WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Особое внимание уделено определениям ВАС РФ, принимаемым им непосредственно на стадии надзорного производства – о возвращении заявления (представления) о пересмотре судебного акта в порядке надзора и об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ. По вопросу о возможности проверки указанных определений в порядке надзора преобладает мнение о том, что данные судебные акты не могут быть обжалованы и пересмотрены в надзорном порядке, так как положениями Кодекса возможность такого пересмотра не предусмотрена, и никто не наделен соответствующими полномочиями (Б.Я. Полонский, Т.К. Андреева, А.А. Арифулин).

Приведенная позиция, в особенности, если учесть, что рассматриваемые определения – это судебные акты, безусловно препятствующие дальнейшему движению дела, представляется не вполне обоснованной. Законом специально (т.е. применительно к проверке определений арбитражных судов в порядке надзора) указано, что для осуществления надзорного пересмотра, наличия прямого указания закона о возможности обжалования конкретного определения необязательно: вполне достаточно того, чтобы данное определение препятствовало дальнейшему движению дела (ч. 1ст.

308 АПК РФ). Кроме того, факт отсутствия у участников надзорного производства каких-либо реальных возможностей довести до сведения суда свою позицию относительно отдельных аспектов дела, к примеру, по вопросу наличия оснований, определенных статьей 304 АПК РФ, характеризует подобный запрет как не вполне отвечающий критериям правосудности в смысле требований статьи 46 Конституции РФ и правовых позиций Конституционного Суда РФ (см. подпункт 4.1. Постановления Конституционного Суда РФ от 11.05.2005 № 5-П).

В этой связи предлагается дополнить главу 36 АПК РФ новой нормой, которой бы определялся особый, несколько упрощенный, порядок надзорной проверки “отказных” определений арбитражного суда надзорной инстанции. Не исключено, что предлагаемой статьей будут во многом повторены положения статьи 291 АПК РФ, определяющие порядок кассационной проверки определений арбитражного суда кассационной инстанции.

Наиболее существенные разногласия в сегодняшней процессуальной науке вызывает вопрос о возможности проверки постановлений Президиума ВАС РФ, принятых в порядке надзора.

Трудно согласиться с тезисом об абсолютной невозможности какого-либо судебного реагирования на ошибочные постановления Президиума ВАС РФ. В особенности, когда указанные судебные акты предлагается рассматривать в качестве эталона единообразного применения и толкования норм права, и когда они (данные судебные акты) начинают существенно влиять на процесс формирования единой судебной практики.

Исправить указанное положение, т.е. устранить полное отсутствие легальных процессуальных возможностей для исправления ошибочных (но, тем не менее, практикообразующих) постановлений Президиума ВАС РФ, возможно. Для этого необходимо ввести, вероятнее всего в стадию надзорного производства, новую, отличающуюся от обычной, судебную процедуру, направленную исключительно на устранение судебных ошибок, допущенных Президиумом ВАС РФ в процессе принятия новых решений по делам, рассмотренным им в порядке надзора. Представляется, что подобная процедура не должна допускать возможности принятия нового решения по делу. В противном случае, неизбежно возникновение новых вопросов, но уже по поводу проверки правовой состоятельности новых рещений.

В АПК 2002г. не содержится никаких положений, имеющих отношение к срокам и порядку вступления в законную силу определений арбитражных судов.

Применительно к существующему надзорному производству это означает, что в случаях, когда последним оспариваемым судебным актом, принятым по делу, является определение арбитражного суда, однозначно определить момент начала течения срока на обращение в арбитражный суд надзорной инстанции (как, следовательно, и его окончание) невозможно, если, конечно, не исходить из процессуальной аналогии, официально не воспринятой действующим арбитражным процессуальным законодательством.

Очевидно, что одновременно с истечением установленного частью 2 статьи АПК РФ шестимесячного срока с момента вступления в силу обжалуемого судебного акта (т.е. срока на кассационное обжалование) заканчивается и срок, позволяющий участвующим в деле лицам обратиться в арбитражный суд надзорной инстанции.

Подобное положение не вполне отвечает процессуально-правовой сущности нового арбитражного надзорного производства, право на обращение к которому, по изначальному замыслу законодателя, должно было именно возникать после исчерпания иных процессуальных средств для проверки законности судебного акта (см. ч. 3 ст. АПК РФ), а никак не прекращаться вместе с прекращением одного из них.

В свете провозглашенного частью 1 статьи 19 Конституции РФ равенства всех перед законом и судом спорным видится решение законодателя, фактически лишившего формального участника процесса, которому, к примеру, стало известно о принятом против него судебном акте лишь по истечении шести месяцев с момента вступления данного судебного акта в законную силу, процессуального права обратиться в подобной ситуации в арбитражный суд надзорной инстанции. Вместе с тем, подобное право согласно закону имеется у лица, не принимавшего участия в деле (ч. 4 ст. 292 АПК РФ).

Очевидно, что в отношении непосредственного участника процесса, не извещенного о времени и месте ранее состоявшегося судебного заседания, судом допущено никак не менее существенное процессуальное нарушение, чем в отношении лица, не участвующего в деле, о правах и обязанностях которого был принят судебный акт. Тем не менее, лишь второй в рассматриваемой ситуации сможет обратиться в арбитражный суд надзорной инстанции.

Думается, что для любого из потенциальных субъектов обращения в арбитражный суд надзорной инстанции срок на указанное обращение должен начинаться одинаково: с того момента, когда данное конкретное лицо узнало или должно было узнать о нарушении его прав или законных интересов оспариваемым судебным актом.

Во втором параграфе «Специальные условия реализации права на обращение в арбитражный суд надзорной инстанции» дается подробная оценка следующих обязательных условий для обращения к процедуре надзорного производства в арбитражном процессе:

- предположения заявителя о существенном нарушении оспариваемым в надзорном порядке судебным актом прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности в результате нарушения или неправильного применения арбитражным судом норм материального или процессуального права (ч. 2 ст. 292 АПК РФ);

- факта исчерпания всех других имеющихся возможностей для проверки в судебном порядке законности оспариваемого судебного акта (ч. 3 ст. 292 АПК РФ).

Как видно из конструкции, использованной законодателем для изложения части статьи 292 АПК РФ, факт наличия рассматриваемого условия имеет место тогда, когда заинтересованные лица полагают, что оспариваемым актом существенно нарушены их права и законные интересы. Другими словами, право на обращение в порядке надзора определяется не непосредственным наличием отвечающего неким объективным критериям факта существенного нарушения прав и законных интересов заявителя, а всего лишь субъективным предположением последнего о том, что имеет место именно существенное нарушение его прав и/или законных интересов.

Условие для обращения в арбитражный суд надзорной инстанции, определенное частью 2 статьи 292 АПК РФ, если его рассматривать, исходя из невозможности судебной переоценки мнения заявителя о существенности нарушения его прав и законных интересов, является обыкновенным условием о нарушении прав и законных интересов заявителя в результате принятия незаконного судебного акта, оспариваемого в порядке надзора. Если заявитель, обращаясь в арбитражный суд надзорной инстанции, посчитал, что оспариваемым судебным актом его права и законные интересы нарушены именно существенным образом и указал об этом непосредственно в тексте своего надзорного обращения, значит вне зависимости от того, как заявитель понимает эту существенность, так оно и есть – определенное частью 2 статьи 292 АПК РФ условие, в его соответствующей части, следует считать состоявшимся, а изначальный вывод заявителя неопровержимым. От условия, которое тесно связано с экономическими интересами заявителя, следовало бы отказаться и с точки зрения положений статьи Конституции РФ в смысле реального обеспечения имущественного равенства всех перед судом.

Представляется, что более правильным и последовательным было бы ставить вопрос о значимости или существенности оспариваемого судебного акта (или дела) для интересов общества в целом. На сегодняшний день этим задачам служит статья АПК РФ, потому и соответствующие предположения заявителя должны иметь отношение именно к положениям данной статьи.

С внесением предлагаемых изменений будет исправлен еще один очевидный пробел правового регулирования, связанный с фактическим установлением упрощенного порядка вступления прокурора в арбитражный процесс на стадии надзорного производства. У последнего, как известно, не может быть никаких личных прав и законных интересов в сфере экономической деятельности.

Положение о необходимости исчерпания всех средств правовой защиты, если его оценивать, исходя исключительно из задач европейского правосудия, следует признать вполне обоснованным. Если же говорить об однозначно структурированной российской системе проверки судебных актов арбитражных судов, то введение данного положения, как одного из условий для обращения в суд последней проверочной инстанции, представляется спорным.

До тех пор, пока не будет устранена неопределенность в вопросе о том, когда заканчивается судопроизводство по конкретному делу, и что соответственно считать новым рассмотрением дела, вопрос об однозначном определении момента полного исчерпания процессуальных возможностей для проверки законности судебного акта также будет оставаться без ответа и, как следствие, решаться на основе усмотрения судей, представляющих ВАС РФ на первом этапе надзорного производства.

Указанная проблема может быть решена и другим способом – через законодательное закрепление в арбитражном процессуальном законодательстве исчерпывающего перечня возможных объектов проверки в порядке надзора с точки зрения стадии их принятия. Подобное решение не только поможет снять существующую проблему толкования условия об исчерпании других имеющихся возможностей для проверки законности оспариваемого в порядке надзора судебного акта, но и исключит необходимость существования откровенно неправосудной процедуры, связанной с правом суда надзорной инстанции (без какого-либо учета мнения сторон спора) напрвить дело, по которому начато, но не завершено надзорное производство, на рассмотрение суда кассационной инстанции, если оспариваемый в порядке надзора судебный акт не пересматривался в кассционном порядке (ч. 6 ст. 299 АПК РФ).

Третья глава диссертации «Основания для передачи дел на рассмотрение Президиума ВАС РФ и отмены судебных актов арбитражных судов в порядке надзора» включает в себя три параграфа.

Первый параграф третьей главы «Нарушение прав и свобод человека согласно принципам и нормам международного права или публичных интересов» посвящен теоретическому осмыслению процессуальных норм, закрепленных в пунктах 2 и 3 статьи 304 АПК РФ и разъясненных в соответсвующей судебной практике.

Исходя из содержания определяемых положениями Конвенции о защите прав человека и основных свобод принципов и норм международного права, оспариваемые в порядке надзора судебные акты, по-видимому, не смогут быть отменены как нарушающие права человека и гражданина, т.е. на основании пункта 2 статьи 304 АПК РФ, если данные судебные акты будут приняты в отношении различных федеративных и муниципальных образований, государственных органов и органов местного самоуправления, а также в отношении государственных и/или муниципальных предприятий и учреждений. В целях более полного соблюдения требований статьи АПК РФ правильнее была бы несколько иная (более широкая) формулировка, которая бы давала возможность для использования рассматриваемого основания в отношении любого потенциально возможного участника арбитражного процесса.

Еще один спорный аспект, имеющий отношение к понятию “права и свободы человека и гражданина”, связан с необходимостью согласования оснований к отмене судебных актов во всех судебных инстанциях.

Применительно к сегодняшнему судопроизводству в системе арбитражных судов последнее замечание означает, что ограниченные согласно положениям частей 3 и статьей 270 и 288 АПК РФ в своих процессуальных полномочиях арбитражные суды апелляционной и кассационной инстанций не смогут, в отличие от суда надзорной инстанции, действующего уже на основании пункта 2 статьи 304 АПК РФ, надлежащим образом (т.е. посредством безусловной отмены соответствующего судебного акта) отреагировать на целый ряд нарушений, имеющих, к примеру, отношение к праву на справедливое судебное разбирательство в смысле п. 1 ст. 6 Европейской Конвенции. Это касается прежде всего тех противоречий, которые основаны на несоотвествии действующих положений российского законодательства реальному смыслу и духу основных принципов международного права.

Следует заметить, что в арбитражном процессе рамки использования понятия “публичный интерес” не ограничены главой 36 АПК РФ. Понятие “публичный интерес” имеет общеотраслевое значение, о чем свидетельствует, к примеру, содержание части статьи 53 АПК РФ.

Толкование указанной нормы позволяет заключить, что под публичным интересом, защита которого допускается в арбитражно-процессуальном порядке, может признаваться лишь интерес, удовлетворяющий следующим обязательным условиям:

- непосредственно обозначен федеральным законодательством как публичный и подлежащий защите в судебном порядке;

- в отношении которого федеральным законодательством определен орган, уполномоченный обращаться в судебные органы для его защиты.

Надлежащее решение вопроса о дефиниции понятия “публичный интерес” невозможно без учета указанных положений общепроцессуального характера, и потому должно быть оформлено, по крайней мере, соответствующим постановлением Пленума ВАС РФ, которым бы были определены четкие границы возможного применения, как пункта статьи 304, так и статьи 53 АПК РФ. Вполне возможно, что “публичный интерес в смысле ст. 53 АПК РФ” и “публичный интерес в смысле п. 3 ст. 304 АПК РФ” окажутся в итоге всего лишь пересекающимися, а не совпадающими понятиями.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»