WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

ГНИЦЕВИЧ КОНСТАНТИН ВИКТОРОВИЧ ПРЕДДОГОВОРНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ (CULPA IN CONTRAHENDO) Специальность 12.00.03 — гражданское право;

предпринимательское право; семейное право;

международное частное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Санкт-Петербург – 2009 2

Работа выполнена на кафедре гражданского права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета.

Научный консультант: кандидат юридических наук, доцент Аза Константиновна Губаева

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор Валерий Абрамович Мусин кандидат юридических наук, профессор Паул Аугустович Варул

Ведущая организация: Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова

Защита состоится «» 20 года в _ час. _ мин. на заседании диссертационного совета Д 212.232.04 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199026, г. Санкт-Петербург, 22-я линия В.О., д. 7, зал заседаний Учёного совета.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им. А.М. Горького Санкт-Петербургского государственного университета (199034, г.СанктПетербург, Университетская набережная, д. 7/9).

Автореферат разослан «»_ 2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат юридических наук, доцент В.С. Иваненко 3

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Доктринальное обоснование ответственности за вину в преддоговорных отношениях (culpa in contrahendo — неосторожность в переговорах, лат.), которая в странах романо-германской правовой системы сегодня является общепризнанной в доктрине, практике и законодательстве, связывается с именем Р. Иеринга, который указывал, что единственным самостоятельным последствием недействительности ничтожного контракта является договорное притязание о возмещении виновной в недействительности сделки стороной убытков контрагента. Таким образом, на договорный характер ответственности за ущерб, имевший место из-за того, что одна сторона в переговорах, предшествовавших заключению договора, ввела в заблуждение своего контрагента, не влияет то обстоятельство, что договор по вине стороны не состоялся.

Эта концепция оказала существенное воздействие на европейскую цивилистическую мысль XIX в. Ответственность за вину в переговорах, обусловившую недействительность договора, получила широкую поддержку в науке пандектного права. Эти идеи были приняты судебной практикой конца XIX в. и закреплены в Германском гражданском уложении 1896 г. (далее – BGB). Впоследствии доктрина и практика распространили такую ответственность на более широкий круг общественных отношений путем расширительного толкования закрепленных в BGB правил. Вследствие этого к 1930-м гг. появился институт culpa in contrahendo, охватывающий все случаи независимо от действительности договора.

Обобщенная теория преддоговорной ответственности, основанная на идее защиты добросовестности, признана в доктрине и практике большинства государств континентальной Европы. Нормативное закрепление преддоговорной ответственности в законодательстве ХХ в. (ст. 197 и 198 ГК Греции 1940 г., ст. и 1338 ГК Италии 1942 г., ч. 2 § 311 BGB в редакции 2002 г.) стало итогом развития доктрины culpa in contrahendo в европейской цивилистической традиции.

Отечественное гражданское законодательство на протяжении ХХ в. оставалось словно бы исключенным из общеевропейского контекста. Действовавшие на территории России кодексы предусматривали лишь некоторые специальные случаи преддоговорной ответственности. Вместе с принципом генерального деликта они могли удовлетворить потребности неразвитого оборота в условиях плановой экономики. После перехода к рыночной экономике такая модель правового регулирования перестала соответствовать экономическим потребностям общества. Несмотря на закрепление преддоговорной ответственности рядом частных положений действующего законодательства, сегодня остается неясной допустимость преддоговорной ответственности в ситуациях, не предусмотренных законодателем expressis verbis, а также возможность ее доктринального обоснования.

C учетом реформы гражданского законодательства1 и возрастающего интереса к теме преддоговорной ответственности2 представляется важным и своевременным рассмотреть возможную конструкцию общего принципа преддоговорной ответственности, основывающегося на положениях действующего российского права, предусматривающих такую ответственность в частных случаях.

Степень разработанности темы. Идеи о преддоговорной ответственности не остались незамеченными в отечественной цивилистике. Тема преддоговорной ответственности была актуальной и для дореволюционных (К.А. Митюков, Г.Ф.

Шершеневич, Л.И. Петражицкий, В.И. Синайский), и для советских теоретиков гражданского права (С.И. Вильнянский, И.Б. Новицкий, Ф.И. Гавзе). Однако современные российские авторы уделяют недостаточно внимания теме преддоговорной ответственности. В большинстве случаев вопросы, связанные с возмещением преддоговорных убытков, рассматриваются в контексте обсуждения иных проблем (И.В. Бекленищева, В.В. Витрянский, С.Л. Дегтярев, И.В. Елисеев, В.А.

Кияшко, О.Н. Садиков, Д.О. Тузов). Немногие российские публикации, специально посвященные проблематике ответственности за culpa in contrahendo, показывают недостаточное знакомство их авторов с историей вопроса и его сравнитель См.: О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации: Указ Президента РФ от 18.07.2008 г. № 1108 // СЗ РФ. 21.07.2008. № 29 (ч. 1). Ст. 3482.

См. выступление А.Л. Маковского на обсуждении Концепции реформирования гражданского законодательства: Стенограмма слушания, посвященного обсуждению Концепции реформирования гражданского законодательства, Санкт-Петербург, Здание Конституционного Суда РФ, 15.05.2009 г. [Электронный ресурс] С. // Виртуальный клуб юристов "Юр Клуб" URL: http://forum.yurclub.ru/index.phpact=Attach&type=post&id=(Дата обращения 16.08.2009).

но-правовой составляющей. Такие исследования ограничиваются, как правило, перечислением положений Гражданского кодекса РФ, предусматривающих обязанность контрагента возместить другому убытки, возникшие в связи с заключением договора или уклонением от его заключения (А.Н. Кучер, К.Д. Овчинникова). Систематизация случаев преддоговорной ответственности и поиск общего доктринального основания не проводятся. На вопрос о возможности привлечения к преддоговорной ответственности в сходных, но специально не предусмотренных в законе случаях российские авторы, как правило, дают отрицательный ответ.

Подобная ситуация побуждает обратиться к зарубежным исследованиям.

Детальная разработка вопросов преддоговорной ответственности проведена немецкими цивилистами в контексте проблематики гражданского права Германии.

Немецкую литературу вопроса можно классифицировать на следующие категории. Во-первых, в ходе исследования были использованы сочинения германских пандектистов (Г. Дернбурга, Ф. Моммзена, О. Бэра, Б. Виндшейда, К.А.

Вангерова и др.). Они демонстрируют потребность оборота в юридическом механизме, обеспечивающем возмещение вреда, причиненного недобросовестным поведением стороны при заключении договора. Даже несмотря на то, что, по мнению большинства пандектистов, доктрина culpa in contrahendo была чуждой правопорядку Древнего Рима, она была признана пандектистикой в условиях субсидиарного действия римского права в Германии, сохранявшегося до 1900 г. Благодаря германской пандектистике преддоговорная ответственность при заключении недействительного договора стала неотъемлемой частью системы частного права Германии. Однако сочинения пандектистов имеют сегодня не только историческое значение. Они способны оказать помощь в установлении правовой природы преддоговорной ответственности и в выработке оптимальной конструкции для ее включения в действующее российское гражданское законодательство.

Во вторую группу входят исследования первой половины XX в., уже в период действия BGB (Ф. Леонгард, Г. Зибер, А. Тур, П. Эртманн, Г. Штолль, Г. Гаупт, Г. Дёлле, К. Баллерштедт, К. Ларенц и др.). Благодаря этим работам преддоговорная ответственность была признана во всех случаях преддоговорных нару шений независимо от действительности заключенного впоследствии договора и факта его заключения. Тогда же было выявлено общее основание такой ответственности. Исследователю современного российского права эти сочинения интересны для выявления доступных способов трансплантации института преддоговорной ответственности в систему действующего права.

Наконец, современные исследования о culpa in contrahendo (Т. Гьяро, К.

Никель, М. Борер, В. Кюппер, Р. Нирк) показывают весь спектр типичных ситуаций, при которых возмещение причиненного контрагенту вреда иными, чем иск из преддоговорной вины, способами оказывается невозможным либо существенным образом затруднено.

Характеристика преддоговорной ответственности в иных правопорядках, кроме Германии, была бы неполной без привлечения необходимой литературы, изданной преимущественно на английском языке. Эта работа также проведена автором диссертационного исследования и нашла отражение в тексте диссертации.

Ответственность за culpa in contrahendo по российскому законодательству рассматривалась как отечественными, так и зарубежными авторами (преддоговорная ответственность по нормам ГК РСФСР 1922 г. исследована К. Гельдрихом, Э. Герцем, В. Гольцем). Следует учитывать, что иностранные ученые не отводили ведущей роли вопросам регламентации преддоговорной ответственности российским гражданским законодательством. Высказанные ими мнения интересны для определения места отечественной модели правового регулирования этих отношений в общем контексте европейской цивилистической традиции. Однако немногочисленные работы российских юристов по данной проблеме, как правило, не отличаются достаточным вниманием к теоретико-догматической проработке поднимаемых в них вопросов. В связи с этим установление характеристик преддоговорной ответственности в российском гражданском праве, а также возможности генерализации отдельных правовых предписаний, содержащихся в действующем законодательстве и предусматривающих конкретные основания и размеры ответственности за culpa in contrahendo, в общий принцип ответственности за недобросовестное поведение на стадии переговоров осуществляется автором "с чистого листа" — на основе выводов, сделанных в рамках исследования преддоговорной ответственности в различных правопорядках стран Западной Европы.

В имеющейся литературе вопроса сущность и характеристики института преддоговорной ответственности исследовались, за редким исключением, в рамках какого-то одного нормативного контекста, охватывающего, как правило, правопорядок конкретной страны, рассматриваемый в историческом развитии. Большинство публикаций западных авторов (помимо работ Р. Нирка3 и П. Гиликер4) не содержит компаративного анализа интересующей нас проблематики.

Таким образом, основными источниками данного исследования выступают иностранные работы, посвященные преддоговорной ответственности в европейских правопорядках, и зарубежная судебная практика. При исследовании преддоговорной ответственности в правопорядках государств — представителей романогерманской правовой системы использовались оригинальные тексты источников действующего права либо их переводы на немецкий или английский языки.

Анализ возможности включения института преддоговорной ответственности в систему отечественного гражданского права основывается на исследовании действующих и ранее действовавших в России нормативных правовых актов и выявлении особенностей российской цивилистической традиции применительно к изучаемой проблематике. Исследованная судебная практика показывает острую потребность оборота во введении правил о преддоговорной ответственности в систему гражданского права и невозможность соблюдения принципа добросовестности при разрешении споров, связанных с нарушением преддоговорных обязанностей, исключительно на основании действующего позитивного права.

Предмет и метод исследования. Диссертационное исследование посвящено изучению правового регулирования преддоговорной ответственности в различных правопорядках. Временные рамки исследования определяются возникновением соответствующей теории в пандектном праве Германии. В работе анализируется история формирования института ответственности за culpa in Nirk R. Rechtsvergleichendes zur Haftung fr culpa in contrahendo // Zeitschrift fr auslndisches und internationales Privatrecht. Bd. 18. 1953. S. 310 – 355.

Giliker P. Pre-Contractual Liability in English and French Law. Hague, 2002.

contrahendo и его современное состояние в развитых правовых системах, оказывающих влияние на российскую гражданско-правовую доктрину. Вместе с тем, с учетом того, что предметом исследования пандектистики выступали источники римского права, в работе исследуются положения римского права, использованные Р. Иерингом для обоснования доктрины culpa in contrahendo.

Таким образом, объектом настоящей работы выступает не только гражданское право современной России, но и римское (пандектное) право, и гражданское законодательство европейских государств, а также положения цивилистической доктрины этих стран. Ее предмет составляют правовые нормы, определяющие ответственность стороны за возникновение убытков у ее контрагента вследствие ненадлежащего исполнения ею своих обязанностей на стадии переговоров, трансформация во времени указанных норм и их восприятие представителями цивилистической мысли прошлого и настоящего, воплощение данных норм и теоретических воззрений в зарубежной и российской правоприменительной практике.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»