WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

** - курсивом с подчеркиванием выделены значения КПД, относящиеся к категории очень малых величин по предлагаемой рубрикации (глава 3, раздел 3.1.); простым курсивом – малых величин;

жирным шрифтом – больших величин; жирным шрифтом с подчеркиванием – очень больших величин.

В главе 4 «Половой диморфизм как фактор внутригрупповой вариабельности» анализируются и сопоставляются тенденции внутригрупповой изменчивости в трех выборках: средневековых влахов, близких к современности бурят и серии из некрополя Селитренного городища, столицы Золотой Орды.

Анализ каждой из серий осуществлялся по единой схеме. На первом этапе анализировалась внутригрупповая изменчивость отдельно в мужской и женской частях выборки, сопоставлялся морфологический смысл главных компонент и степень морфологической неоднородности двух частей группы. Затем проводился анализ всей серии без разделения по полу, в ходе которого выделялся комплекс морфологических признаков, в наибольшей степени дифференцирующих мужские и женские черепа, оценивался уровень дифференциации. Результаты анализов трех групп населения сопоставлялись затем между собой.

В бурятской и влашской сериях комплекс наиболее вариабельных признаков отличался в мужской и женской частях выборок, о чем свидетельствуют отличия морфологического смысла главных компонент (см. табл. 9). У мужчин-бурят морфологическая дифференциация в мужской части группы связана в первую очередь с высотно-продольными характеристиками черепа (особенно высокие нагрузки дают высота лица и носа), а у женщин – с широтными. В серии из Селитренного городища напротив - наблюдается практически полное совпадение морфологического смысла первых двух главных компонент в мужской и женской частях выборки (табл. 10).

Таблица 9. Нагрузки на главные компоненты в проведенных анализах бурятской серии.

Мужчины Женщины Мужчины + женщины ГК 1 ГК 2 ГК 3 ГК 1 ГК 2 ГК 3 ГК 1 ГК 2 ГК 23,6% 15,4% 12,0% 18,2% 15,9% 11,4% 29,5% 13,7% 9,7% 1. 0,62 54. 0,49 8. 0,72 8. 0,67 1. -0,29 1. 0,74 1. 0,76 54. 0,43 8. -0,17. 0,64 77. -0,49 45. 0,72 45. 0,68 77. 0,61 17. 0,58 8. 0,58 77. -0,41 45. -0,45. 0,42 DC. 0,63 51. 0,45 48. 0,55 DC. -0,58 48. 0,42 17. 0,65 DC. 0,67 77. -0,48. 0,85 DS. 0,65 54. 0,32 54. 0,44 DS. -0,31 51. 0,57 45. 0,77 DS. 0,38 ZM. -0,52. 0,56 SC. 0,76 77. 0,45 55. 0,42 SC. -0,89 52. 0,51 48. 0,78 SC. 0,ZM. 0,55. 0,81 SS. 0,71 77. 0,38 SS. -0,61 55. 0,66 51. 0,64 SS. 0,52. 0,55. 0,Таблица 10. Нагрузки на главные компоненты в анализах серии из некрополя Селитренного городища.

Мужчины Женщины Мужчины + женщины ГК 1 ГК 2 ГК 3 ГК 1 ГК 2 ГК 3 ГК 1 ГК 2 ГК 27,4% 15,6% 12,9% 31,4% 17,2% 10,7% 32,1% 19,3% 10,8% 45. 0,49 77. -0,79 45. 0,65 1. 0,51 77. -0,54 17. 0,61 1. 0,61 77. 0,79 54. 0,48. 0,83 ZM.-0,52 54. 0,64 45. 0,51 DC. 0,38 45. 0,68 8. 0,58 ZM. 0,58 ZM. 0,51. 0,66 DS. 0,78 ZM. 0,60 48. 0,82 DS. 0,77 54. 0,46 17. 0,53 DS. -0,82 DC. 0,52. 0,72 SC. 0,70 DC. 0,71 51. 0,65 SC. 0,83 77. 0,63 45. 0,78 SC. -0,54 SC. 0,55. 0,79 SS. 0,77 SC. 0,43 52. 0,76 SS. 0,82 ZM. 0,81 48. 0,85 SS. -0,55. 0,80 DC. 0,67 51. 0,52. 0,55. 0,Следует отметить, изучение всех трех серий не дает основания говорить о большей морфологической однородности женщин этих выборок по сравнению с мужчинами. Во всех случаях наблюдается значительная область трансгрессии мужских и женских черепов по комплексу признаков (рис. 2).

Рис. 2. Внутригрупповой анализ серии из Селитренного городища. Мужчины + женщины (187 инд.) ----3 -2 -1 0 1 2 ГК1 (32,1%) +45, +48, +51, +55, +1, +Примечания: на рис. 1 в скобках после названий ГК указан процент описываемой ими изменчивости, далее следует перечисление признаков, дающих высокие нагрузки (положительные – «+» или отрицательные – «-«) на данную ГК. Мужские черепа обозначены на графике треугольными значками, женские – круглыми.

ГК 2 (19,3%) +77, -DS, -SS В Заключении дается краткий обзор основных положений исследования и подводятся его итоги.

Проведенное исследование показало высокую устойчивость основных особенностей полового диморфизма рассмотренных краниометрических признаков.

Средние КПД и абсолютные разницы () признаков удивительно мало отличаются в различных совокупностях выборок, по какому бы принципу эти совокупности не формировались: территориальному, хронологическому, принципу «однородности» или численности групп. Представляется, что это свидетельствует о биологической стабильности полового диморфизма в размерах черепа Homo sapiens, несмотря на то, что отличия локальных групп по разным причинам могут быть очень велики.

Дополнительным подтверждением этого тезиса служит то, что между абсолютными значениями признаков в мужских и женских выборках на межгрупповом уровне существует очень тесная связь (коэффициент корреляции 0,7-0,9 для большинства признаков).

Подтвердилась специфика полового диморфизма различных отделов черепа: уровень межполовых отличий размеров нейрокраниума и глазницы невысок, основных размеров лицевого скелета – заметно выше, признаков носовой области - очень высок.

На основе исследованных материалов подсчитаны рубрикации значений КПД и дельт (табл. 4 и 5).

Рассмотренные в работе показатели полового диморфизма обладают очень высоким уровнем вариабельности при сопоставлении локальных групп. Даже для крупных краниометрических размеров, со значительным и устойчивым уровнем полового диморфизма, коэффициент вариации абсолютных разниц () превышает коэффициент вариации абсолютных значений признаков в несколько раз. Уровень межполовых отличий () относительно более стабилен для общих размеров лицевого скелета (V порядка 20- 30%), несколько более вариабелен для размеров нейрокраниума (V порядка 25-40%), и наиболее изменчив для признаков носовой области (V порядка 50-100%).

Наблюдаемая вариабельность полового диморфизма в размерах черепа формируется комплексом факторов, имеющих различное значение, вследствие чего она трудно предсказуема. Вряд ли можно говорить о существенном прямом влиянии рассмотренных природных факторов (высота над уровнем моря, средняя температура января, средняя температура июля, годовое количество осадков), а также городского образа жизни.

Данный вывод носит предварительный характер и может быть уточнен при более подробном исследовании. Итоги проведенного нами статистического анализа корреляций показателей полового диморфизма со средовыми факторами не означают полного отсутствия связи между ними. Правильнее было бы сказать, что связь эта носит не прямой, а более сложный, косвенный характер.

Важным фактором является связь паттерна полового диморфизма черепа с его общим морфологическим строением. Показатели полового диморфизма признаков мозгового и лицевого отделов черепа связаны высокими корреляциями (r = 0,4-0,6) с абсолютными значениями признаков у мужчин, и в гораздо меньшей степени – с абсолютными значениями признаков у женщин (r = -0,2 - -0,4). В первом случае связь положительная, то есть увеличение абсолютных размеров в мужской выборке чаще всего влечет за собой усиление межполовых отличий в группе и наоборот. Зависимость уровня полового диморфизма размерных характеристик от тотальных размеров была показана и в животном мире (Rensch 1960). Это хорошо согласуется с представлением о том, что мужчины в межгрупповом аспекте морфологически более вариабельны, чем женщины (Изменчивость морфологических и физиологических признаков у мужчин и женщин, 1982), однако противоречит выводам В.Г. Властовского (1961), согласно которым уменьшение половых различий краниологических размеров обусловлено увеличением этих размеров у женщин. Тенденции, характерные для признаков носовой области, своеобразны: в данном случае можно сказать, что межполовые отличия в равной мере формируются за счет вариабельности и мужчин, и женщин.

Сравнительный анализ эмпирических средних КПД, подсчитанных для выборок разных антропологических вариантов, резко отличающихся по уровню полового диморфизма, дополнительно подчеркнул специфику разных отделов черепа. Для признаков нейрокраниума были подсчитаны средние КПД для 8 серий, представляющих кавкасионский вариант и 11 серий средневековых восточных славян, для спланхнокраниума – тех же групп восточных славян и 8 выборок центральноазиатской расы, для носовой области – 21 серии населения Кавказа и 6 групп байкальской расы.

Результаты применения полученных эмпирических средних КПД антропологических вариантов для пересчета женских значений признаков мозгового отдела и носовой области в «мужские» не сильно отличаются от результатов применения «стандартных» КПД, предложенных В.П. Алексеевым и Г.Ф. Дебецем в методическом руководстве 1964 г (отличия в пределах 0,5-1,0 мм). Но использование «стандартных» КПД для основных размеров лицевого скелета (скуловая ширина и верхняя высота лица) может привести к появлению серьезных искажений (до 3 мм). Половой диморфизм общих размеров висцерокраниума в наибольшей степени связан с абсолютной величиной этих размеров в той или иной выборке.

Однако самым мощным фактором, формирующим вариабельность полового диморфизма, являются морфологические отличия мужских и женских частей выборок вследствие причин исторического характера. На нашем материале подтверждается вывод о том, что показатели полового диморфизма сильнее варьируют при сопоставлении отдельных групп, нежели рас или антропологических типов (Дубова, 1993). Различное происхождение и разное направление межгрупповых связей для представителей разных полов в популяциях приводит к тому, что отличия между мужчинами и женщинами в группе не укладываются в пределы типичных значений полового диморфизма, даже с учетом его вариабельности, порождаемой причинами морфогенетического характера. В результате в ряде случаев наблюдаются значительные расхождения уровня полового диморфизма между близкими во всех отношениях группами. В нашем исследовании это показано на примере локальных групп карел (северо-восток Европы) и барабинских татар (Западная Сибирь). Все группы каждого из народов в целом близки между собой морфологически (Хартанович, 1986; Очерки культурогенеза народов Западной Сибири, т.4, 1998) и обладают достаточно высокой степенью гомогенности каждого пола.

Учитывая, что своеобразие мужчин и женщин, видимо, может сохраняться в течение ряда поколений, представляется вероятным существование механизмов преимущественной реализации в фенотипе потомка той части генома, которая получена от родителя того же пола (Геодакян, 1989).

Проведенный многосторонний анализ позволяет сформулировать определенные рекомендации для анализа эмпирических КПД краниологических серий и определения причин отклонений этих показателей от средних значений. Обоснованный вывод о различном морфологическом облике мужчин и женщин выборки можно сделать лишь в том случае, когда КПД краниологических признаков заметно отличаются от средних величин. Наиболее показательны следующие признаки: продольный диаметр черепа (1), высотный диаметр черепа (17), длина основания черепа (5), длина основания лица (40), высота орбиты (52), ширина носа (54), высота носа (55). Данным признакам (особенно первым четырем) свойствен очень стабильный уровень межполовых отличий. Если КПД двух или более из этих признаков выходят за пределы средних значений (табл. 8), можно уверенно говорить о серьезных морфологических отличиях мужчин и женщин выборки и предполагать их различное исходное происхождение. Предложенная процедура корректна при численности выборки не менее 8-10 индивидов на пол.

Ни один из проведенных анализов не дает оснований говорить о связи уровня полового диморфизма краниологических признаков со степенью морфологической однородности группы. Существенных отличий между совокупностью «однородных» групп и общей совокупностью по размаху вариабельности показателей полового диморфизма не наблюдается. То же самое можно сказать относительно коэффициентов корреляции абсолютных значений признаков и показателей полового диморфизма. Так, каждая из локальных групп барабинских татар, резко отличающихся между собой по уровню полового диморфизма различных признаков, обладает высокой степенью морфологической гомогенности. Тенденции, наблюдаемые при анализе внутригрупповой изменчивости, также очень сходны в однородных и смешанных выборках.

Рассмотрение показателей монголоидности (ПФЦ, УЛС, УДМЭ) в мужских и женских выборках показало, что половые отличия по данным показателям связаны со спецификой онтогенеза женского черепа и женского организма в целом, проявляющейся во всех группах, вне зависимости от их расовой принадлежности. Это же подтверждается данными анализов внутригрупповой изменчивости: сочетание абсолютно и относительно (по сравнению с нейрокраниумом) меньших размеров лица с уменьшением размеров носовых костей, уменьшением выступания переносья и угла выступания носа является универсальным комплексом межполовых отличий в строении черепа как в монголоидной и европеоидной, так и в смешанной выборках. Учитывая сказанное выше, следует с большой осторожностью делать выводы о «большей монголоидности» женщин той или иной серии по сравнению с мужчинами. Вывод об усилении монголоидных черт в женской части выборки по сравнению с мужской уместен лишь в тех случаях, когда усиление уплощенности переносья у женщин сопровождается относительным увеличением ПФЦ (преаурикулярный фацио-церебральный индекс), а также размеров головы и лица в целом.

Таким образом, показатели полового диморфизма краниологических признаков следует рассматривать как дополнительную биологическую характеристику выборки. Мы бы не рекомендовали применять пересчет индивидуальных женских значений признаков в мужские с целью увеличения численности выборки, особенно когда в этом нет крайней необходимости. Эта процедура, не давая дополнительной информации, способна привести к возникновению артефактов. Основной же смысл коэффициентов полового диморфизма на наш взгляд – выявление морфологических отличий гендерных групп выборки, связанных с причинами исторического характера.

Исследование изменчивости ПД размеров черепа на внутригрупповом уровне на примере выборок различных антропологических вариантов (влахи, буряты, серия из некрополя Селитренного городища) показало, что межполовые отличия этих размеров являются не только статистическими, проявляющимися при сопоставлении средних значений в мужской и женской частях выборки (Алексеев, Дебец 1964; Бунак 1960;

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»