WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 ||

Монологическая речь является содержательно и структурно целостной речевой деятельностью одного субъекта, которая не предполагает ответа и не прерывается другими субъектами. Монолог произносится не только с целью передать информацию, выразить свои мысли, дать оценку событиям и явлениям, но и воздействовать на слушателей путем убеждения.

Отличительные признаки диалога и монолога сводятся к лингвистическим и экстралингвистическим. К основным лингвистическим признакам относятся: объем высказывания, полнота тематического содержания монолога в отличие от более узкого тематического содержания диалога, смысловая законченность монолога и «открытость» реплик диалога.

Основные экстралингвистические признаки включают: преднамеренность монолога и спонтанность диалога, направленность на адресата в диалоге и специфическая направленность монолога, количество участвующих в формировании диалога и монолога (Изотова 2006).

В третьем разделе «Принципы анализа монологического высказывания и его основные черты» приводится определение драматического монолога, который представляет собой речь одного из действующих лиц драмы либо в виде длинной реплики диалога, не прерываемой репликами других действующих лиц, либо в виде отдельной драматической сцены и определяются свойства монолога, которые заключаются в том, что он выступает средством самовыражения говорящего (Масленникова 2002а, 2002б) и способом осуществления самопознания (Толочин 2002б). Эти свойства подчеркиваются риторическими средствами и приемом идентификации (отождествлением автора с читателями через цитацию, упоминание), которые не только актуализируют автора как языковую личность, но и являются элементами его саморепрезентации.

Отечественные и зарубежные ученые (Бахтин 1979, 1993, Варшавская 2002, Тимофеева 2006, Burke 1969) отмечают, что монологу как речи могут быть присущи черты диалогичности, поскольку данный вид речевой деятельности не исключает свойства речи «быть адресованной». При этом говорящий может быть лишен непосредственной связи с адресатом речи, например, в художественной речи и в ситуации внутреннего монолога, когда присутствует только говорящий, а адресат может мыслиться как обобщенный или совпадать с самим говорящим.

В изучении сферы монолога на протяжении последних десятилетий сформировалось особое направление – нарратология, занимающееся анализом повествовательного текста, основной функцией которого признается способ хранения человеком знаний и интерпретации им реальности (Harre 1998). Кроме этого, некоторые ученые (Толочин 2002б) поднимают вопрос о выявлении принципов организации текста, которые могут способствовать созданию системной классификации текстовых смыслов, поскольку для современной лингвистики наиболее актуальным направлением является переход к грамматике смыслов.

В четвертом разделе «Внутренний монолог» вводится понятие художественного аналога внутренней речи, который подразумевает превращение аутентичной внутренней речи в коммуникативную форму с целью показать эмоционально-мыслительную деятельность героя и его психологическое состояние. Данный аналог представлен во внутреннем монологе героя. Следовательно, внутренний монолог определяется как речь без слушателя, направленная персонажем на самого себя, в которой он выражает свою самую близкую к несознательному мысль, а также фиксирует конечные результаты собственного мыслительного процесса (Сергеева 1996).

Диалогичность внутреннего монолога как одного из основных способов актуализации внутренней речи отмечают многие исследователи (Гаибова 1986, Ковтунова 1986, Изотова 2006). Диалогичность создается с помощью первичных (реплики-стимулы и реплики-реакции) и вторичных (вопрос, обращение, повелительное наклонение и второе лицо) диалогических структур. Внутренний монолог делится на три основных типа:

проспективный монолог, актуальный монолог (монолог-размышление и монолог-рассуждение), ретроспективный монолог (полный ретроспективноописательный монолог и фрагментарный ретроспективно-описательный монолог).

II-ая глава «Лингво-прагматический анализ монолога ранненовоанглийского периода» посвящена исследованию монологов, выбранных из ряда трагедий и хроник У. Шекспира. В ней определяется тематика монологов и выявляются способы актуализации отдельных элементов смысла, исследуются средства создания диалогизации и двухголосия монологической речи, а также описывается речеактовая структура монологов. Вторая глава состоит из трех разделов.

В первом разделе «Тематическая сетка монологов персонажей У. Шекспира и актуализация отдельных элементов смысла» при обращении к тематическому содержанию монологов становится очевидным преобладающее действие одного из законов построения связного текста – закона повторяемости смысла. В работе показано, какими риторическими и стилистическими приемами достигается создание тематической сетки, которая определяется как совокупность лексических и грамматических средств, направленных на обеспечение непрерывности сквозной темы.

Характер исследуемого материала ограничивает количество тем монологов персонажей У. Шекспира, отражающих моральные ценности и приоритетные вопросы ранненовоанглийского периода. Всего обнаружено шесть основных тем, которые распадаются на акциональные и неакциональные.

Акциональные темы связаны с активными действиями персонажей (действия по захвату власти, вершение чужой судьбы). Неакциональные темы распадаются на характеризующие (самобичевание, поворот судьбы) и реляционные (жажда мести, осуждение). Характеризующие темы предполагают характеристику говорящим себя и других, каких-либо состояний, настроений и жизненных обстоятельств и сводятся к положительной или отрицательной оценке. Реляционные темы связаны с межличностными отношениями, носящими отрицательный характер: вражда, ненависть, неуважение. Наиболее широко в исследуемом материале представлена тема жажда мести:

(9а) Now might I do it pat, now he is praying;

And now I'll do't. And so he goes to heaven, And so am I reveng'd. That would be scann'd.

A villain kills my father; and for that, I, his sole son, do this same villain send to heaven. (Ham, III, III, 867) Во втором разделе «Диалогизация и двухголосие монологической речи персонажей У. Шекспира» в основе исследования лежат два ключевых понятия: диалогизация и двухголосие. По сути дела, и то, и другое – это проявления «гибридных» конструкций М.М. Бахтина, в которых представлены две речевые манеры, два стиля, два кругозора. В ходе анализа было отмечено, что диалогизация обеспечивается двумя разновидностями структур: а) вкраплениями в монолог целых диалогов или их фрагментов, то есть «чужих голосов», и б) включениями в монолог отдельных элементов диалогической речи – вопросов, обращений, директивов и т.п., например:

(13) I am not yet of Percy's mind, the Hotspur of the North;

he that… says to his wife, 'Fie upon this quiet life! I want work.' 'O my sweet Harry,' says she, 'how many hast thou kill'd to-day' 'Give my roan horse a drench,' says he, and answers 'Some fourteen,' an hour after, 'a trifle, a trifle.' (Hen IV. Part I, II, IV, 414) Монологи персонажей У. Шекспира, построенные по принципу двухголосия, содержат диалогические структуры, которые предполагают коммуникативное раздвоение личности говорящего, когда он одновременно выступает в роли адресанта и адресата. Такие монологи представляют собой более «чистую», прототипическую форму монологической речи, полностью вербализованное художественное воплощение внутреннего монолога, например:

(24) …Sir John Hume! Seal up your lips, and give no words but mum: the business asketh silent secrecy …Yet have I gold flies from another coast – I dare not say from the rich Cardinal, And from the great and new-made Duke of Suffolk;

Yet I do find it so… (Hen VI. Part II, I, II, 525) В 24-ом примере герой (Юм) обращается к самому себе не только в первом лице (I), но и по имени (John Hume). Юм заводит разговор с собой таким образом, как будто разговаривает с кем-то другим, за счет чего создается эффект двухголосости.

В данном разделе были также определены типы адресованности монологов. Обращения говорящего к самому себе и частям тела соотносятся с факторами внутренней прагматики монолога, к другим персонажам, неодушевленным предметам, а также к зрителю / читателю – с факторами внешней прагматики, обращения к абстрактным явлениям могут быть факторами как внутренней, так и внешней прагматики.

Анализ показал, что диалогизация манифестируется прямой, косвенной и несобственно-прямой речью, тогда как двухголосие – только прямой речью.

Pages:     | 1 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»