WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

• Тип 2 – «Вспоминаю, Вспомнил» (высокая субъективная точность, активный поиск в памяти, сложность переработки, активное участие конструктивных процессов, дополнительная уникальная характеристика – наличие эмоционального компонента воспроизведения);

• Тип 3 – «Думаю, Предполагаю, Чувствую, Кажется» (низкая субъективная точность, ограниченная возможность поиска в памяти, сложность переработки, активное участие конструктивных процессов);

• Тип 4 – «Угадал» (низкая субъективная точность, ограниченная возможность поиска в памяти, легкость переработки, минимальное участие конструктивных процессов).

4. Мнемические переживания выполняют функцию регуляции мнемических процессов, что проявляется в характеристиках мнемической продукции.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации апробированы на заседании кафедры общей психологии факультета психологии МГУ им.М.В.Ломоносова (2006 г.). Результаты исследования были представлены на конференции «Ломоносов – 2003» (Москва, 2003), конференции общества «SARMAC» (Великобритания, Абердин, 2003), на Первом португальском форуме по экспериментальной психологии (Брага, 2004), Второй международной конференции по когнитивной науке (Санкт-Петербург, 2006), на научной конференции, посвященной 70-летию А.А.Леонтьева «Поверх барьеров: человек, текст, общение» (Москва, 2006), Всероссийской научно-практической конференции «Психология когнитивных процессов» (Смоленск, 2007), I Всероссийской конференции «Психология сознания: современное состояние и перспективы» (Самара, 2007).

Содержание диссертационной работы отражено в 6 публикациях, в т.ч. статья в журнале «Вопросы психологии» (издание, рекомендованное ВАК МО и науки РФ).

Структура и объем диссертации Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы и приложений. Основной текст диссертации изложен на 125 страницах. В диссертации содержится 8 рисунков и 2 таблицы. Список литературы включает 124 публикации, из них 87 на английском языке.

II. СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Во введении обосновывается актуальность работы, определяется методологическая основа, указываются объект и предмет исследования, формулируются цель, задачи и гипотезы исследования. Раскрывается научная новизна работы, ее теоретическая и практическая значимость, формулируются положения, выносимые на защиту.

Первая глава – «Мнемические переживания. Состояние проблемы в современной литературе» – посвящена аналитическому обзору проблематики мнемических переживаний в современной когнитивной психологии, а также обоснованию эвристического потенциала культурно-исторического и деятельностного подходов для исследования мнемических переживаний.

В первом параграфе вводится представление о мнемических переживаниях (recollective states) как состояниях сознания, которые в совокупности с мнемическим содержанием составляют мнемический опыт, целостно представленный субъекту.

Использование термина «мнемическое переживание» обусловлено традицией трактовки переживания как опыта непосредственно данного субъекту в сознании, который может быть отрефлексирован и выражен в вербальной форме.

Возникновение этих состояний сознания связывают с работой декларативной памяти (Knowlton, Squire, 1995). Правомерность рассмотрения мнемических переживаний в качестве самостоятельного предмета исследования обосновывается как фактом их феноменологической данности (субъективной очевидности), отмеченным еще класиками психологии (Джемс, 1991), так и описанными случаями диссоциации мнемического переживания и мнемического содержания: феномен «верчения на кончике языка» (см. Клацки, 1978), состояния «дежа-вю» и «жаме-вю», «синдром Капграса» (Ramachandran, 2001). При признании частичной независимости мнемических содержаний и мнемических переживаний и их несводимости друг к другу, делается вывод о необходимости единства этих составляющих мнемического опыта для полноценного функционирования памяти.

Второй параграф посвящен описанию феноменологии мнемических переживаний, исследуемых в современной когнитивной психологии (Tulving, 1985, 1993; Mandler, 1980; Rajaram, Roediger, 1997; Conway et al, 1997; Gardiner, Ramponi, Richardson-Klavehn, 1998 и др.). Общепринятым на сегодняшний день является разделение двух качественно различных типов мнемических переживаний, феноменология которых была описана еще в рамках ассоционизма. В когнитивной психологии два типа мнемических переживаний, связанных с процессом узнавания – «вспоминание» (recollection) и чувство «знакомости» (familiarity) - были выделены Дж.Мандлером (Mandler, 1980); другой вариант разделения - «вспоминание» (remembering) и «знание» (knowing) - был предложен Э.Тульвингом (Tulving, 1985). В рамках модели долговременной памяти Э.Тульвинга переживания «вспоминания» и «знания» связываются с работой эпизодической и семантической подсистем памяти и, соответственно, рассматриваются как проявления двух различных типов сознания – автоноэтического и ноэтического. Введение специфики мнемических переживаний в качестве критерия разделения этих подсистем привело к модификации представлений о семантической и эпизодической памяти. Эпизодическая память характерна только для человека; она служит для хранения лично пережитых событий, направлена в прошлое и позволяет субъекту мысленно «путешествовать во времени», полностью погружаясь в прошедшее. Семантическая память направлена исключительно в будущее, т.к. имеет адаптивный характер. В семантической памяти может храниться любой тип материала, для воспроизведения которого не требуется «погружаться в прошлое»; осознание конкретного момента в прошлом, когда та или иная информация была приобретена, не является критичным для функционирования этого вида памяти. Э.Тульвинг предложил простую методику прямого исследования мнемических переживаний с опорой на субъективные отчеты и показал неоднозначную взаимосвязь между традиционными показателями успешности воспроизведения и мнемическими переживаниями.

В рамках подхода, заданного работами Дж. Мандлера (Mandler, 1980), переживания «вспоминания» и «знакомости» рассматриваются как феноменальные проявления процессов разработки (elaboration) и интеграции, лежащих в основе узнавания. Для изучения указанных мнемических переживаний в рамках двухпроцессных теорий узнавания (Jacoby, 1998; Yonelinas, 1999) используются непрямые методы исследования – соотношение типов мнемических переживаний выводится из характеристик мнемической продукции.

В настоящий момент наблюдается конвергенция подходов Э.Тульвинга и Дж.Мандлера, поскольку исследования выполненные в рамках этих подходов дают сопоставимые результаты: «Термин «вспоминание» относится к глубоко личному переживанию прошлого – такому, в котором мы как будто воссоздаем прежние события и впечатления, «оживляя» их во внутреннем плане. «Вспоминание» влечёт за собой мысленное «путешествие во времени», близко затрагивающее ощущение собственного «Я». Термин «знание» отсылает нас к другому способу переживания прошлого – такому, при котором мы осознаем имеющиеся у нас знания, но более безличным образом. «Знание» включает в себя общее ощущение «знакомости» (familiarity), возникающее по отношению к более абстрактной информации. «Знание» также содержит в себе осознание лично пережитых событий как фактов» (Gardiner, Richardson-Klavehn, 2000, стр. 229). Тем не менее, некоторые исследователи (Strack, Foerster, 1995) обоснованно сомневаются в том, что переживания «знания» и «знакомости» могут быть отождествлены между собой.

В третьем параграфе анализируются основные методы исследования мнемических переживаний, включающие в себя прямые (Tulving, 1985; Gardiner, Ramponi, Richardson-Klavehn, 1998; Conway et al., 1997) и косвенные (Jacoby, 1998;

Yonelonas, 1999) методы исследования.

В четвертом параграфе изложены основные результаты исследований мнемических переживаний. Установлено разнонаправленное влияние различных экспериментальных переменных, таких как форма предъявления материала, изменение условий заучивания, прием фармакологических препаратов (Gardiner, Richardson-Klavehn, 2000; Yonelinas, 2002) на соотношение частот возникновения переживаний «вспоминания» и «знания». Также было выявлено устойчивое различие в пропорции переживаний «вспоминания» и «знания» в различных возрастных (Brainerd, Holliday, Reyna, 2004; Piolino et al., 2006), и клинических (эпилепсия, шизофрения, болезнь Альцгеймера (Yonelinas et al., 1998) группах.

Психофизиологические исследования, проведенные с использованим методики вызванных потенциалов и позитронно-эмиссионной томографии, показали, что переживания «вспоминания» и «знания» связаны с различными паттернами мозговой активности (см. Tulving, 2001; Wheeler, Buckner, 2004). Анализ накопленных экспериментальных данных и клинических фактов позволил сделать вывод о правомерности различения двух типов мнемических переживаний и их относительной функциональной независимости.

В пятом параграфе приводятся основные взгляды на природу и механизмы возникновения мнемических переживаний (Tulving, 1985; Rajaram, Roediger, 1997;

Jacoby, 1998; Yonelinas, 2002; Dunn, 2004; Johnson, Raye, 2001; Dewhurst et al., 2006).

В рамках структурной теории Э.Тульвинга (Tulving, 1985) переживания «вспоминания» и «знания» рассматриваются как отражение работы эпизодической и семантической подсистем памяти соответственно, т.е. свидетельствуют о месте хранения информации. Результаты лабораторных экспериментов Э.Тульвинг объясняет тем, что кодирование информации в различные системы памяти происходит последовательно. Ответы «знаю» отражают извлечение информации из семантической системы без обращения к эпизодической системе (Tulving, 1995).

Позиция Э.Тульвинга представляется весьма уязвимой для критики, поскольку традиционное выполнение методики «помню/знаю» предполагает обязательное обращение к эпизодической подсистеме памяти. Однако теория Э.Тульвинга хорошо объясняет результаты исследований, в которых используется материал, незнакомый испытуемому и никак не представленный в его семантической памяти, или автобиографически значимый материал (Hyman, Gilstrap, Decker., Wilkinson, 2000, Brandt, Cooper., Dewhurst, 2005). Подход Э.Тульвинга продуктивно используется для объяснения феномена «сдвига от вспоминания к знанию», полученного в рамках исследований долговременной динамики усвоения знаний (Conway et al., 1997).

Для других авторов мнемические переживания выступают как субъективное отражение особенностей процессов переработки информации. Так, в концепции С.Райарам (Rajaram, Roediger, 1997) переживание «вспоминания» рассматривается как отражение «различимости» переработки (distinctiveness of processing), что подразумевает более высокую степень сознательной детальной переработки (conscious elaboration) во время заучивания, наличие отчетливых характеристик объекта. Переживание по типу «знания», напротив, отражает «легкость» (fluency) переработки. Эта теория позволяет обобщить большинство полученных на сегодня данных, хотя и не объясняет специфику феноменологических проявлений переживаний «вспоминания» и «знания».

В двухпроцессной модели узнавания Л.Якоби (Jacoby, 1998; см. также Yonelinas, 2002) мнемические переживания также связываются с работой различных процессов, лежащих в основе узнавания - независимых друг от друга и протекающих параллельно процессов вспоминания (recollection) и знакомости (familiarity). Автор рассматривает «вспоминание» как восстановление характеристик стимула и контекста, в котором появился стимул, сохраненных на стадии запечатления материала благодаря разрабатывающему кодированию (elaboration). «Знакомость» по Л.Якоби - это процесс оценки легкости переработки стимула. Фундаментальное различие между этими двумя процессами, с точки зрения Л.Якоби, состоит в том, что «вспоминание» считается аналитическим, сознательно контролируемым процессом, а «знакомость» -- автоматическим.

Существует взгляд на мнемические переживания как на результат принятия решения с опорой на различные аспекты стимульной информации и самой ситуации эксперимента (Strack, Foerster, 1995; Bodner, Lindsay, 2003; Rotello, Macmillan, and Reeder, 2004; Dunn, 2004, Yonelinas, 1999). В пользу указанной позиции свидетельствуют факты влияния на критерии ответа различных переменных, не имеющих отношения к памяти (например, установление априорных вероятностей появления «старых» и «новых» слов на фазе узнавания). Существующие модели принятия решения в их приложении к феноменам «вспоминания» и «знания» отличаются друг от друга тем, как в них рассматривается основа и критерии принятия решения. Наиболее адекватно описывает данные одномерная модель (Dunn, 2004), в которой постулируется одна ось принятия решения (сила следа памяти, или общая знакомость), ответы «помню» и «знаю» даются, когда сила следа превышает критерий. Тем не менее, данная модель не объясняет специфику влияния различных переменных на критерии ответа.

Ряд исследователей (Rubin, Schrauf and Greenberg, 2003; Dewhurst et al., 2006) рассматривают мнемические переживания не как феноменальное проявление работы каких-либо систем или процессов памяти, а как общую характеристику качества мнемического образа, поскольку такое понимание обозначено в стандартных экспериментальных инструкциях при применении методики «помню/знаю». Таким образом, в данном подходе исследователи получают «на выходе» то, что задают «на входе». Переживание «вспоминания» свидетельствует о детализированности образа памяти (яркие зрительные, слуховые образы), обилии контекстной информации, наличии в образе эмоциональных переживаний (Rubin, Schrauf and Greenberg, 2003).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»