WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Девятый период (вторая волна индустриализации, 1950-1980-е гг., рис. 9) характеризуется реализацией новых крупномасштабных проектов – освоением нефтегазовых месторождений Среднего Приобья, базой которого стал юг Тюменской области, и распашкой целинных земель Северного Казахстана. В этот период областные ячейки региона обособляются друг от друга также и в экономическом отношении; строится несколько крупных железнодорожных магистралей (Ивдель – Приобье, Тавда – Междуреченский, Тюмень – Тобольск – Сургут), начинается создание сети автодорог с твёрдым покрытием регионального значения.

В современный, десятый период (с начала 1990-х гг., рис. 10) о Юго-Западной Сибири вновь можно говорить как о регионе, распадающемся на две части – северную (российскую) и южную (казахстанскую), теперь уже в силу политико-экономических факторов. В то же время эта территория представляет собой поляризующийся социально-экономический ландшафт, в котором население, денежные и производственные ресурсы стягиваются в крупнейшие города. Для южной половины региона основной центр поляризации один – быстро растущий столичный город – Астана. В его северной, российской половине поляризация происходит вокруг четырёх крупнейших агломераций – Екатеринбурга, Челябинска, Омска и Тюмени.

Кроме описания этапов историко-географической динамики Юго-Западной Сибири сформулирован ряд положений, выносимых на защиту и сформулированных в заключении.

1. Динамика пространственной макроструктуры региона, которую составляют конкретные ПСО в качестве элементов, циклична. До середины XVIII века цикличность была связана с волнами миграций номадических обществ, задевавшими южную часть региона, в дальнейшем - с инерцией пространственных структур общества в регионе. Выводы о цикличности динамики пространственных структур общества Юго-Западной Сибири были сделаны на основе рассмотрения письменного отрезка её истории. Регион, в XV-XVII веках представлявший из себя единое целое, включавшее северную (таёжную) и южную (степную) части, в XVIII веке распался на две разграниченных военно-административной границей половины. Между двумя частями ранее единой территории пролегает система укреплённых линий – настоящий барьер, разрывающий как военно-политические, так и экономические связи и препятствующий миграциям. В XIX столетии Юго-Западная Сибирь как регион вновь объединяется, и фазы ранней индустриализации охватывают её в границах, примерно соответствующих границам XVI-XVII веков. Социально-экономическая динамика послед них ста лет связана с новым постепенным разграничением северной и южной частей региона между РСФСР/РФ и Казахстаном – сначала преимущественно административным, в последние два десятилетия – политическим и экономическим. Краткий анализ более ранних этапов развития территории показал, что циклическую динамику пространственных структур общества можно проследить здесь с середины I тысячелетия до н.э.

2. Предметное изучение ПСО Юго-Западной Сибири помогает более детально подойти к вопросам историко-географического районирования Западной Сибири и её границ. Так, процесс выделения границ Юго-Западной Сибири позволил более чётко определить соседние историко-географические регионы – Северо-Западную Сибирь и юго-восток Западной Сибири (южную часть современного Западно-Сибирского экономического района). Северо-Западная Сибирь долгое время была удалённой периферией южных, более плотно освоенных частей Сибири, и бурное развитие переживает лишь в последние 50 лет. Освоение юго-восточной части Западной Сибири и её формирование как самостоятельного региона началось в XVIII столетии (к XX веку этот регион стал одной из наиболее развитых территорий Сибири – её индустриальным ядром). Сама Юго-Западная Сибирь может быть выделена как регион с наиболее длительной и богатой историей трансформации пространственных структур общества азиатской части России, а также как политико-экономическое ядро Западной Сибири и в целом русской Сибири в XVII – XVIII веках. Развитие соседних регионов сдвинуло территориальные акценты экономико-географических исследований последнего столетия, исследуемая территория оказалась в некотором роде «в тени»; это, однако, не умаляет важности и актуальности изучения Юго-Западной Сибири как глубоко своеобразного историко-географического района. В историко-географическом контексте более сложным оказывается вопрос определения границ Западной Сибири как комплексного общественно-географического региона (по Л.В. Смирнягину). Учитывая, что Урал как промышленный район вырос из горно-заводского подрайона ЮгоЗападной Сибири, а Казахская автономия (АО, затем АССР) была образована на части тесно связанных с Сибирью степных территорий в 1920-х годах в основном по этническому и политическому признакам, вряд ли возможно однозначно трактовать современные политико-административные границы в регионе как многослойные социальноэкономические рубежи.

3.

Анализ экономической и административно-территориальной политики 1920-30-х годов в отношении Юго-Западной Сибири позволяет уточнить особенности разграничения Уральского и Западносибирского экономических районов. Урал был выделен и закреплён в сетках официального (госплановского) районирования скорее как административно-экономическая сфера влияния, узловой район для свердловскочелябинского индустриального ядра, сформировавшегося ранее на основе западного горно-заводского подрайона Юго-Западной Сибири. Именно это восточноуральское ядро стоит охарактеризовать как однородный район повсеместного преобладания крупной тяжёлой индустрии. А границы комплексного социально-экономического региона (при допущении, что промышленная специализация преимущественно определяет все другие социально-экономические характеристики территории) могли быть довольно широкими (как у Уральской области 1924-1934 гг.) или определяться по ряду других признаков, в том числе с учётом предшествующей историко-географической динамики. К примеру, сфера социально-экономического влияния одного из двух фокусов горно-заводского уральского ядра – Екатеринбурга (в 1924-1991 гг. – Свердловска) на восток простирается дальше, чем зона тесных кооперационных связей основной части уральской промышленности. Особенности формирования Екатеринбурга, как пограничного межрегионального узла (в XVIII и первой половине XIX вв.), его исторические связи с городами и районами Юго-Западной и Северо-Западной Сибири позволяют ему быть не только внутриуральской столицей. Подобными контактными функциями, связывающими в одну сферу влияния промышленные и аграрные территории, обладает и Челябинск. Наконец, распад в эпоху индустриального развития единого социально-экономического поля Юго-Западной Сибири на ряд «обломков» ранее обширной «плиты» позволил включить ряд из них в состав Уральского района при отчётливом сохранении прежней социально-экономической специфики. Самые яркие примеры: аграрная специализация Курганской области вне собственно промышленной областной столицы и периферийный депрессивный характер хозяйства северовосточных районов Свердловской области, сохраняющийся неизменно со второй половины XIX века, также как и в северных частях Тюменской и Омской областей. Таким образом, постепенное, полуторавековое формирование горно-промышленного Урала парадоксальным образом привело не столько к обособлению нового экономического района от материнского, а к формированию сфер влияния крупнейших экономических центров Урала на большей части аграрной территории Юго-Западной Сибири.

4. Таким образом, современные общепринятые границы Сибири, Урала и Казахстана, проходящие по территории Юго-Западной Сибири, представляются инструментом, ограниченно пригодным для изучения и описания этих территорий и районов. Историко-географическая ретроспектива вопроса показывает чрезвычайную подвижность и различный характер границ на юго-западной окраине Сибири. Совре менные границы между казахстанскими и российскими областями региона, а также границы «внутрироссийские» – между Курганской, Тюменской, Челябинской и Свердловской областями, появившись в советский период, не препятствовали социальноэкономическим связям между этими единицами АТД. Превращение административной границы с Казахстаном в политическую привело к усилению её барьерной функции, однако, пока дезинтеграционные процессы укладываются в рамки циклов ПСО северной и южной частей Юго-Западной Сибири. Административные границы между «сибирскими» и «уральскими» областями в настоящее время являются условными рубежами, менее значимыми, к примеру, по сравнению с дореволюционным временем, когда граница Пермской и Тобольской губерний означала серьёзные различия в юридическом и политическом устройстве местных общин. В 1930-1960-х гг. «уралосибирская» граница скорее обозначала разность направляющей государственной экономической политики для уральских областей, обобщённо считавшихся промышленными, и сибирских областей, относимых к типу индустриально-аграрных с другим набором ключевых отраслей. Но в настоящее время сами базовые различия отчасти стёрлись, и вряд ли может идти речь о том, чтобы определять «сверху» отраслевой состав локальных экономик.

5. Исторический путь Юго-Западной Сибири: от мировой периферии к полупериферии путём внешних воздействий. Для колонизуемых и осваиваемых территорий неудивительно несамостоятельное, зависимое от внешних воздействий социальноэкономическое развитие. Почти каждый период эволюции ПСО Юго-Западной Сибири может служить примером «наведённого» развития. Этапы и основные пространственные процессы в регионе сменяют один другой не столько в силу его внутреннего саморазвития, сколько в силу появления новых внешних агентов, сил и процессов, влиявших на развитие экономики и общества в целом в Юго-Западной Сибири. Для ранних этапов «автохтонного» развития территории наиболее оправдано её отнесение к мировой периферии (в предложенной классиками «мир-системного» подхода модели «ядро – полупериферия – периферия»).

Уклад жизни местного населения меняется с каждым этапом экспансии кочевого мира; так только монголы привносят сюда в XIII в. формы относительно развитой государственности. Экономическим базисом заимствованной государственности становятся посреднические операции в межрегиональной торговле широкого территориального охвата (от Европы до Ближнего Востока). Следующие этапы коренного изменения ПСО региона связаны с русским завоеванием и перенесением в Юго-Западную Сибирь практик и институтов, характерных для восточноевропейской городской квазифеодальной цивилизации. Последовавший за этим приток пе реселенцев значительно меняет географию региона. Благодаря возросшему демографическому и экономическому потенциалу Юго-Западной Сибири резко меняется её место на мировой карте: в XVII-XVIII веках регион постепенно превращается в относительно развитое ядро Сибирского макрорегиона, к которому начинают тяготеть другие периферийные районы Сибири. Для них регион оказывается суб-метрополией, передающей «по эстафете» из столицы государства технологические и социальнополитические инновации. В этот период Юго-Западную Сибирь можно отнести к «субядровой» территории (здесь нами предлагается четырёхчленная модель, как усложнённый вариант трёхчленной: «ядро – суб-ядро – полупериферия – периферия», в ней не одно, а два переходных звена) Однако в дальнейшем соседние регионы и мир в целом меняются быстрее, чем рассматриваемая территория. Конец XIX века и почти весь XX век – это также время зависимого развития региона: извне привносятся новые технологии и институты индустриально-капиталистического, а затем индустриальногосударственного общественно-экономического устройства. Извне притекают в регион технологии, капиталы, ресурсы, люди. Хозяйственная структура формируется с ориентацией на внешние рынки. В это время статус Юго-Западной Сибири на мировой карте понижается до полупериферийного (по четырёхчленной модели). Как мировую полупериферию территорию Юго-Западной Сибири можно определить и сейчас.

Напротив, с собственно внутренней инерцией пространственного развития региона можно связать сельскохозяйственное освоение лесостепной полосы ЮгоЗападной Сибири в конце XVII-XVIII веках, связанный с этим социальноэкономический кризис северных окраин региона, а также циклическую динамику распада и интеграции северной и южной половин Юго-Западной Сибири как сравнительно автономных, но и тесно взаимосвязанных социально-экономических образований.

6. Пример Юго-Западной Сибири иллюстрирует, как в условиях промышленного капитализма происходит распад регионов, сформировавшихся в доиндустриальное время. Если в условиях аграрной экономики целостность региона, основанная на природных границах и взаимосвязанности укладов земледелия и кочевого скотоводства, не подлежит сомнению, то с формированием индустриального общества традиционные границы, центры, узлы и магистрали разрушаются, маргинализуются или отходят на второй план. На смену им приходят новые границы, центры и транспортные пути, конституирующие вместе с разрозненными остатками предыдущих структур, качественно новый регион, функционирующий на других основаниях, с рядом особых свойств, например, более высокой степенью поляризации экономического ландшафта и дробности ландшафта политического. Промышленное развитие и социально экономическая модернизация привели к тому, что значительная часть рассматриваемой территории была втянута в Уральский промышленный район или стала его аграрной периферией, в то время как сам регион Юго-Западной Сибири распался на ряд частично обособленных, частично взаимодействующих частей. Однако инерция ПСО определяет актуальность применения рамок данного историко-географического региона и для современных исследований, особенно касающихся границ и характера связей Урала и Западной Сибири, серьезной представляется и научно-эвристическая ценность концепции данного региона.

Список публикаций автора по теме диссертационного исследования.

Статьи, опубликованные в журналах по списку ВАК 1. Историко-географические особенности заселения и хозяйственного освоения юго-запада Западносибирской равнины // Изв. РАН. Сер. геогр. 2008. № 3. С.

63-73.

Статьи и тезисы конференций:

2. Тобольск в шести приближениях // География, еженед. 2001. № 44.

(http://geo.1september.ru/2001/44/4.htm) 3. Тюменская область. Географический очерк / Евразийское пространство глазами молодых или Новое поколение о… Альманах школы молодого автора. Сб. ст. / отв. ред. А. Космарский. М.: Наталис, 2004. С. 13-4. История освоения Юго-запада Западносибирской равнины // Александр фон Гумбольдт и проблемы устойчивого развития Урало-Сибирского региона: Материалы российско-германской конференции. Тюмень, Тобольск, 20-22 сент.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»