен ряд значений длин фрагментов волоса, hi, и ряд значений Si, - площадей последовательных поперечных сечений волоса (от кончика к корню). На основании этих величин рассчитывали объемы каждого из фрагментов волоса и восстанавливали зависимость, отражающую возрастание объема волоса по его длине. Для получения временной развертки динамики возрастания объема остевого волоса мы воспользовались представленными ранее данными, характеризующими кинетику роста волоса.

Произведя пересчет значений удлинения волоса во время, получаем временную динамику роста объема волоса (рис. 9). Изменение объема волоса во времени с высокой достоверностью аппроксимируются сигмоидой по Гомпертцу:

t-t - b y = a e-e где а = 0,0035±0,0001, b = 63,166±6,4433, t0 = 271,0267±4,1126. Значимость коэффициентов очень высока (p < 0,0001), достоверность аппроксимации R2 = 0, 9507.

Рис 9. Динамика изменения объема телогенных остевых волос во времени (точки). Линией отражает аппроксимацию разброса значений трехпараметрической сигмоидой по Гомпертцу. Ось абсцисс – время в час; ось ординат – объем в мм3.

Рост объема стержня волоса отражает накопление продуктов дифференцировки кератиноцитов волосяного фолликула.

В луковице существуют две различные зоны: матрикс и зона дифференцировки.

Клетки последней являются прямыми потомками клеток матрикса. В результате смещения клеток из матрикса в зону дифференцирровки создается постоянный однонаправленный «поток» от основания луковицы в дистальном направлении, причем клетки в этом потоке не перемешиваются. Клетки, образующиеся в некоторой зоне матрикса, одновременно смещаются в верхние слои и дифференцируются, включаясь в стержень волоса (Всеволодов, 1979).

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»