WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Vдуб=S/t = 1000 000 м/3600-3900 лет = 250-280 м/год, где: Vдуб – скорость распространения дуба по территории ВосточноЕвропейской равнины в микулинское межледниковье; S – расстояние от разреза Лишкява (бассейн р. Неман) до разреза Рыбинск (регион между Даниловской возвышенностью и Бежецким Верхом); t – время, за которое граница ареала дуба продвинулась от разреза Лишкява до разреза Рыбинск (около 3600-3900 лет) Полученные нами скорости совпадают со скоростями, рассчитанными для голоцена Л.Р. Серебрянным (1971) и Б. Хантли и Дж. Бирксом (Huntley, Birks, 1983) по данным радиоуглеродного датирования. Однако, на 1-порядка превышают скорости рассчитанные И.Ф. Удрой (1988), основанные прежде всего на экологических возможностях вида к расселению, определяющихся возрастом вступления растения в плодоношение, дальностью разноса семян и т.п. При этом, необходимо отметить, что при скоростях миграции порядка ~10 м/год, приводимых И.Ф. Удрой (1988), термофильная древесная растительность не успела бы за 5-10 тыс. лет (предполагаемая продолжительность первой половины голоцена и микулинского межледниковья, до климатического оптимума) проникнуть в северные регионы равнины. Так, например, крайняя северная точка, где была зафиксирована пыльца широколиственных пород в микулинское межледниковье – устье Северной Двины – расположена на расстоянии ~3000 км от Балканского рефугиума. Таким образом, дубу, чтобы достичь побережья Белого моря, при скорости 10 м/год потребовалось бы около 300 тыс. лет. С другой стороны, руководствуясь современными представлениями о биоэкологических особенностях древесных видов неморальной флоры трудно представить, чтобы скорость их миграции могла достигать таких огромных значений как 300-700 м/год.

В разделе 4.4 на основании подсчитанных скоростей миграции нами было сопоставлено несколько опорных разрезов, описанных в главе (рис. 2).

Проведенная нами корреляция показала, что продолжительность существования широколиственных пород на севере и северо-востоке Восточно-Европейской равнины была более чем в 3 раза меньше чем на западе и юго-западе. Так, если в Южной Прибалтике, длительность этого этапа составляла около 8-8,5 тыс. лет (Mller, 1974), то в бассейне р. Северной Двины всего около 2-2,5 тыс. лет.

В разделе 4.5 проведено хронологическое уточнение корреляции региональных схем периодизации последнего межледниковья.

В разделе 4.6 на основании проведенной корреляции споровопыльцевых данных сделана реконструкция растительности и составлены карты растительности для трех хроносрезов микулинского межледниковья (рис. 3, 4, 5). Эти хроносрезы соответствуют зонам максимума пыльцы дуба, максимума пыльцы граба и верхнего максимума пыльцы ели на диаграмме по опорному разрезу Нижняя Боярщина (Гричук, 1989). В работе представлено описание каждой из полученных карт, охарактеризованы основные особенности динамики растительности на протяжении нескольких этапов микулинского межледниковья – фазы дуба, фазы граба и фазы ели, а также проведено сравнение реконструированной и современной растительности.

В первую половину межледниковья граница зоны широколиственных лесов продвигалась на север и достигала в оптимум 60° с.ш. Состав преобладающих в ее пределах формаций менялся от дубовых и дубоволиповых лесов в начале межледниковья до грабовых и дубово-грабовых лесов в оптимум. Представители бореального флористического комплекса отступали на север и северо-восток. Состав их в пределах подтаежной и таежной зон менялся. В термоксеротическую фазу в таежной зоне преобладали сосново-еловые и еловые леса с примесью березы, а в подтаежной – березово-сосновые леса с дубом и вязом с небольшой примесью ели. При приближении к оптимуму в составе бореального флористического комплекса доля сосны и березы снижалась и возрастала доля ели. Вследствие этого в оптимум и в начале термогигротической фазы межледниковья среди пород древесного яруса бореального комплекса господствующее положения занимала ель. Также необходимо отметить, что в пределах таежной и подтаежной зон на протяжении первой половины микулинского межледниковья менялся состав древесных пород неморального флористического комплекса. Так, если на начальных этапах межледниковья здесь преобладали различные виды дуба, вяза, реже липы, то в оптимум они частично или полностью замещались грабом.

Начало второй половины межледниковья ознаменовалось сменой направления движения флористических комплексов. Если в термоксеротическую стадию, повинуясь увеличению тепло- и влагообеспеченности, неморальная растительность продвигалась в северные и восточные регионы, вытесняя при этом из состава лесов элементы бореального флористического комплекса, то в термогигротическую стадию межледниковья, снижение температуры вызвало отступание неморальной растительности в более южные регионы. Вследствие этого в начале термогигротической стадии микулинского межледниковья территорию до 55-60°с.ш. занимала зона подтайги, севернее – до 66-67° – располагалась зона тайги и далее до побережья Северного Ледовитого океана простиралась зона лесотундры.

Сравнение полученных карт с современной картой растительных зон (рис. 6) показывает, что: в период, соответствующий максимуму пыльцы дуба на диаграмме разреза Нижняя Боярщина, граница зоны широколиственных лесов продвигалась на 600 км к северу и северовостоку по сравнению с современным положением. В пределах этой зоны господствовали дубовые и дубово-вязовые формации, состоящие преимущественно из таких видов как Quercus robur, Q. petraea, Ulmus laevis, U. compestris и др. При продвижении к юго-западу в лесах возрастала доля более теплолюбивых, произрастающих преимущественно в условиях более океаничного климата, видов, таких как граб обыкновенный (Carpinus betulus), липа крупнолистная (Tilia platyphyllos) и др. Тот же состав древесной растительности и тенденции его пространственной дифференциации характерны и для современной зоны широколиственных лесов. Отличие заключается лишь в меньшей роли вяза и довольно высоком содержании липы (преимущественно Tilia cordata) на востоке и на севере зоны. Подтаежная зона в первой половине межледниковья была уже, чем в настоящее время. Ее южная граница располагалась на 600 км, а северная – на 200 км севернее современного положения. Состав лесов подтаежной и таежной зон существенно отличался от современного. В настоящее время в зонах подтайги и тайги преобладают еловые (из Picea excelsa, Picea obovata), еловошироколиственные, реже сосновые леса (из Pinus sylvestris). В первой половине микулинского межледниковья в пределах упомянутых зон ведущую роль играли елово-сосновые (из Picea excelsa, Pinus sylvestris и, единично, Pinus sibirica) и сосновые с примесью березы (Betula sect. Albae) леса. Также необходимо отметить, что, в реконструированной для хроносреза максимума пыльцы дуба, структуре растительных зон отсутствуют зоны лесотундры и тундры, присутствующие на современной карте растительности.

Во временной интервал, соответствующий зоне максимума пыльцы граба на диаграмме разреза Нижняя Боярщина, северная граница зоны широколиственных лесов располагалась на 700-800 км севернее современной. В отличие от современных широколиственных лесов, где преобладают различные виды дуба и вяза, в интервале, соответствующем максимуму пыльцы граба, были распространены более термофильные, свойственные регионам с более океаничным климатом, грабовые, липовограбовые и грабово-дубовые леса. Подтаежная и таежная зоны отличались от современных существенной примесью в еловых лесах (из Picea excelsa) березы в бореальном комплексе и граба – в неморальном. В растительности этого этапа так же как и предыдущего в пределах исследуемой территории отсутствовали зоны тундры и лесотундры.

Состав растительности для времени, соответствующего пыльцевой зоне верхнего максимума пыльцы ели на диаграмме разреза Нижняя Боярщина, наиболее близок к современному. Поскольку для южных регионов мы имеем очень мало данных, невозможно сказать определенно, присутствовала ли здесь зона широколиственных лесов. Леса же зон подтайги и тайги напоминали современные по составу древесных пород бореального комплекса, однако отличались по составу неморального комплекса, в котором преобладал граб. На севере исследуемой территории появилась зона лесотундры, где состав древесной растительности был близок к современному и представлен сосной обыкновенной, елью европейской и сибирской и др. Тундровая зона, в отличие от современного положения, располагалась только на островах Северного Ледовитого океана.

Выводы 1. Рассмотрение путей основных миграционных потоков термофильной флоры на Восточно-Европейскую равнину, выявление региональных особенностей соотношения пыльцы широколиственных пород на спорово-пыльцевых диаграммах исследуемой территории и сопоставление на этом основании палинологических данных показало, что основные стадии развития растительности, выделенные В.П. Гричуком для большей части Восточно-Европейской равнины, в пределах различных регионов исследуемой территории не были полностью синхронными, а также имели различную продолжительность, которая сокращалась в северо-восточном направлении более чем в 3 раза.

2. На основании имеющихся оценок продолжительности фаз развития растительности в течение последнего межледниковья (Mller, 1974), получены примерные скорости миграции дуба и граба по территории Восточно-Европейской равнины, которые составляют 250-280 м/год и 530640 м/год соответственно. Рассчитанные нами скорости миграции сопоставимы со значениями рассчитанными для голоцена Л.Р. Серебрянным (1971), Б. Хантли и Дж. Бирксом (Huntley, Birks, 1983).

3. На основании проведенного анализа и сопоставления палинологических данных были составлены карты растительности для трех хроносрезов (зоны максимума пыльцы дуба, максимума пыльцы граба и верхнего максимума пыльцы ели) привязанных к опорной диаграмме разреза Нижняя Боярщина. Сравнение реконструированных и современной карт растительности показало, что структура растительных зон в микулинское межледниковье в целом была подобна современной, за исключением того, что в фазу максимума дуба и фазу максимума граба в ней отсутствовали зоны тундры и лесотундры; зона широколиственных лесов продвигалась на север на 600 км в фазу максимума дуба и на 800 км в фазу максимума граба дальше относительно своего современного положения. Растительность, характерная для микулинского межледниковья, в основном была сходна с современной. Тем не менее состав современного неморального комплекса наиболее близок к реконструированному для фазы максимума дуба, а бореального – к реконструированному для фазы верхнего максимума ели микулинского межледниковья.

Список работ, опубликованных по теме диссертации В изданиях рекомендованных ВАК 1. Чепурная А.А. Особенности миграции некоторых широколиственных пород по территории Восточно-Европейской равнины в микулинское межледниковье // Известия РАН. Сер. Геогр. 2009. №4. С. 69-77.

Статьи в сборниках научных трудов и тезисы докладов на научных конференциях 2. Чепурная А.А. Динамика растительности и климатических условий района бассейна р. Москвы в микулинское межледниковье. (По палинологическим данным разреза «Ходынское поле») // Квартер 2005. Материалы IV Всероссийского совещания по изучению четвертичного периода. Сыктывкар: Геопринт. 2005. С. 450-452.

3. Чепурная А.А. Характеристика динамики ландшафтноклиматических условий микулинского межледниковья бассейна р.Москвы (по палинологическим данным разреза «Ходынское поле») // Палинология: теория и практика. Материалы XI Всероссийской палинологической конференции. Электронное приложение к сборнику тезисов. М.: ПИН РАН. 2005. С. 23-25.

4. Chepurnaya A., Novenko E. “Vegetation and climate dynamics in the Central and Easten Europe (paleoenvironment reconstruction over the latitudinul transect)”; 7th European Paleobotany-Palynology Conference, Prague, 2006, p.25.

5. Novenko E.Yu., Faustova M.A., Chepurnaya A.A. Environment dynamics in the latest phases of the Eemian (Mikulino) Interglacial in the central and north-western of the East European Plain. // Proceedings The Quaternary of Western Lithuania: from the Pleistocene Glaciations to the Evolution of the Baltic Sea, May 27 – June 02, 2007, Plateliai, Lithuania, p.61-63.

6. Chepurnaya A.A. Estimated migration rates for broadleaved species during Mikulino interglacial within the forest zone limits on the East European Plain (based on palynological data) // Man and environment in boreal forest zone: past, present and future. Proceedings of the International Conference. Central Forest State Natural Biosphere Reserve.

2008. P. 31-7. Новенко Е.Ю., Фаустова М.А., Чепурная А.А. Динамика растительности лесной зоны Восточно-Европейской равнины в заключительную фазу микулинского межледниковья // Фундаментальные проблемы квартера: итоги изучения и основные направления дальнейших исследований. Материалы V Всероссийского совещания по изучению четвертичного периода.

М.: ГЕОС. 2007. C. 304-308.

8. Чепурная А.А. Корреляция палинологических данных в пределах центрального историко-флористического региона ВосточноЕвропейской равнины // Фундаментальные проблемы квартера: итоги изучения и основные направления дальнейших исследований.

Материалы V Всероссийского совещания по изучению четвертичного периода. М.: ГЕОС. 2007. C. 447-450.

9. Чепурная А.А. Оценка скоростей миграции широколиственных пород в пределах лесной зоны Восточно-Европейской равнины в микулинское (эемское) межледниковье // Проблемы развития наук о Земле в видении молодых ученых. Материалы международной научной конференции. Киев. 2008. стр. 25-27.

10. Чепурная А.А. Некоторые особенности распространения растительности в пределах лесной зоны Восточно-Европейской равнины в микулинское межледниковье // Молодые ученые – географической науке. Материалы научной конференции. Киев: ВГЛ «Обрiї». 2007. С. 176-177.

11. Чепурная А.А. База геопространственных данных по споровопыльцевым материалам из отложений микулинского (прилукского) возраста территории лесной зоны Восточно-Европейской равнины // Молодые ученые – географической науке. Материалы IV международной научной конференции. Киев: ВГЛ «Обрiї». 2008.

С. 169.

Сданные в печать работы 12. Чепурная А.А. Пространственно-временной анализ динамики растительности в пределах лесной зоны восточно-европейской равнины в микулинское межледниковье // Материалы VI Всероссийского совещания по изучению четвертичного периода.

Новосибирск. 2009.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»