WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Очевидно также то, что рассматриваемую задачу нельзя решить лишь на основе теоретического осмысления положений действующего законодательства, относящихся к сфере материально-правового регулирования, т.е. через простое определение круга правоотношений материального плана, предопределяющих факт публичности связанного с ними интереса. В современном арбитражном процессе порядок рассмотрения подобных дел должен иметь свое полноценное процессуальное выражение. В отрыве от этого говорить о процессуальной корректности и состоятельности любой судебной деятельности, проводимой в защиту публичных интересов, нельзя.

Если исходить из формально-правовых позиций, то в настоящее время констатировать что-либо определенное о факте нарушения того или иного публичного интереса арбитражный суд надзорной инстанции может лишь тогда, когда перед ним поставлен вопрос о проверке дела, начавшегося в соответсвии с положениями части статьи 53 АПК РФ. Именно в рамках подобных дел допустимо разрешение вопросов, связанных с установлением и надлежащей оценкой факта нарушения конкретного публичного интереса, а также защитой последнего.

Во всех иных случаях имеет место ситуация достаточно далекая от требований правосудности, когда через единственное производство в надзорном порядке предпринимается попытка всестороннего рассмотрения спора, связанного с установлением и исследованием факта нарушения достаточно специфичного и в то же время четко не определенного объекта защиты – конкретного публичного интереса.

Второй параграф третьей главы «Нарушение единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права» посвящен анализу процессуальных норм, закрепленных в пункте 1 статьи 304 АПК РФ, и судебной практике, связанной с их применением.

С появлением в российском арбитражном процессуальном законодательстве пункта 1 статьи 304 АПК РФ процессуальное значение таких актов, как постановления Пленума ВАС РФ по вопросам судебной практики, существенно возросло.

Подавляющее большинство авторов солидарны в том, что образцом (эталоном) единообразия в толковании и применении норм права надлежит считать именно разъяснения Пленума ВАС РФ по вопросам судебной практики. Соответственно, нарушением указанного единообразия будет нарушение такого подхода в применении и толковании норм права, который до рассмотрения конкретного дела в Президиуме ВАС РФ был закреплен в разъяснениях Пленума ВАС РФ по вопросам судебной практики.

Именно разъяснения Пленума ВАС РФ по вопросам судебной практики будет вполне корректным причислять к так называемым источникам единообразия в применении (и толковании) норм права.

Подобный статус указанных актов предполагает необходимость специального законодательного определения целого ряда аспектов, связанных с их действием в правовом поле нашего государства, к примеру: о порядке обязательного официального опубликования данных актов; о том, как соотносится юридическая сила данных актов с юридической силой иных источников права; о возможных пределах уточнения и дополнения разъясняемых данными актами правовых норм; о возможностях в части судебного контроля за данными актами; о порядке применения данных актов в процессе судопроизводства по конкретным делам.

Не отрицая того, что подходы, сформулированные в информационных письмах Президиума, могут в значительной степени предопределять фактическую сторону правоприменительной деятельности арбитражных судов, представляется, что на сегодняшний день какие-либо указания (ссылки) на подобные документы, как на единственные основания для выводов о нарушении общеобязательных правил единообразного правоприменения, будут выглядеть неправильно.

Вполне допустимый процесс сопоставления содержания оспоренного в порядке надзора судебного акта арбитражного суда с правовыми позициями, ранее изложенными в решениях Конституционного Суда РФ, это, по своей сути, ни что иное, как обычная проверка законности указанного акта, где в качестве нормативного акта, регулирующего спорные отношения и имеющего большую юридическую силу, выступает соответствующее решение Конституционного Суда РФ. Указанная процедура вполне легитимна, хотя бы в силу части 2 статьи 13 АПК РФ. Вместе с тем, представляется, что она не имеет никакого отношения к пункту 1 статьи 304 АПК РФ, как зачастую полагает Президиум ВАС РФ1. Думается, что, формулируя пункт 1 статьи 304 АПК РФ, законодатель в действительности предполагал несколько иное, нежели процесс формирования единообразия арбитражной практики лишь на основе критерия законности судебных актов.

Появление пункта 1 статьи 304 АПК РФ (и, соответственно, статьи 389 ГПК РФ) было расценено отдельными авторами, как движение к признанию судебного прецедента источником российского права (В.М. Жуйков, С.В. Потапенко, А.К.

Фетисов). Вместе с тем, безоговорочно принять данную точку зрения достаточно сложно. Постановления Президиума ВАС РФ по конкретным делам никогда не являлись и не являются судебными прецедентами в классическом понимании и, следовательно, не должны рассматриваться в качестве одного из полноправных источников права.

Доктрине судебного прецедента, в смысле общеобязательности последнего для всех судов, рассматривающих аналогичные дела, прямо противоречат отдельные положения российского процессуального законодательства, в частности, закрепленные в См., напр.: Постановление Президиума ВАС РФ от 15.03.2005 № 13885/04 // СПС КонсультантПлюс: ИБ СудебнаяПрактика.

части 3 статьи 305 АПК РФ, в силу которых указания Президиума обязательны лишь для того конкретного дела, в отношении которого они вынесены.

По аналогичным причинам нельзя признать за постановлениями Президиума ВАС РФ и статус так называемых источников единообразия в применении и толковании норм права. Даже несмотря на то, что арбитражной судебной практике известны примеры, когда Президиум ВАС РФ обосновывает свои выводы о нарушении единообразия в толковании и применении норм права через указания на свои же постановления, принятые по другим делам1.

Таким образом, применение определенного п. 1 ст. 304 АПК РФ основания для отмены (изменения) судебных актов в порядке надзора будет правомерным лишь в одном случае, если одновременно будет указано на положение постановления Пленума ВАС РФ, принятого по соответствующему вопросу судебной практики. Вместе с тем, для окончательного решения вопроса об отмене оспоренного в порядке надзора судебного акта по рассматриваемому основанию одной ссылки на положение постановления Пленума ВАС РФ, принятого по соответствующему вопросу судебной практики, будет недостаточно. Согласно пункту 8 статьи 306 АПК РФ в постановлении в обязательном порядке должна быть также обозначена норма закона или иного нормативного правового акта, в разъяснение и/или дополнение которой было принято указанное положение постановления Пленума.

Аналогичный вывод может стать справедливым и в отношении постановлений Президиума ВАС РФ по конкретным делам, но лишь при обязательном осуществлении следующих условий: во-первых, если имеющаяся судебная практика, когда в качестве общеобязательного образца единообразного правоприменения обозначаются подобные судебные акты, получит свое официальное закрепление, во-вторых, если часть 3 статьи 307 АПК РФ будет дополнена указанием на срок, в течение которого каждое постановление Президиума ВАС РФ подлежит обязательному опубликованию, и, втретьих, если будет законодательно решена проблема возможности исправления (или преодоления) ранее состоявшихся постановлений Президиума ВАС РФ С точки зрения складывающейся судебной практики Президиума ВАС РФ будет правильным говорить не о некоторой неопределенности в вопросе о надлежащих критериях применения пункта 1 статьи 304 АПК РФ, а о полном отсутствии последних:

См., напр., следующие Постановления Президиума ВАС РФ: от 16.12.2003 № 12263/03 // Вестник ВАС РФ. 2004. № 5; от 16.03.2004 № 8282/02 // Вестник ВАС РФ. 2004. № 7.

на сегодняшний день факт нарушения единообразия правоприменения может быть установлен Президиумом всякий раз, когда с точки по мнению того же Президиума будет иметься неправильное (т.е. незаконные и/или необоснованные) решение, принятое нижестоящими судами.

В третьем параграфе третьей главы «Передача дела на рассмотрение Президиума ВАС РФ» исследуются основания, при наличии которых допускается рассмотрение Президиумом ВАС РФ дел по проверке судебных актов в порядке надзора.

Фактом наличия одних и тех же оснований, перечисленных в статье 304 АПК РФ, законодатель обусловил возможность осуществления не только процедуры отмены (изменения) Президиумом ВАС РФ судебного акта, оспариваемого в порядке надзора, но и более раннего процессуального действия, связанного с передачей дела на рассмотрение Президиума ВАС РФ.

Если отталкиваться от того, что стадия надзорного производства в арбитражном процессе является третьей проверочной стадией, в которой осуществляется еще одна (после кассационной) проверка судебных актов, вступивших в законную силу, то именно решение о том, что указанная проверка может быть допущена лишь в отношении ограниченного числа дел, во-первых, дает возможность избежать абсолютного с точки зрения объекта проверки дублирования деятельности арбитражного суда кассационной инстанции и, во-вторых, подчеркивает специфичность задач и функций, возложенных на стадию надзорного производства в арбитражном процессе.

С другой стороны, вместе со статьей 304 АПК 2002г. не появилось ничего, что могло бы разъяснить порядок ее применения и действительное содержание оснований, в ней перечисленных. В связи с чем представляется, что основная проблема применения статьи 304 АПК РФ связана с очевидной неконкретностью данных оснований, порождающей ничем и никак не регулируемую дискрецию со стороны судей ВАС РФ.

Выработка единых критериев и правил применения положений данной статьи – это одна из основных задач для дальнейшего совершенствования надзорного производства в арбитражном процессе.

Исходя из тезиса о тождественности оснований для начала пересмотра дела Президиумом ВАС РФ и оснований для отмены судебных актов в порядке надзора, следует дать оценку данной конструкции с точки зрения ее общей процессуальноправовой состоятельности.

Одной из главных задач реформы судопроизводства в системе арбитражных судов была именно задача “разграничить основания, по которым дело может пересматриваться в различных инстанциях системы арбитражных судов Российской Федерации” (Т.Н. Нешатаева). Задача об ограничении полномочий арбитражного суда надзорной инстанции по изменению или отмене неправосудных судебных актов, допущенных к надзорному производству на уровне Президиума ВАС РФ, никогда не ставилась и, если исходить из буквального содержания п. “с” ст. 7 Рекомендации Комитета министров Совета Европы № R (95) 5 от 07.02.1995, не могла быть поставлена.

Признаваемый отдельными авторами (Т.К. Андреева) факт введения в целях правовой определенности и стабильности ограничения на отмену незаконных судебных актов, допущенных к проверке в порядке надзора, приводит к очевидному снижению эффективности судебной защиты в стадии надзорного производства и, что не менее важно, к оставлению в силе неправосудных судебных актов, которые в силу того, что были проверены судом высшей инстанции, начинают иметь отношение к дальнейшему процессу формирования единообразной судебной практики. Как справедливо замечено, ущербный судебный акт не может и не должен относиться к практикообразующим судебным актам ни при каких условиях (Д.А. Фурсов). Очевидно, что подчиняющийся требованиям единообразия процесс систематического оставления без судебного реагирования одних и тех же судебных ошибок вполне может привести к полному отсутствию каких-либо единых критериев правильного правоприменения в отдельных сферах правоприменительной деятельности.

Через законодательное закрепление ограниченного перечня оснований для отмены или изменения в порядке надзора судебных актов, вступивших в законную силу, была поставлена под сомнение действенность отдельных положений нового Арбитражного процессуального кодеса РФ. Так несоответствие перечисленных в статье 304 АПК РФ оснований для изменения или отмены судебных актов с положениями части 3 статьи 13 АПК РФ означает, в какой-то мере, возможность отмены в порядке надзора законного, обоснованного и мотивированного решения, что, по справедливому мнению отдельных авторов (В.М. Шерстюк, А.С. Кожемяко), недопустимо.

Таким образом, необходимо законодательно разделить основания для передачи дела на рассмотрение Президиумом ВАС РФ и основания для отмены (изменения) судебных актов арбитражных судов в порядке надзора. В качестве первых должны выступать положения, сформулированные в ст. 304 АПК РФ, в качестве вторых – неправильное применение нижестоящими арбитражными судами норм материального и/или процессуального права, т.е. основания, свидетельствующие о незаконности оспоренного в порядке надзора судебного акта.

По теме диссертационного исследования опубликованы следующие работы:

(1.) Об объектах надзорного пересмотра в арбитражном процессе // Арбитражный и гражданский процесс. 2005. № 4. (0,5 п.л.) (2.) К вопросу об исключительности стадии надзорного производства в арбитражном процессе // Журнал российского права. 2005. № 6. (0,5 п.л.) (3.) Об унификации надзорных производств в гражданском и арбитражном процессах // Современное право. 2005. № 6. (0,3 п.л.) (4.) Прокурор как субъект надзорного производства в арбитражном процессе // Законодательство и экономика. 2005. № 9. (0,3 п.л.) (5.) Рассмотрение дела в порядке надзорного производства. Полномочия Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации // Право и экономика. 2005.

№ 9. (1 п.л.) (6.) Факт существенного нарушения прав и законных интересов заявителя как условие для обращения в арбитражный суд надзорной инстанции // Российская юстиция.

2005. № 10. (0,6 п.л.) (7.) Надзорное производство в арбитражном процессе и положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод // Вестник Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа. 2006. № 4. (1,4 п.л.) (8.) Надзорное производство в арбитражном процессе как форма судебного надзора за деятельностью арбитражных судов // Законодательство. 2006. № 4. (0,8 п.л.) (9.) О нарушении публичных интересов по смыслу пункта 3 статьи 304 АПК РФ // Юрист. 2006. № 4. (0,4 п.л.) (10.) О положениях пункта 2 статьи 304 АПК РФ // Юридический мир. 2006. № 5. (0,п.л.) (11.) Условие об исчерпании возможностей для проверки законности оспариваемого в порядке надзора судебного акта // Российская юстиция. 2006. № 6. (0,5 п.л.) (12.) Срок для обращения в арбитражный суд надзорной инстанции // Законодательство.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»