WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Макмиллана, борьба по данному вопросу в рядах консерваторов и лейбористов, реакция на проведение интеграционной политики со стороны британских промышленных, торговых и фермерских кругов, а также профсоюзного движения.

Послевоенная политика Британии в отношении Европы долгое время базировалась на «теории трёх окружностей» У. Черчилля, согласно которой связи со странами Содружества, Америкой и европейскими государствами являлись тремя равнозначно важными составляющими внешней политики страны, что предоставляло ей полную свободу действий в каждой из данных сфер. Учреждая свои экономические организации, страны «шестёрки» неоднократно предлагали Британии принять участие в их становлении. Однако правительства страны не торопились связывать себя какими-либо обязательствами, которые бы противоречили её имперским интересам.

Суэцкий кризис стал определяющим фактором при выработке нового внешнеполитического курса Британии. В июле 1961 г., предприняв несколько неудачных шагов в сторону Общего рынка, премьер-министр Г. Макмиллан объявляет о своём намерении подать заявку на членство в ЕЭС. Однако уже через полтора года, несмотря на огромные усилия и уступки, сделанные обеими сторонами, переговоры были прекращены: французский президент де Голль наложил вето на заявку Британии, сославшись на подписанное накануне англоамериканское соглашение о сотрудничестве в военной сфере.

Отношение британских политиков к вопросу об участии страны в европейских интеграционных институтах с самого начала было неоднозначным.

До 1957 г. взгляды консерваторов на интеграцию европейских государств основывалось на идеях У. Черчилля и признании абсолютной ценности имперских интересов страны. Официальная позиция лейбористов на данном этапе в целом была схожа с позицией консерваторов. Однако уже с самого начала зарождения дискуссии в партии наблюдается полемика по данному вопросу. Министры лейбористского кабинета К. Эттли высказывались категорически против тесного сотрудничества Британии со странами «шестёрки» и, исходя, прежде всего, из политических соображений, полностью отвергали возможность создания наднациональных институтов. Тем не менее, некоторые члены партии открыто заявляли о своей поддержке интеграции в Европе.

Большое влияние в продвижении идеи вступления в ЕЭС играли различные организации. Они в значительной степени определяли политику кабинетов (особенно, лейбористских), а среди их лидеров и членов зачастую были видные политические деятели. Эти движения имели одну цель, но их тактика и средства её достижения были различны. Наиболее значительной организацией было учреждённое в 1947 г. «Движение за объединённую Европу»; британскую секцию этого движения возглавляли такие известные консерваторы как Д. Сэндис, Г.

Макмиллан, П. Торнейкрофт и У. Черчилль. Тем не менее, в условиях, когда правящая партия жестко стояла на анти-интеграционных позициях, оно не могло получить значительной народной поддержки, а члены движения из партии лейбористов не решались отклониться от официальной линии кабинета.

С приходом к власти премьер-министра Г. Макмиллана начинает набирать обороты борьба между сторонниками и противниками интеграции Британии в ЕЭС. В 1960 г., оппозиция появляется не только в партии, но и в самом кабинете премьер-министра. Однако консерваторы-евроскептики не представляли собой серьёзную силу и к лету 1962 г. практически никто из членов парламента со стороны консерваторов официально не выступал против правительственного курса. В отличие от лейбористов, консерваторы дорожили имиджем своей партии и поддерживали руководство, даже не одобряя проводимую им политику. В рядах лейбористов с 1960 г. велись активные дискуссии о членстве страны в Общем рынке, которые, однако, не привели к какому-то однозначному результату: вплоть до октября 1962 г. руководство лейбористской партии не выработало официальной линии по этому вопросу. На голосовании в парламенте почти вся партия воздерживалась, занимая выжидательную позицию «сидения на заборе». В октябре 1962 г. на ежегодной партийной конференции в Брайтоне лидер лейбористов выступил фактически против членства в Общем рынке, встав на сторону левого её крыла. Поскольку четкого заявления против Общего рынка не последовало, это на какое-то время сплотило лейбористов. Однако в январе 1963 г. новый лидер партии, Г. Вильсон, снова встал на позицию лавирования между партийными группировками.

Поскольку планы Г. Макмиллана о намерении подать заявку на членство в ЕЭС долгое время официально не озвучивались, его заявление в палате общин в июле 1961 г. было для британской общественности неожиданным. Поэтому лишь в 1961 г. в Британии возникает ряд непартийных организаций, выступающих с критикой или одобрением решения Макмиллана. Помимо них, дискуссии относительно вступления в ЕЭС велись «Конфедерацией британской промышленности», «Ассоциацией торговых палат Британии», «Национальным союзом фермеров», а также британскими профсоюзами.

Во второй главе «Вторая попытка вступления Британии в ЕЭС (1963-гг.)» рассматривается политика партии консерваторов в отношении ЕЭС после провала первой заявки Г. Макмиллана, причины принятия решения о необходимости вступления в Сообщество новым правительством лейбористов во главе с Г. Вильсоном, реакция на интеграционную политику нового кабинета со стороны членов обеих партий, а также деятельность организаций и групп давления и отношение к исходному вопросу представителей британских банковскопромышленных и финансовых кругов, а также профсоюзного движения.

Провал первой заявки на вступление в Сообщество не привел кабинет Макмиллана к осознанию необходимости выработки адекватной альтернативной политики, хотя оппозиция и многие члены самой партии консерваторов настаивали на этом. Более того, консерваторы предполагали сохранять прежние отношения с Америкой и в перспективе не менять своих внешнеполитических приоритетов.

Вето де Голля, таким образом, никак не повлияло на стремление консерваторов интегрироваться в Сообщество, не жертвуя при этом своими национальными интересами. Провал переговоров в какой-то мере подорвал имидж партии и определённым образом повлиял на итоги очередных парламентских выборов г., в результате которых к власти пришли лейбористы. Некоторое время вопрос о вступлении в Сообщество не поднимался, однако к весне 1965 г. ситуация изменилась: премьер-министр от партии лейбористов Г. Вильсон заявил о необходимости налаживания связей со странами «шестёрки». Активизация европейской политики консерваторов происходит при новом лидере партии Э.

Хите: летом 1965 г. Хит, руководивший переговорами о членстве в ЕЭС времён первой заявки, объявил о проведении новых переговоров при первой благоприятной возможности, и, разумеется, полностью поддержал решение своего политического оппонента Г. Вильсона. Отношение некоторых консерваторов к членству в ЕЭС было по-прежнему неоднозначным, однако, в отличие от лейбористской партии, дискуссии по этому вопросу в среде консерваторов были более умеренными.

Отношение партии лейбористов к вопросу о вступлении в Сообщество в период с 1964 по 1967 гг. претерпело радикальные изменения. Если, придя к власти в октябре 1964 г., лейбористы и не помышляли об интеграции с Европой, то уже весной 1965 г. их видение европейской проблемы меняется. С этого времени Вильсон начинает реализацию политики «наведения мостов» между ЕЭС и ЕАСТ.

Вхождение в ЕЭС всё ещё не было ключевым пунктом политической программы Вильсона, поэтому явного раскола в рядах партии пока не наблюдалось. В марте 1966 г. лейбористы побеждают на парламентских выборах, при этом курс на интеграцию с Европой становится одним из основополагающих пунктов внешней политики кабинета Вильсона. В своём решении европейского вопроса лейбористское правительство повторило все фазы становления интеграционной политики консерваторов: сначала выдвигались альтернативы Общему рынку в виде создания Атлантического сообщества и установления более прочных связей с Содружеством и ЕАСТ, потом имела место политика «наведения мостов» между «шестёркой» и «семёркой», потом - осторожное принятие решения о вступлении на определённых условиях. Одну из главных ролей в подобном изменении отношения лейбористов к ЕЭС играл экономический фактор, суливший несомненные выгоды от членства в нём. С этого времени наблюдаются видимый раскол и противоречия не только в рядах самих лейбористов, но среди министров кабинета Вильсона. Ситуация усугублялась тем, что внутри партии происходил раскол не только между сторонниками и противниками Общего рынка, но также и между её руководством и «заднескамеечниками», а также между самим премьерминистром и министром иностранных дел Д. Брауном. Заявка на членство в Общем рынке была одобрена парламентом в мае 1967 г., однако уже в ноябре г. Франция приняла решение не открывать переговоры с Британией в связи с «неустойчивым состоянием» её экономики.

Британская общественность в большинстве своём поддерживала европейскую политику Вильсона, дискуссии о которой велись не только в политических кругах, но также в неправительственных организациях, деятельность которых набирала обороты.

В третьей главе диссертации «Третья попытка вступления Британии в ЕЭС (1968-1975 гг.) исследуется политическая и экономическая ситуация в стране после второго вето де Голля, европейская политика премьер-министра Э. Хита, вследствие которой Британия достигла членства в Сообществе, дискуссии по вопросу о вступлении и нахождении страны в ЕЭС, сопряженные с проведением первого в истории страны референдума, со стороны политических партий и организаций, групп давления, финансово-промышленных кругов и профсоюзов.

Провал первых двух попыток вступления в ЕЭС ни в коей мере не отразился на европейской политике британских кабинетов. Позиция правящей партии лейбористов в отношении ЕЭС оставалась прежней, однако политический климат на международной арене постепенно менялся в пользу Британии. Летом 1969 г. на своей первой пресс-конференции новый президент Франции Ж. Помпиду заявил, что французская сторона более не намеревалась препятствовать вступлению страны в Сообщество.

В июне 1970 г. в Британии прошли очередные выборы в парламент.

Проблема европейской интеграции являлась одним из основных вопросов, занимавших как сами партии, так и британский электорат. Выборы окончились победой консерваторов. Учитывая более устойчивую позицию британского фунта стерлингов по сравнению с 1967 г., а также охлаждение связей с Содружеством и «особых отношений» с Америкой, Э. Хит был в более выгодной позиции в отношении попытки добиться членства в ЕЭС, чем в своё время Г. Макмиллан или Г. Вильсон. Летом 1970 г. правительством Э. Хита была подана третья заявка на членство, при этом Британия настаивала на быстрых переговорах, возможной причиной чего была боязнь развязывания в стране нового этапа внутриполитической борьбы.

Первоочередной задачей, стоящей перед Хитом, было добиться абсолютной поддержки консерваторов в палате общин; именно в период третьей заявки вопрос о членстве в ЕЭС стал наиболее дискуссионным в партии, парламенте и прессе. В отличие от ситуации в партии лейбористов, в партии консерваторов все члены кабинета министров поддерживали политику Э. Хита. Это было связано не только с их идеологическими и политическими убеждениями, но и с тем, что все они являлись директорами крупных фирм, для которых интеграция в ЕЭС сулила большие выгоды. Главным оппозиционером европейской политики кабинета выступил Э. Пауэл – лидер ультраправых сил, харизматичный политик и националист, представлявший собой реальную угрозу интеграционным планам премьер-министра; оппозиция, возглавляемая Пауэлом, была одной из наиболее последовательных за всю послевоенную историю страны.

В конце октября 1971 г. в парламенте прошли дебаты по вопросу о членстве в Общем рынке. Это были едва ли не самые сложные и долгие дебаты в истории страны, участие в которых приняли 256 парламентариев. В результате голосования, палата общин поддержала условия Э. Хита на вступление в Общий рынок, однако необходимо отметить, что многие консерваторы выступили против ЕЭС и лишь поддержка нескольких лейбористов обеспечила принятие резолюции. Одной из наиболее сложных задач, стоявших перед британским парламентом, было привести британское законодательство в соответствие с законодательством стран Общего рынка. Голосование по Биллю о Европейских сообществах проходило 104 раза, дебаты затянулись на 6 месяцев (с февраля по июль 1972 г.) – всё это время противники Общего рынка от обеих партий пытались сорвать голосование посредством выдвижения различных поправок к резолюциям. Тем не менее, ситуацию спасли сами лоббисты-консерваторы, которые, предвидя последствия данного голосования для рейтинга партии, в третьем чтении Билля в июле 1972 г.

поддержали Хита и с 1 января 1973 г. Британия официально стала членом Европейского экономического сообщества.

Официальная линия лейбористов в отношении ЕЭС была более жесткой, чем у консерваторов, и по-прежнему не предполагала безусловное членство в Сообществе. Теперь внутрипартийная борьба в партии достигла грандиозных масштабов: около половины парламентариев выступали за членство в Сообществе на условиях консерваторов, т. е., фактически, являлись политическими диссидентами. Со временем, однако, курс Вильсона всё более склонялся влево, что объяснялось стремлением сплотить партию, преобладающее влияние в которой имели представители левого крыла. Анти-интеграционная линия Вильсона не нашла поддержки у многих министров и видных деятелей партии; именно этим был обусловлен уход в 1972 г. Р. Дженкинса с поста заместителя лидера лейбористов. C другой стороны, это ещё более активизировало деятельность противников Общего рынка, которые стали инициаторами проведения двух специальных конференций по данном вопросу ( в 1971 г. и 1975 г.).

С приходом в феврале 1974 г. к власти партии лейбористов, ими был поднят вопрос о продолжении членства в Сообществе. Правительство Г. Вильсона рассчитывало на проведение повторных переговоров, в результате которых предполагалось, что страна либо останется в ЕЭС, либо выйдет из него.

Переговоры, завершившиеся весной 1975 г., не принесли кардинальных изменений в условия членства в Сообществе, однако Вильсоном они декларировались как победа лейбористов в борьбе за национальные интересы страны.

Многие парламентарии полагали, что европейская политика британских кабинетов должна была проводиться лишь с одобрения народа, поскольку затрагивала национальные интересы страны. Идея о проведении референдума по этому вопросу снискала массовую поддержку левого крыла партии. В марте 1975 г.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»