WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Методически важно, что в связи с обнаруженной фенотипической подразделенностью молоди лососевых рыб внутри одной популяции, характеристику видов в биотопически разнородной среде следует давать с учетом пространственной изменчивости признаков. В противном случае можно получить достоверные различия между выборками молоди двух соседних рек, определяемые спецификой условий обитания в разных зонах, а не биологическими особенностями популяций этих рек.

Глава 8. Особенности питания молоди рыб в связи с разнообразием условий обитания в р. Начилова. Изучены изменения питания кижуча вдоль продольного профиля бассейна, а также пищевые отношения рыб в зоне наибольшего разнообразия ихтиофауны.

Исследована кормовая база молоди и жилых рыб, главным источником питания которых (более 90 % кормовых объектов) в июле служат водные личинки и куколки амфибиотических насекомых, образующие основу макрозообентоса, а также их воздушные стадии и прибрежные насекомые. В верховьях бассейна средняя биомасса бентоса достигает 25 г/м2 дна, среднесуточная интенсивность дрифта водных, воздушных и наземных беспозвоночных — 0,024 г/м3 потока. На горных руслах в среднем течении биомасса бентоса снижается до 12 г/м2, дрифта — до 0,016 г/м3. На равнинных руслах показатели составляют в среднем 11 г/м2 и 0,003—0,007 г/м3. В устье за счет крупных бокоплавов, червей и моллюсков обилие бентоса возрастает до 18—19 г/м2, биомасса дрифта падает до 0,002 г/м2. На участке болотного русла, представляющего собой проточенный в торфянике канал, насекомые в бентосе почти отсутствуют, его биомасса не превышает 5 г/м2, дрифта нет.

Спектры питания молоди массового в бассейне кижуча схожи (устойчивы) как в разных зонах, так и в смежные годы. В июле по количеству в пищевом комке везде преобладают имаго роящихся наземных (в среднем 23 % заглоченных объектов в желудках сеголеток и 74 % объектов в желудках двухлеток), наземные беспозвоночные (4 и 9 % соответственно), личинки хирономид (50 и 6 %) и поденок (4 и 3,5 %). С уменьшением интенсивности дрифта вниз по течению реки средний индекс наполненности желудков падает со 100 до 52, роль воздушных и наземных насекомых в питании сеголеток возрастает на 54 %, в питании двухлеток — на 27 %. Межгодовые различия во встречаемости основных семейств донных организмов в питании двухлеток на одной станции составляют не более 3—4 %.

В нижнем течении р. Микочева, отличающемся сложной структурой населения рыб, наиболее интенсивно питается молодь симы и хариуса (средний индекс наполнености желудков 146 и 151 соответственно). Пустые и полупустые желудки обнаружены только у мальмы (средний индекс 82 ).

Спектры питания всех видов и размерно-возрастных групп лососевидных рыб перекрываются, т.к включают все группы водных и околоводных организмов:

от чисто донных плоских червей до наземных жуков (рис. 4). Единственный факультативный хищник сообщества — крупная кунджа, однако массовая доля рыбы от ее пищевого комка не превышает 3 %. Непищевые объекты (песчинки, растительные остатки и т.п.) встречаются у 30 % обследованной молоди лососевых рыб, их массовая доля в пище не превышает 1,5—2 %. В это же время более чем у 50 % молоди хариуса в желудках встречены проростки водного лютика и рдестов с целыми корешками, по массе составляющие около 10 % пищевого комка. По-видимому, хариус целенаправленно схватывает укоренившиеся проростки со дна.

Рис. 4. Количественный состав пищи молоди лососевидных рыб в нижнем течении р. Микочева в июле 2003 г.: 1 — личинки поденок и веснянок, 2 — личинки ручейников, 3 — личинки хирономид, 4 — личинки мошек и типулид, 5 — роящиеся насекомые, 6 — куколки и субимаго амфибиотических насекомых, 7 — наземные беспозвоночные, 8 — прочие пищевые объекты.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Формирование сообществ гидробионтов на всем протяжении р. Начилова, дренирующей основные ландшафты западной Камчатки (горные склоны, предгорья, увалистая равнина, болотистое плато и приморская низменность), происходит под влиянием ключевых факторов среды, характерных для большинства малых рек и ручьев региона. Благодаря разнообразию условий в бассейне, изученную малую реку можно признать модельной, а представленный материал — отражающим основные закономерности продольного изменения структуры населения рыб под влиянием наиболее значимых для большинства местных рек факторов среды.

Структура населения экологических зон одного типа в разных реках совпадает в случае соответствия признаков подобия этих зон (Михайлов и др., 2005). Из комплекса таких признаков для западной Камчатки выделено минимально достаточных: высота водосбора с точки зрения его горного, предгорного или равнинного положения; тип русла; морфология русла;

предельная водность (расход); крупность русловых отложений. В случае несоответствия признаков подобия требуется ввод поправочных коэффициентов, что является основой для экстраполяции данных, полученных на модельной реке, на другие реки и ручьи с учетом их экологического зонирования.

ВЫВОДЫ 1) В соответствии со сменой предельных значений уклонов дна и расходов по длине бассейна р. Начилова происходит последовательная смена экологических зон: несформировавшиеся и прямолинейные горные порожистоводопадные русла, образованные биотопами 3 типов; относительно прямолинейные горные русла с неразвитым рельефом дна, образованные биотопами 6 типов; разветвленные горные русла с развитым рельефом дна, образованные биотопами 8 типов; меандрирующие равнинные русла с развитым рельефом дна (биотопы 8 типов); меандрирующее болотное русло без форм рельефа и обособленных биотопов; меандрирующее равнинное русло с одиночными разветвлениями на приустьевом участке (8 типов биотопов).

2) Распределение рыб по бассейну характеризуется устойчивой зональностью, обусловленной сменой типов и морфологии русел. Смена зон вниз по течению сопровождается ростом разнообразия мест нереста и обитания, а также структуры населения рыб. На горных руслах воспроизводятся и обитают от 1 до 6 видов рыб, на равнинных — от 8 до 13 видов. Максимальное разнообразие молоди и жилых форм рыб наблюдается в приустьевой зоне.

3) Численность и биомасса молоди и жилых лососевидных рыб достигают максимальных значений на границе зон горных и равнинных русел, где в месте перегиба продольного профиля реки наблюдается максимальное разнообразие биотопов. Численность и биомасса колюшек достигают максимальных значений в приустьевой зоне, где из-за подпора от главной реки наблюдается максимальная стабильность условий.

4) Многолетняя динамика структуры населения и численности рыб не совпадает в разных зонах бассейна. Доля молоди массовых видов рыб и плотность заселения зон в смежные годы могут изменяться в 2—4 раза.

Межгодовые различия в структуре населения внутри зон всегда меньше, чем различия населения рыб между зонами.

5) В структуре рыбного населения выделяются территориальные группировки молоди кижуча и мальмы, приуроченные к отдельным экологическим зонам и характеризующиеся различными комбинациями признаков (линейно-весовым показателям, пластическим признакам, размерам чешуи и отолитов.). Различия между группировками достоверно выше межгодовых различий внутри зон, различий между молодью с разных участков в пределах одной зоны и аллометрических различий одновозрастной молоди.

6) Более 95 % кормовых объектов молоди и жилых лососевидных рыб в бассейне составляют личинки, куколки и имаго насекомых, потребляемые со дна (бентос), в толще (дрифт) и с поверхности воды. С уменьшением крупности донных отложений и скорости течения вниз по течению биомасса бентоса снижается в 2 раза; дрифт водных, воздушных и наземных беспозвоночных сокращается в 5 раз. В устье биомасса бентоса резко увеличивается за счет появления крупных бокоплавов и моллюсков, которые выше по течению встречаются единично.

7) Спектр питания молоди кижуча, наиболее массового вида, оставался практически неизменным по длине реки во все годы исследования. В зоне равнинных русел с максимальным разнообразием рыбного населения наблюдается значительное перекрывание спектров питания между разными размерно-видовыми группами лососевидных рыб. Снижение пищевой конкуренции достигается за счет расхождения рыб по разным горизонтам потока (верхний — кижуч, сима и кунджа; средний — микижа; нижний — мальма) и местообитаниям (плесы и омуты — кижуч и мелкая кунджа; системы перекатов — микижа, мальма и крупная кунджа).

СПИСОК РАБОТ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ 1. Есин Е.В., Чалов С.Р., Шульгина Е.В. 2004. Изменение структуры сообщества молоди в речном континууме на примере малых лососевых рек (западная Камчатка) // Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей. Петропавловск-Камчатский. Вып. 5. С. 47–51.

2. Есин Е.В. 2005. Продольное изменение биоценоза ритрали в континууме малой предгорной реки Начилова (бассейн р. Большая, Западная Камчатка) // Доклады XII международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых "Ломомносов–2005", секция Биология. Москва: Изд-во МГУ. С. 78–80.

3. Ермакова А.С., Есин Е.В., Чалов С.Р. 2005. Разнообразие условий среды обитания и структуры сообществ молоди рыб в водотоках бассейна р. Большой.

Предварительные выводы // Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей. Петропавловск-Камчатский. Вып. 6. С. 56-60.

4. Леман В.Н., Есин Е.В., Чалов С.Р., Чебанова В.В. 2005. Продольное зонирование малой лососевой реки по характеру русловых процессов, макрозообентосу и ихтиофауне (река Начилова, Западная Камчатка) // Чтения памяти В. Я. Леванидова. Вып. 3. Владивосток: Дальнаука. С. 18–35.

5. Есин Е.В., Манухов А.И. 2006. Пространственная структура населения молоди мальмы в связи с биотопическим разнообразием среды обитания (бассейн р. Большая) // Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей. Петропавловск-Камчатский. Вып. 7. С. 70-6. Chalov S.R., Esin E.V. 2007. Influence of the channel patterns types on the stream communities of the Kamchatka peninsula rivers // Proceedings of the tenth international symposium on river sedimentation, Moscow. Vol. 5. P. 31–37.

7. Есин Е.В. 2007. Межгодовые изменения состава и численности летней ассамблеи молоди рыб в нижнем течении р. Микочева (западная Камчатка, бассейн р. Большая) // Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей. Петропавловск-Камчатский. Вып. 8. С. 42-45.

8. Есин Е.В. Леман В.Н. 2008. Распределение рыб и биотопическая структура бассейна малой лососевой реки (р. Начилова, западная Камчатка) // Вопр.

ихтиологии. Т. 48. №. 1. С. 57–67.

9. Есин Е.В. 2008. О выделении и анализе пространственно-временных группировок молоди кижуча (Oncorhynchus kisutch) в бассейне малой лососевой реки Начилова (западная Камчатка) // Чтения памяти В. Я. Леванидова. Вып. 4.

Владивосток: Дальнаука. С. 302-316.

10. Чебанова В.В., Есин Е.В. 2008. Применение метода общей дискриминации для анализа связи структуры сообществ макрозообентоса с типами водотоков // Чтения памяти В.Я. Леванидова. Вып. 4. Владивосток: Дальнаука. С. 16-24.

11. Есин Е.В. 2008. Зимние места обитания молоди и взрослых жилых рыб в бассейне малой лососевой реки Начилова (западная Камчатка) // Современное состояние водных биологических ресурсов. Владивосток. С. 355-359.

12. Леман В.Н., Есин Е.В. 2008. Иллюстрированный определитель лососеобразных рыб Камчатки. М.: Изд-во ВНИРО, 100с.

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»