WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Партнер по общению деперсонализируется, ему приписывается определенный узкий репертуар качеств. Если эти ожидания не подтверждаются, то против другого принимаются меры (убеждения, уговоры, требования), или контакт разрывается [Братусь Б.С., 1998; Магомед-Эминов М.Ш., 1998].

Т.И. Пашукова исследовала эгоцентрическую направленность личности через фиксацию поведенческих и речевых реакций – «единиц эгоцентризма». К ним относится неучет другого мнения; стремление говорить самому, а не вести диалог; невнимание к содержанию высказывания другого и истолкование его смысла в соответствии со своими ожиданиями; проекция своих состояний на других; выведение умозаключений на основании своего ограниченного опыта, не допускающего мысли о существовании других точек зрения. Эгоцентрическая направленность личности препятствует эффективному общению, так как эгоцентрик или невнимателен к другим (экстравертированный эгоцентрик), или не предоставляет возможности понять себя (интровертированный эгоцентрик).

Феномен эгоцентризма как особой умственной позиции наиболее развернуто описан в концепции Пиаже и неопиажистских исследованиях. Эгоцентризм – центральная особенность детского мышления, отсутствие понимания относительности познания мира; позиция неосознанного приписывания качеств собственного «Я» другим людям и вещам. Эгоцентризм обусловлен недостаточной дифференциацией ребенком различных областей реальности. То, какие именно области плохо дифференцированы, зависит от стадии познавательного развития, от сформированности интеллектуальных структур.

В подростковом возрасте эгоцентризм приобретает форму «наивного идеализма». Подросток приписывает своей мысли неограниченную силу. Неумение осознать разницу между собственными познавательными способностями и реальностью, к которой они прилагаются, ведет к тому, что мечты кажутся действием, уже изменяющим мир. Освобождение от эгоцентризма происходит не всегда: существуют взрослые, оставшиеся эгоцентричными в своей манере мыслить. Это люди, которые помещают между собой и реальностью воображаемый мир и сводят все к этой узко индивидуальной точке зрения. Такая манера жить в самом себе снижает верность самопонимания и понимания мира.

Современные исследования эгоцентризма направлены, преимущественно, на его изучение с точки зрения особенностей развития личности. Впервые аффективно-личностные компоненты эгоцентризма были описаны Д. Элкиндом.

Это особые поведенческие феномены, характерные для подростков и связанные со спецификой формально-операционального мышления.

Первый феномен - «воображаемая аудитория». Подросток пытается предвосхитить реакции других на самого себя, но эти предполагаемые реакции зависят от того, как он сам относится к себе. Подросток постоянно конструирует «воображаемую аудиторию», центром внимания которой он сам и является.

Вера подростка в собственную уникальность, недоступность его душевных переживаний пониманию других людей, убежденность в отличии этих переживаний от присущих окружающим, составляют второй феномен личностного эгоцентризма - «личный миф». Это представление подростка о себе, которое не является правдой. Еще один феномен, получивший название «явное лицемерие», представляет собой несоответствие между реальными делами подростка и его словесными манифестациями. Р. Энрайт описал феномен «сфокусированности на себе», суть которого состоит в тенденции к сосредоточению внимания на собственных мыслях и чувствах. В последние годы описан феномен «фокализма», т.е. склонности оценивать себя как человека, заметно превосходящего «типичного» представителя своего класса, фаворитизация себя [Kruger J., Burrus J., 2004; Chambers J., Suls J., 2006]. Эгоцентризм противопоставляется «аллоцентризму» как умению поставить себя на место другого человека, чтобы лучше его понять [Frith U., F. de Vignemont, 2005].

Показано, что соматические нарушения (инвалидность) ведут к повышенному эгоцентризму в самовосприятии, преувеличению собственной исключительности [Обухова Л.Ф., Рябова Т.В. и др., 2001]. Патопсихологические процессы (в частности, синдром Аспергера) усиливают ригидную сфокусированность на собственном внутреннем мире. Для таких больных характерно восприятие себя как центра жизни остальных людей, а собственной точки зрения как безусловно важнейшей и первостепенно значимой [Frith U., F. de Vignemont, 2005]. Особенности, сходные с эгоцентрическими, демонстрируют воспитанники приюта. Это затруднения в осознании себя, своего жизненного плана, «фантазийность» представлений о себе - выдуманные истории жизни вживаются в сознание [Ерина Л.А., 2007].

Проведенный анализ показывает, что эгоцентризм проявляется в сфере рассуждений, в поведении, отношениях с окружающими, восприятии самого себя. Влияние эгоцентризма усиливается благодаря фокализму и «фаворитизации» себя. Подобные явления в известной степени свойственны каждому человеку, но особенно заметны в сфере отклоняющегося поведения. Исходя из этого, можно предположить, что феномены личностного эгоцентризма, свойственные подростковому возрасту вообще, обостряются у девиантных подростков.

В четвертой главе - «Эмпирическое исследование аффективноличностного эгоцентризма в структуре девиантности» - описаны принципы организации эмпирического исследования, обоснован выбор основного и дополнительных методов исследования, приведено описание 21 истории подростковой девиантности, дан качественный и количественный анализ аффективноличностного эгоцентризма в структуре подростковой девиантности, описаны его структурно-динамические особенности, функции, типология.

Девиантное поведение в качестве объекта изучения обладает рядом особенностей, определяющих специфические требования к методологии исследования. Девиантный подросток не может быть описан как усредненный вариант определенного типа аномального развития. Девиантность в каждом случае - особая специфическая картина социальной жизни и личностных особенностей индивида. Применение методов статистического характера хотя и желательно, но недостаточно для исследования девиантности, поскольку деперсонализирует подростка. Поэтому требуется обращение к квазиэкспериментальному исследованию, необходима смена исследовательской парадигмы [Корнилова Т.В.]. Основные причины этого – уникальность каждого случая девиантности; невозможность его моделирования; отсутствие условий экспериментального контроля (повторения значимых событий, влияния на них, уравнивания случаев). Когнитивные и личностные особенности девиантных подростков – бедность поня тийного аппарата, нерефлексивность, плохие навыки работы с текстом, нестойкая мотивация экспертизы, страх наказания и т.п. – оказывают влияние на процедуру диагностики. В этих условиях наиболее эффективным исследовательским принципом становится сочетание клинического и статистического подхода. В качестве основного мы используем метод описания частного случая, позволяющий осуществить качественный, индивидуальный, клинический, личностный и естественный характер анализа изучаемого явления. Как подчеркивал К. Леонгард, необходимо «обследовать человека как такового»: только то, что может быть выведено из непосредственных наблюдений над людьми, следует считать психологически достоверным. В современной психологии анализ случая считается идеографическим методом [Plummer К.].

В исследовании были использованы материалы, полученные автором в процессе работы в Комиссии по делам несовершеннолетних района Москворечье–Сабурово с 2001 по 2008 год. Было отобрано 100 интеллектуально сохранных подростков, обследованных с помощью ряда методик (матрицы Равена; патопсихологические методики С.Я. Рубинштейн; Кто «Я» Какой «Я»; 20 «Я», «Самооценка»; «Уровень притязаний»; «РНЖ», «Рисунок семьи», «Автопортрет», «Я и мой окружающий мир», «Незаконченные предложения»). Были также проанализированы уголовная и школьная документация и сведения, полученные от членов семей, педагогов, друзей. По результатам были составлены психологические характеристики неблагополучных подростков. Из них был отобран 21 наиболее иллюстративный случай, позволяющий описать личностные особенности девиантных подростков, специфику их социальных отношений, проявления аффективно-личностного эгоцентризма. 80 подростков из числа всех обследованных заполнили адаптированный вариант опросника AES «Подростковый эгоцентризм - социоцентризм», благодаря чему были получены данные о выраженности феноменов аффективно-личностного эгоцентризма у девиантных подростков. Особенности аффективно-личностного эгоцентризма у 50 девиантных подростков из числа всех обследованных оценили эксперты.

Выраженность аффективно-личностного эгоцентризма у девиантных подростков была сопоставлена с таковой у 50 «нормотипических» подростков.

Каждый случай, представленный в работе, содержит историю жизни подростка, особенности его развития и семейных и школьных отношений, динамику становления девиантного поведения, особенности отношения к себе и окружающим, реакции на санкции, проявления феноменов эгоцентризма. Приведем основные данные по итогам анализа 21 случая подростковой девиантности.

Личностные качества девиантных подростков (данные в процентах) агрессия – 100 алкоголизм - 67 «дискомфорт успеха» - аутоагрессия - 90 сниженный самоконтроль иждивенчество - асоциальные компании - - 67 низкий интеллект - 90 наследств. отягощенность патология влечений, в низкая самооценка, чувст- алкоголизмом - 62 т.ч., гомосексуализм, во неполноценности - 90 отягощенность психопа- дромомании – аддикции - 81 тологией – 57 лидерские качества – 9.безразличие к последст- примитивная ценностно- завышенная самооценка – виям асоциальности – 81 мотивационная сфера - 57 9.бедность внутренней гебоидные черты - жизни - 81 высокий интеллект - Анализ историй подтверждает существующие теоретические представления о личности девиантных подростков. Девиантные подростки обладают повышенной агрессией, формальным или оппозиционным отношением к нормам.

У них отмечаются эмоциональные, волевые, самооценочные трудности, неразвитость ценностно-мотивационной сферы, регресс или недоразвитие моральных установок, познавательных интересов, высокая конформность, склонность к саморазрушающему поведению. В развитии девиантных подростков нарушено и искажено становление нормальных личностных качеств.

Особенности отношений в семьях девиантных подростков (данные в %) длительное игнорирова- психологические пробле- развод родителей – 38.ние проблем -100 мы родителей – 76.2 жесткое обращение в сенеадекватные действия низкий культурный уро- мье – 33.родителей по отношению вень семьи – 66.7 неполная семья – 28.к девиантному поведению несогласованность требо- сравнение с «хорошим подростка – 95.2 ваний – 57.1 сиблингом» - 28.гипопротекция – 80.9 самоисполняющееся нега- асоциальный образ жизни «любовь-ненависть» к ро- тивное пророчество – 47.6 семьи – 28.дителям – 76.2 непринятие, отвержение гиперпротекция – 23.ребенка – 42.Самые распространенные особенности детско-родительских отношений – это непринятие ребенка с ранних лет жизни, гипопротекция, игнорирование трудностей развития детей, безразличие к их внутренней жизни, бессистемность и противоречивость воспитания, амбивалентные отношения внутри семьи, психологические и социальные трудности взрослых. Нет случаев, где у мальчика были бы благополучные отношения с отцом. Во всех семьях девиантных подростков отмечается неправильный тип воспитания. Несмотря на острое длительное психологическое неблагополучие семей, обращение родителей к психологу чаще всего было вынужденное: связанное с внешним принуждением или с острой поведенческой проблематикой подростка (аддикции, уходы из дома, неуспеваемость, криминальное поведение). Было замечено, что полученные рекомендации не соблюдаются родителями, отрицается роль взрослых в изменении поведения подростка, не делаются даже попытки изменения ситуации, и обращение носит, таким образом, формальный характер.

Школьные факторы риска выражены еще ярче, чем семейные. Они приближаются к 100% встречаемости. Это противоречие между декларируемыми тенденциями к гуманизации и индивидуализации образования и реальностью.

Школьные «факторы риска» у девиантных подростков (данные в %) неучет индивидуальных стойкая негативная репу- отсутствие возможностей особенностей, в т.ч., по- тация – 96.2 просоциальной самореатенциала развития -100 неэффективные педагоги- лизации – 47.запоздалое обращение к ческие воздействия, уни- неадекватное оценивание специалистам - 100 жение личности – 96.2 – 42.нет систематической кор- нет единства в работе пед. обучение в интернате – рекции трудностей - 100 коллектива – 96.2 9.педагогическая запущен- слабый класс – 90.ность – 96.2 попустительство – 85.Как показывает анализ историй, педагоги относятся к асоциальным подросткам с позиции «самоосуществляющихся негативных пророчеств». Для учителей часто «само собой разумеется», что эти подростки «трудные», имеют су димости, отвергают просоциальные формы поведения, всегда будут плохо учиться, имеют зависимости, агрессивны, вступают в беспорядочные сексуальные связи, воруют. Педагоги не требуют от них усвоения программы, оставляют на повторное обучение без коррекции знаний, публично и часто в оскорбительной форме высказывают негативные оценки личности подростка, запрещают сверстникам общаться с ним, оценивают негативную динамику учебных и социальных навыков как само собой разумеющуюся и не требующую коррекции.

Сочетание формирующихся личностных особенностей и социального окружения ведет к возникновению ключевых переживаний. Основные из них - это переживания враждебности и мнимой несправедливости социального мира, агрессия, мифологизация собственной личности и поведения, выраженное чувство неполноценности, изоляция от благополучных сверстников, одиночество и депривация потребности в признании.

Ключевые переживания девиантных подростков (данные в %) мнимая несправедливость переживание собственной предательство близких – окружающих - 100 неполноценности – 86.7 61.враждебность к другим – парадоксальное воспри- привычка быть нелюби100 ятие просоциального по- мым – 57.жажда признания – 96.2 ведения – 71.4 переживание собственной парадоксальное воспри- чувство изоляции от бла- негативной уникальности ятие асоциального пове- гополучных сверстников – 52.дения – 96.2 – 71.4 «любовь-ненависть» к эмоциональное напряже- враждебность к себе – родителям – 52.ние – 96.2 66.7 отчаянье – 38.идентификация с крими- одиночество – 61.9 идентификация с образом нальным образом – 90.5 «шута» - 23. В каждой из историй развития подростка описаны феномены аффективно-личностного эгоцентризма: «личный миф», «воображаемая аудитория», «сфокусированность на себе», искажения представлений о нормах и санкциях, фокализм. Частота встречаемости каждого из этих феноменов в описанных случаях - 100%: аффективно-личностный эгоцентризм - обязательный компонент девиантности.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»