WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Научная новизна исследования предопределяется низким количеством в отечественном правоведении работ по совершенствованию действующей системы управления хозяйственными обществами с точки зрения доктрины конфликта интересов и принципа общего блага участников хозяйственного общества. Предлагаемая работа – результат анализа элементов управления хозяйственными обществами, заимствованных из правовых систем других развитых стран. Впервые на диссертационном уровне исследован комплекс вопросов взаимодействия органов управления хозяйственных обществ в целях создания системы управления, более эффективной и востребованной текущей экономической ситуацией. Проведенное исследование позволяет вынести на защиту следующие положения:

1. В работе сформулировано понятие общего блага, под которым подразумевается юридически квалифицированный и соразмерный результат достижения цели на основе баланса частных и публичных интересов. Через это понятие рассматриваются вопросы управления и приоритета интересов участников хозяйственных обществ.

2. Предлагается законодательно закрепить возможность выбора между однозвенной и двухзвенной моделями управления. В первом варианте совет директоров должен совмещать функции контроля и управления, более подходя для компаний с концентрированной собственностью и небольшим количеством акционеров. Второй вариант основан на разделении управления и контроля между двумя коллегиальными органами (наблюдательным советом и правлением).

3. В работе обосновывается необходимость закрепления положения, в соответствии с которым общее собрание вправе рассмотреть любой вопрос, отнесенный к его компетенции законом или уставом, а также принять к своему рассмотрению любой вопрос, относящийся к компетенции другого органа, в порядке, предусмотренном уставом. Совет директоров (правление), если иное не установлено уставом, должен быть вправе рассматривать любые вопросы, не отнесенные к компетенции других органов (остаточная компетенция), а также вопросов, решение которых делегировано ему общим собранием в соответствии с законом и уставом. Единоличный исполнительный орган должен иметь компетенцию, установленную законом, и компетенцию, делегированную ему советом директоров (правлением) или общим собранием.

4. Обосновывается необходимость изменения пункта 3 статьи Закона об акционерных обществах, в части исключения права совета директоров устанавливать максимальный размер дивидендов.

5. Делается предложение изложить абзац 2 пункта 3 статьи 6 Закона об акционерных обществах в следующей редакции: «Дочернее общество не отвечает по долгам основного общества (товарищества).

Основное общество (товарищество), которое имеет право давать дочернему обществу обязательные для последнего указания, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний».

В работе предлагается исключить из статьи 6 Закона об акционерных обществах квалифицирующий признак вины в форме умысла в случае причинения убытков дочернему обществу.

6. Сделан вывод о противоречивости норм Гражданского кодекса и Закона об обществах с ограниченной ответственностью в части передачи полномочий единоличного исполнительного органа по договору коммерческой организации (управляющей организации) или индивидуальному предпринимателю (управляющему). Для устранения противоречия предлагается дополнить статью 91 Гражданского кодекса следующей нормой: «По решению общего собрания участников полномочия исполнительного органа общества могут быть переданы по договору другой коммерческой организации или индивидуальному предпринимателю».

Абзац первый статьи 42 Закона об обществах с ограниченной ответственностью после слов «единоличного исполнительного органа управляющему» необходимо дополнить «или другой коммерческой организации».

7. Делается вывод о том, что договор между управляющей организацией и хозяйственным обществом является договором возмездного оказания услуг.

8. Для придания ревизионной комиссии статуса независимого органа внутреннего контроля предлагается внести поправки в статью Закона об акционерных обществах, запретив учитывать на общем собрании акции, принадлежащие членам контролирующего органа, при голосовании по вопросам избрания в состав самой ревизионной комиссии.

В работе делается вывод о необходимости ежегодного переизбрания ревизионной комиссии.

Теоретическая и практическая значимость исследования.

Материалы диссертации и полученные результаты позволяют более полно уяснить суть правового регулирования деятельности хозяйственных обществ. Выводы и предложения диссертационной работы направлены на совершенствование действующего корпоративного законодательства.

Материалы работы дают возможность их использования для дальнейшего научного исследования вопросов правовой организации управления в хозяйственных обществах.

Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждена на кафедре коммерческого права юридического факультета СанктПетербургского государственного университета. Основные положения исследования нашли отражение в публикациях автора.

Структура работы. Работа состоит из введения, трех глав (параграфов), списка источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы диссертации, определяются цели и задачи, практическая значимость.

Глава первая – «Приоритет «общего блага» как основа обеспечения баланса интересов в хозяйственных обществах» – состоит из двух параграфов.

В первом параграфе – «Понятие и признаки общего блага» – автор определяет содержание понятия «общее благо» и принципы обеспечения баланса интересов, позволяющие вести сторонам корпоративных правоотношений бесконфликтное существование.

Предпринимательская деятельность в организационно-правовой форме акционерного общества затрагивает интересы большого числа лиц:

акционеров, директоров, менеджеров, кредиторов, наемных работников.

Действующее законодательство страдает слабой разработкой вопросов конфликтологического характера, актуальных для участников корпоративных отношений, что требует включения принципа приоритета «общего блага» в действующие Законы об акционерных обществах и об обществах с ограниченной ответственностью, а также дальнейшей разработки доктрины конфликта интересов.

В законодательстве не определено понятие «общее благо» а также не разработаны критерии его оценки. Постановлением Конституционного Суда РФ № 3-П7 от 24 февраля 2004 года была сделана попытка использования немецкой концепции «общего блага». Анализ европейского законодательства позволяет сделать вывод об отсутствии доктринальной разработки этого понятия. Европейский Суд пошел лишь по пути определения критериев общего блага на уровне судебного прецедента.

Анализ отечественного корпоративного законодательства и точек зрения ряда цивилистов (В.Ф. Попондопуло, А.Ю. Бушева, В.И.

Вестник Конституционного Суда РФ. N 2. 2004.

Добровольского, Д.И. Дедова) свидетельствует о наличие возможности применения предлагаемой концепции определяя критерии общего блага через принципы добросовестности и разумности, указанные в статье Гражданского кодекса Российской Федерации.

Практическое значение разработки доктрины конфликта интересов состоит в обосновании законодательного закрепления приоритета интересов одной группы участников общества над другой, что необходимо для эффективной работы хозяйственного общества в целом. Эти приоритеты сводятся к следующему.

Особенностью коммерческой организации является не только получение прибыли, но и ее распределения между участниками.

Акционеры обычно выступают за выплату дивидендов. Менеджеры, напротив, выступают за вложение капитала в развитие бизнеса. Для обеспечения баланса интересов этой группы правоотношений, мы полагаем, нужно исходить из подхода, закрепленного в «Принципах корпоративного управления Организации Экономического Сотрудничества и Развития», где общий (стратегический) интерес общества обозначен как «оптимизация доходов акционеров», то есть доходов от вложенного инвесторами капитала. В этой связи мы считаем, что необходимо чистую прибыль общества направлять не только на развитие компании в целях повышения ее капитализации, но и на выплату дивидендов акционерам, т.е.

закрепляя приоритет интересов акционеров над интересами менеджеров.

Очевиден конфликт между миноритарным акционером, заинтересованным в результатах деятельности только своей компании, и контролирующим акционером, преследующим цель развития всей группы компаний.

Для бесконфликтного сосуществования и адекватного правового регулирования корпоративных правоотношений необходимо законодательно закрепить принцип приоритета интересов крупных (мажоритарных) акционеров, являющихся стратегическими инвесторами общества, над интересами мелких (миноритарных) акционеров.

Во втором параграфе – «Система управления в хозяйственных обществах» – анализируется современная система корпоративного управления в России.

Анализ работ Ю.В. Петровичевой8, О.А. Макаровой9, У.Э. Батлераи ряда других авторов показывают, что российская модель управления хозяйственным обществом является смешанной. У нее есть ряд общих черт и с европейской и с американской. По мнению О.А. Макаровой, в основе отечественной системы корпоративного управления законодателем положены два принципа: принцип разделения наблюдательных и распорядительных функций (дуалистический принцип) и принцип свободы образования исполнительного органа общества11. Эти принципы требуют дальнейшего развития.

На основании изложенного предлагается законодательно закрепить возможность выбора между однозвенной и двухзвенной моделями управления. В первом варианте совет директоров должен совмещать функции контроля и управления, более подходя для компаний с концентрированной собственностью и небольшим количеством акционеров. Второй вариант основан на разделении управления и контроля между двумя коллегиальными органами (советом директоров и правлением), является наиболее адекватным для публичных компаний.

Таким образом, при двухзвенной модели органами акционерного общества будут являться: общее собрание акционеров, наблюдательный совет (осуществляет функции контроля), правление (функции управления) и единоличный исполнительный орган. При однозвенной модели – общее Петровичева Ю.В. Акционерное законодательство Англии и России. М., 2002.

Макарова О.А. Корпоративное право. М., 2005.

Батлер У.Э. Корпорации и ценные бумаги в России и США. М., 1997.

Макарова О.А. Корпоративное право. М., 2005. С. 213.

собрание акционеров, совет директоров (функции управления и контроля) и единоличный исполнительный орган. Такая структура управление позволяет устранить ряд недостатков, позволяя избежать «дублирования» исполнительных органов, пересечения полномочий, делает структуру управления более понятной, устраняет конфликты интересов управляющих. Целесообразно обязать публичные компании с числом акционеров более 50 устанавливать именно двухзвенную модель управления. Это связано с приоритетом «общего блага» и вопросами баланса интересов участников общества.

В обществе с ограниченной ответственностью должна действовать система органов управления, состоящая из общего собрания и единоличного исполнительного органа.

Глава вторая – «Особенности правового положения органов управления в хозяйственных обществах» – состоит из трех параграфов.

В первом параграфе – «Правовое положение общего собрания акционеров (участников) хозяйственного общества в системе управления хозяйственных обществ» – рассматриваются правовые вопросы деятельности высшего органа управления.

В результате анализа действующего законодательства и различных точек зрения (А.П. Сергеев, Т. Бойко, Е.А. Суханов) можно сделать вывод о «закрытости» перечня полномочий общего собрания акционеров.

Отличие в перечне полномочий общего собрания акционеров от общего собрания участников заключается в возможности расширить перечень полномочий последнего внесением дополнений в устав.

Гражданский кодекс РФ в статье 103 раскрывает определение «исключительной компетенции» общего собрания акционеров. Закон об акционерных обществах не содержит подобного словосочетания, перечисляя вопросы компетенции общего собрания. Тем не менее, анализ действующего корпоративного законодательства позволяет выяснить дополнительный круг вопросов, которые являются вопросами исключительной компетенции общего собрания.

Представляется, что подобное положение создает почву для пересечения компетенции органов управления, нивелируя статус общего собрание как высшего органа управления. Для создания простой и прозрачной структуры управления предлагается в действующих Законах об обществах с ограниченной ответственностью и акционерных обществах установить принцип, в соответствии с которым общее собрание вправе рассмотреть любой вопрос, отнесенный к его компетенции законом или уставом, а также принять к своему рассмотрению любой вопрос, относящийся к компетенции другого органа, в порядке, предусмотренном уставом.

В статье 35 Закона об обществах с ограниченной ответственностью одним из оснований отказа исполнительного органа в проведении внеочередного общего собрания является не соблюдение установленного порядка предъявления требования о проведении собрания. Сам порядок предъявления требования о проведении собрания, а также форма и содержание такого требования Законом не устанавливаются.

Следовательно, для избежания двусмысленного толкования этой нормы предлагается статью 35 Закона об обществах с ограниченной ответственностью дополнить следующим параграфом:

«В требовании о проведении внеочередного общего собрания должно указываться имя (наименование) участника (акционера), количество принадлежащих голосов, должны быть сформулированы вопросы, подлежащие внесению в повестку дня, указываться предлагаемая форма проведения собрания. В случае, если требование о созыве внеочередного общего собрания содержит предложение о выдвижении кандидатов, в нем указывается имя и данные документа, удостоверяющего личность кандидата (кандидатов), наименование органа, для избрание в который он предлагается, иные сведения, предусмотренные уставом» Статья 35 Закона об обществах с ограниченной ответственностью устанавливает исчерпывающий перечень оснований, по которым исполнительным органом общества может быть принято решение об отказе в проведении внеочередного общего собрания участников. Отказ в созыве собрания возможен в случае, если:

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»