WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Результаты такого сопоставления представлены в работе в виде таблицы биостратиграфической корреляции региональных схем периодизации микулинского межледниковья (см. табл. 1).

Центр Литва Беларусь Вологодск Зоны Карелия Бассейн Северной Бассейн Мезени Средняя, Средняя Русской [О.С.Кондра- [Вознячук, ая область Двины нижняя Вятка равнины тене, 1996] Махнач, [Хомутова, Печора [Иванова, [Гричук, 1954] 1970] [Девятова,1982] [Бердовская, 1972] 1961] 1971] М8 Pinus- М5 Pinus- mr8 Betula- Pinus- КА9 Pinus-Betula-Picea Pinus-Betula-Picea Осадки размыты Betula BetulaPicea- (Betula- (Pinus)-NAP Picea- (Pinus-Picea) Betula Picea) (Betula) М7 Picea М4 Pinus- mr7 Pinus Picea- КА8 Picea-(Picea- Picea-(Picea-Betula)- Betula-Picea- Picea Picea-(PinusPicea- (Picea)- (Quercus- Betula)-(Carpinus) (Quercus-Ulmus) Pinus-(Quercus- Betula) (Curpinus- Carpinus Ulmus) Ulmus) Picea-PinusTilia- BetulaQuercus) (QuercusUlmusCarpinus) М6 М3 М3c mr6 Picea КА7 Carpinus-Quercus- Carpinus-Quercus- Carpinus- Betula QuercusCarpinus Carpinus- Carpinus- (Betula)- Ulmus-Corylus- Ulmus-Corylus- Picea- Quercus-Ulmus- Ulmus-Tilia(Picea) Tilia Quercus- Betula-(Picea- (Betula-Pinus) Corylus- Betula- Carpinus Ulmus- Pinus) (Picea -Pinus) (Picea)- М5 Tilia- М3b Tilia- mr5 Tilia- Corylus КА6 Quercus-Ulmus- Quercus-Ulmus- Quercus-Ulmus- Betula- CorylusQuercus- Quercus- Quercus- Carpinus-(Tilia)- (Carpinus)-(Tilia)- (Carpinus)- (Picea, Alnus Ulmus- Corylus Corylus- Betula-(Pinus)- Betula-(Picea)-Corylus Betula-(Picea- Pinus, Corylus Alnus Corylus Pinus)-Corylus Ulmus) М4 М3a mr4 Quercus- Quercus- КА5 Quercus-Ulmus- Quercus-Ulmus- Quercus-UlmusQuercus- Quercus- Pinus- Ulmus- (Tilia-Carpinus)- Pinus-Betula-Corylus Pinus-BetulaUlmus - Ulmus Corylus (Carpinus- Corylus (Picea)-Corylus Corylus Tilia)- КА4 Quercus-(Ulmus)- Quercus-(Ulmus)- Quercus-(Ulmus)Corylus Pinus-Betula- Pinus-Betula-(Picea)- Pinus-Betula(Corylus) (Corylus) Picea-(Corylus) М3 Pinus- М2 Betula- mr3 Pinus- Pinus- КА3 Pinus-(Betula- Pinus-(Betula-Picea) Pinus-(Betula- Betula- Picea- Betula- Betula- Picea) Picea) (Quercus (Quercus- Quercus- (Ulmus-Ulmus- Ulmus) Ulmus Quercus) Corylus) М2 Betula mr2 Pinus- Pinus- КА2 Betula-(Pinus- Betula-(Pinus-Picea)- Betula-(Pinus- Betula- (Betula- Betula Picea)-NAP NAP Picea)-NAP Pinus Picea) М1 Picea М1 Pinus- mr1 Betula- Picea КА1 Betula-Pinus-NAP Picea--(Pinus-Betula)- Betula-(Picea- Picea Betula (Picea-Pinus) NAP Pinus)-NAP Табл. 1. Биостратиграфическая корреляция региональных схем периодизации микулинского межледниковья.

Глава 3. Отбор, анализ и характеристика палинологических данных для целей выявления закономерностей динамики растительности в пределах лесной зоны Восточно-Европейской равнины на протяжении микулинского межледниковья.

Рассмотрены фактические материалы, использованные в работе для выявления динамики растительности на протяжении микулинского межледниковья, которые представлены спорово-пыльцевыми диаграммами по микулинским отложениям из 101 разреза, расположенного в пределах лесной зоны Восточно-Европейской равнины. Данные получены преимущественно из литературных источников, с включением собственных материалов. Из имеющихся спорово-пыльцевых диаграмм необходимо было выбрать те, которые наиболее точно и полно демонстрировали бы основные закономерности динамики растительности на протяжении микулинского межледниковья. Вследствие этого в работе приоритет отдавался тем диаграммам на которых отражено все межледниковье или его большая часть, в пределах которых не было явных перерывов в осадконакоплении и которые четко отражают смену фаз развития растительности, характерную для периода последнего межледниковья. Анализ материалов, проведенный при помощи базы геопространственных данных «Микулино» позволил выбрать 12 опорных наиболее типичных, по мнению автора, спорово-пыльцевых диаграмм:

Лишкява (Кондратене, 1996), Борхов (Махнач, 1971), Нижняя Боярщина (Гричук, 1989), Прангли (Лийвранд, 1966), Рыбацкое (Лаврова, Гричук, 1960), Ходынское поле (Чупурная, 2005), Ильинское (Гричук и др., 1983), Чухлома (Гричук, 1989), Рыбинск (Чеботарева, Макарычева, 1974), Петрозаводск (Девятова, Старова, 1970), Ижма (Плешивцева, 1972), ЯрейШор (Бердовская, 1971). По результатам их изучения и были сделаны основные выводы данной работы. Остальные спорово-пыльцевые данные использовались в работе в качестве вспомогательных материалов.

При характеристике каждого разреза обращалось внимание на время появления пыльцы той или иной широколиственной породы в споровопыльцевых спектрах, а также на долю ее пыльцы в период кульминации.

По результатам такого анализа спорово-пыльцевых данных был сделан вывод о том, что в восточном и северо-восточном направлениях довольно существенно снижается доля пыльцы граба, которая замещается пыльцой других, произрастающих в более континентальных климатических условиях, широколиственных пород. В том же направлении меняется порядок появления пыльцы дуба, вяза, липы и граба на спорово-пыльцевых диаграммах, вплоть до того, что в северных регионах (в отличие от южных) она появляется в спектрах практически одновременно. Также прослеживается тенденция к сближению максимумов содержания пыльцы широколиственных пород, в результате чего в северных регионах они практически совпадают.

Глава 4. Реконструкция динамики растительности для различных этапов микулинского межледниковья в пределах лесной зоны Восточно-Европейской равнины.

В разделе 4.1 рассмотрены основные проблемы, возникающие при корреляции палинологических данных по отложениям микулинского возраста. В первую очередь, это отсутствие методов абсолютного датирования достаточной точности, которые позволяли бы сопоставлять отдельные слои микулинских отложений. Также необходимо учитывать существовавшую в то время (как и сейчас) пространственную дифференциацию растительности, подчиненную законам широтной зональности и долготной секторности, на которые накладывается, в свою очередь, влияние более локальных факторов, таких как литологический состав рельефообразующих пород, мезо- и микро формы рельефа, положение уровня грунтовых вод и др. При корреляции палинологических данных по микулинским отложениям необходимо также принимать во внимание характерный для первой половины межледниковья климатический тренд, выражавшийся в повышении температуры и влажности, подчиняясь которому термофильная межледниковая флора продвигалась из южных регионов исследуемой территории в северные.

Возможные направления этой миграции, установленные различными исследователями (Гричук, 1949; Huntley, Birks, 1983; Удра, 1988; Морозова, Кожаринов, 2001), также были рассмотрены в данном разделе. По результатам этого рассмотрения, мы заключили, что основное влияние на формирование растительности в микулинское межледниковье (по аналогии с голоценом) оказывали средиземноморские рефугиумы, из чего следует, что миграция термофильной флоры на Восточно-Европейскую равнину происходила преимущественно с юго-запада, вследствие чего северных и северо-восточных регионов она достигала с некоторым опозданием. В результате такого запаздывания должна была возникнуть асинхронность основных фаз развития растительности в различных регионах лесной зоны Восточно-Европейской равнины. Это явление (неодновременность наступления тех или иных природных событий в различных регионах Земного шара), именуемое метахронностью, подробно рассмотрено в работах К.К. Маркова (1965), М.П. Гричук (1960), и А.А. Величко (1995).

В разделе 4.2, на основании представлений о метахронном развитии растительности на протяжении последнего межледниковья, автором была сделана попытка хронологического уточнения корреляции палинологических данных по отложениям микулинского возраста. С этой целью был проведен анализ 12 опорных спорово-пыльцевых диаграмм, описанных в главе 3, который позволил выделить региональные особенности соотношения пыльцы широколиственных пород в споровопыльцевых спектрах. Так, нами было отмечено, что порядок появления пыльцы дуба, вяза, липы и граба в спорово-пыльцевых спектрах меняется от региона к региону. В разрезах южной Прибалтики (Лишкява и др.) пыльца четырех упомянутых пород появляется в последовательности вяз, дублипаграб. При продвижении к северу и северо-востоку (Рыбацкое, Нижняя Боярщина, Рыбинск) этот порядок меняется:

вяз, дубграблипа или вяз, дуб, граблипа. При этом появление пыльцы граба «смещается» вниз по разрезу относительно кривых пыльцы дуба и вяза. Если в Южной Прибалтике пыльца граба отмечается в началесередине зоны липы, то при продвижении к северу и северо-востоку она зафиксирована на диаграммах уже в середине и даже в первой половине зоны дуба.

Тенденция к более раннему появлению пыльцы граба относительно кривых пыльцы дуба и вяза в разрезах центральных и северных регионов исследуемой территории свидетельствует о том, что миграционная волна граба догоняла миграционную волну дуба. Это позволяет нам предположить, что скорость распространения граба была значительно выше скорости распространения дуба. Руководствуясь данным соображением мы условно приняли, что появление граба произошло одновременно на всей территории Восточно-Европейской равнины, что позволило нам сопоставить разрезы по появлению пыльцы этой широколиственной породы в спорово-пыльцевых спектрах (рис. 1). Это сопоставление показывает, что фазы развития растительности не были полностью синхронными в разных регионах лесной зоны ВосточноЕвропейской равнины, а расселение широколиственных пород в северных регионах началось позже, чем в южных.

Для того, чтобы более точно хронологически сопоставить разрезы, располагающиеся в пределах лесной зоны Восточно-Европейской равнины, мы попытались оценить вероятную скорость миграции некоторых широколиственных пород в первую половину микулинского межледниковья. Решению этой задачи посвящен раздел 4.3.

Установить примерные скорости распространения широколиственных пород на протяжении последнего межледниковья можно с учетом длительности основных стадий развития растительности, которая была реконструирована Х. Мюллером по разрезу Биспинген (бассейн р. Эльба) (Mller, 1974) на основе подсчета годичных слоев озерных отложений.

Разрез Биспинген был хронологически сопоставлен В. Загвийном (Zagwijn, 1996) с другими разрезами Центральной и Северной Европы (в том числе, с разрезом Греберн, который для удобства мы будем использовать в данной работе).

Поскольку разрезы Греберн и Биспинген располагаются вне основного пути миграции межледниковой флоры на Восточно-Европейскую равнину, то чтобы использовать данные по длительности основных фаз последнего межледниковья в пределах исследуемой территории мы сопоставили разрез Греберн с разрезом Лишкява, расположенным на юге Прибалтики.

Для этого необходимо было выяснить, достигали ли границы ареалов дуба и граба бассейнов рр. Эльбы и Немана одновременно. С этой целью мы привлекли результаты исследований Б. Хантли и Дж. Биркса по распространению граба и дуба в голоцене (Huntley, Birks, 1983).

По данным этих исследователей, граб из балканского рефугиума первоначально расселялся в восточном, а затем – в северном направлении, и только после того, как достиг Прибалтийского региона начал продвижение на запад. Однако, необходимо отметить, что в голоцене на направление миграции граба, существенное влияние оказывало расселение бука, который играл большую роль в составе лесов. Граб в это время находился в подчиненном положении. Экологические предпочтения граба и бука практически идентичны, в результате чего они являются прямыми конкурентами в фитоценозах. Условия в голоцене оказались для бука более благоприятными, чем для граба, в результате чего он начал распространяться на западе, вытесняя граб в восточные регионы. Так как в микулинское межледниковье доминировал граб, а бук (также как граб в голоцене) встречался довольно редко, то, по нашему мнению, при реконструкции расселения граба в микулинское межледниковье необходимо учитывать особенности распространения в голоцене не только граба, но и бука. В таком случае можно предположить, что граница ареала граба в первой половине последнего межледниковья одновременно достигла бассейнов рр. Нямунас (Неман) и Эльба. Также, по аналогии с голоценом, мы предполагаем, что граница ареала дуба одновременно достигала упомянутых регионов. Таким образом, мы можем хронологически сопоставить разрезы Греберн и Лишкява.

Согласно данным Х. Мюллера, фаза граба в бассейне р. Эльбы, имела наибольшую продолжительность, около 4000 лет. Продолжительность первой половины фазы граба (до максимума пыльцы граба), по тем же данным, составляла около 2500-3000 лет. Рост доли пыльцы граба в спектрах в разрезах Греберн и Лишкява, очевидно, сопровождался расширением ареала граба на северо-восток. Вследствие этого, граница ареала граба достигала своего крайнего северо-восточного положения (побережье Северного Ледовитого океана в районе устьев рр. Северной Двины и Мезени) в период, соответствующий максимуму пыльцы граба на диаграммах.

Таким образом, мы знаем время за которое граб продвинулся из южной Прибалтики до побережья Северного Ледовитого океана – это тыс. лет (по шкале Х. Мюллера – это время, соответствующее отрезку от момента появления граба в спектрах до его максимума) и расстояние от бассейна р. Неман до северо-восточного края ареала граба – около 1600 км.

И можем приблизительно оценить скорость его миграции.

Vграб=S/t = 1600 000 м/2500-3000 лет = 530-640 м/год, где: Vграб – скорость распространения граба по территории ВосточноЕвропейской равнины в микулинское межледниковье; S – расстояние от разреза Лишкява (Южная Прибалтика) до побережья Северного Ледовитого океана; t – время, за которое граница ареала граба продвинулась от территории расположения разреза Лишкява до северного побережья Восточной Европы (около 2500-3000 лет).

На основании того, что пыльца дуба в некоторых северных регионах Восточно-Европейской равнины (Даниловская возвышенность, Бежецкий верх и др.(Чеботарева, Макарычева, 1974; Чеботарева, Федорова, 1965)) появляется в разрезах микулинских отложений практически одновременно с пыльцой граба, нами, была подсчитана и его вероятная скорость миграции. При скорости 530-640 м/год граб распространился из бассейна р. Нямунас (Неман) до Даниловской возвышенности (~1000 км) за 16001900 лет. При этом, по данным Х. Мюллера (Mller, 1974), распространение дуба началось на 2000 лет раньше, чем граба, а на территории Даниловской возвышенности и Бежецкого Верха они появились практически одновременно. Это означает, что расстояние в км дуб преодолел за 3600-3900 лет. Отсюда следует, что скорость распространения дуба составляла около 250-280 м/год.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»