WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Глава 4 "Хронология и периодизация следствия" рассматривает, как развертывалось следствие во времени, шли ли допросы равномерно и размеренно, или были фазы их большей и меньшей интенсивности Можно ли выявить какие-то периоды внутри процесса расследования Чтобы получить исчерпывающие ответы о том, как происходило следствие, требуется учесть все допросы, расположить их по датам и вывести общую статистику. Результаты удобнее всего представить в виде графиков, где по одной оси указано количество допросов, по другой - хронологические отрезки, выбранные как шаг измерения. Мы выбрали отрезки, соответствующие семи заседаниям Следственного Комитета.

Динамика допросов и вопросов по данным всех следственных дел 1 3 5 7 9 11 13 15 17 19 Нижний ряд данных - количество допросов. Верхний ряд - количество вопросов в них Номерам хронологических отрезков соответствуют: 1 - 17-23 декабря 1825 г., заседания Комитета №№ 1-7; 2 - 24-30 декабря (заседания № 8-14); 3 - 31 декабря 1825 г. - 6 января 1826 г.

(заседания 15-21); 4 - 7-13 января (заседания 22-28); 5 - 14-20 января (заседания 29-35); 6 - 21-января (заседания 36-42); 7 - 28 января - 3 февраля (заседания 43-49); 8 - 4-11 февраля (заседания 50-56); 9 - 12-18 февраля (заседания 57-63); 10 - 19-25 февраля (заседания 64-70); 11 - 2-14 марта (заседания 71-77); 12 - 15-22 марта (заседания 78-84); 13 - 23-30 марта (заседания 85-91); 14 - марта - 6 апреля (заседания 92-98); 15 - 7-13 апреля (заседания 99-105); 16 - 14-21 апреля (заседания 106-112); 17 - 22-28 апреля (заседания 113-119); 18 - 29 апреля - 5 мая (заседания 120126); 19 - 6-12 мая (заседания 127-133); 20 - 13-19 мая (заседания 134-140); 21 - 24 мая - 17 июня (заседания 141-146).

График демонстрирует колебания интенсивности допросов декабристов на протяжении всего следствия. Он построен на основании подсчета всех сохранившихся в следственных делах вопросных пунктов, за исключением тех, что не имеют дат, их немного - 82 документа (4,5% от общего количества). Таким образом, график основывается на данных 1731 датированных допросов из 5831 вопросов, и две его линии показывают одна - количество допросов, вторая - количество вопросов в них.

На графике видно, что количество допросов плавно нарастало вплоть до середины марта, затем, после резкого падения в промежутке 15-22 марта, последовал новый, уже не столь значительный подъем. Но недостаточно говорить только о допросах - ведь они были очень неравнозначны по объему, вопросные пункты могли включать двадцать-тридцать (а то и больше) вопросов, а могли всего один или два. Поэтому вторая линия графика показывает, как менялось на протяжении следствия количество вопросов, полученных декабристами. Очертания двух линий различны, колебания их не вполне совпадают. Но как могла возникнуть эта разница, если речь идет об одних и тех же вопросных пунктах Такое могло произойти только если менялась характерная длина вопросников, если на разных промежутках времени они в среднем, в массе своей становились короче или пространнее.

Для всего следствия в среднем на допрос приходится 3,3 вопроса. Для начального периода, с середины декабря до 7 января, среднее количество вопросов в допросе составляет 6, с 7 января до 25 февраля - 4,3, а в дальнейшем - 1,9. В начале следствия вопросники в среднем были длиннее. Самые длинные, в среднем, вопросные пункты были характерны для промежутков 24-30 декабря и 14-20 января. Неудивительно, что именно тогда допросы оказывались более пространными (или составлялось меньше коротких вопросных пунктов). Ведь самым обширным для большинства арестованных, как правило, оказывался первый допрос в Комитете. На конец декабря падает основная масса первых допросов членов Северного общества, а на середину января - привезенных к этому времени в Петербург членов южных тайных обществ. Период в среднем довольно длинных допросов продолжался до 19 февраля, а пик допросов между 19 февраля и марта сопровождался резким, почти вдвое, уменьшением среднего числа вопросов в допросах - значит, в это время декабристы получили множество отдельных вопросов, коротких вопросных пунктов. Стало быть, Комитет приступил к уточнению деталей, выяснению неясностей и противоречий. Затем сделал паузу, необходимую для осмысления полученной информации, после чего с двадцатых чисел марта начал новые серии допросов.

Ближе к концу февраля 1826 г. ввиду нараставшего потока информации члены Комитета, да и сам Николай I, стали искать способы как-то ограничить размеры следствия. Его требовалось скорее завершить по целому ряду политических соображений.

В конце февраля Николай I и члены Следственного Комитета сочли, по всей видимости, что наступает новая фаза следственного процесса. После массы допросов произошло не только информационное насыщение, но и перенасыщение, требовавшее усилий по обработке полученных сведений. Комитет составил себе представление о декабризме и имел достаточно информации, чтобы выбрать наиболее существенное и на нем сосредоточиться. Признанные не опасными бывшие члены Союза Благоденствия были отпущены, прекратились и новые аресты. На первый план в работе следствия все больше выступала задача обработки информации.

Процесс следствия имел два четко выраженных периода, два этапа - до затишья в допросах 15-22 марта и после него. Первая фаза была наиболее насыщена допросами, вторая, по-видимому, имела задачей окончательное выяснение наиболее существенных обстоятельств. Какие эволюции претерпевала при этом тематика допросов В первой фазе следствия было задано около 70% всех вопросов, во второй, соответственно - около 30%.

Поэтому о тех темах, вопросы по которым распределяются примерно в том же соотношении - 70 и 30%, - можно сказать, что они более или менее равномерно присутствовали на всем протяжении следствия, на завершающем этапе интерес к ним не возрастал и не угасал. Это относится к вопросам о восстании 14 декабря в Петербурге, о существовании в России других тайных обществ. В первой части следствия несколько большее внимание было уделено вопросам о причастности сановников, заграничных связях декабристских обществ, о польских тайных обществах, а также о республиканских планах и конституционных проектах. Некоторые темы в большей мере сосредоточены в первом периоде: состояние тайных обществ, вступление в общество допрашиваемого, контакты между Обществом Соединенных Славян и Южным обществом. Видимо, Комитет вполне удовлетворился полученной информацией и в дальнейшем к этим проблемам почти не возвращался. Другие темы не только сохранили актуальность во второй фазе расследования, но и выдвинулись в приоритетные, хотя их удельный вес возрос главным образом за счет сокращения вопросов по тем проблемам, которыми Комитет больше занимался в начале следствия. Так, во втором периоде заметно внимание следствия к вопросам об участии разных лиц в декабристских обществах и о виновности отдельных лиц, 45% от их общего количества было задано во второй фазе следствия.

Темы, ставшие приоритетными на заключительной фазе следствия, образуют характерную, логично взаимосвязанную группу: умысел на цареубийство, планы выступлений, войска, на которые рассчитывали декабристы, восстание Черниговского полка. Комитет сузил круг тем, сосредоточившись на том, что считал важным и что являлось основным при формулировании обвинения. Данные о количестве вопросов позволяют проследить также и то, как происходило и какие эволюции претерпело на протяжении следствия расследование по каждой теме.

Ближе к завершению следствия настала пора очных ставок. Их количество стало нарастать после 2 марта, вслед за окончанием периода массовых допросов. Пика своего очные ставки достигли 14 апреля - 5 мая. А это значит, что с середины апреля среди задач следствия на первый план выдвинулось окончательное согласование, приведение в ясность полученных ранее сведений, причем не всех, а отобранных в качестве наиболее значимых.

В группах Чернышева, Бенкендорфа и третьей, без руководителя, следственный процесс имел свои особенности, протекал на свой лад. В группе Бенкендорфа первая фаза допросов была более интенсивной, чем в других группах, пик пришелся на 2-14 марта, причем пик этот очень компактный, "острый". В группе Чернышева, напротив, количество допросов на первом этапе было невелико, пиковый рост пришелся на 19-25 февраля (по абсолютному количеству допросов он превысил максимальный уровень, достигавшийся в группе Бенкендорфа) и продолжился, хотя и с некоторым понижением, 2-14 марта. Спад 15-22 марта здесь был не таким глубоким, как в группе Бенкендорфа, за ним последовал новый подъем, причем заключительный период следствия в группе Чернышева отмечен значительно большей активностью, нежели в группе Бенкендорфа.

В целом для группы, руководимой А.Х. Бенкендорфом, характерны не очень длинные вопросные пункты, величина их на первом этапе следствия, до 22 марта, в среднем составляла 4,4 вопроса, на втором этапе снизилась до 2,9 и на протяжении всего следствия не была подвержена особо сильным колебаниям. Динамика допросов (как и вопросов) в этой следственной группе выглядит ритмично, примерно через каждые три десятка заседаний Комитета здесь следовало снижение интенсивности допросов, связанное, вероятно, с необходимостью проанализировать полученную информацию и подготовить новую серию вопросных пунктов. Основной объем расследования был сделан за первый период следствия, когда в группе Бенкендорфа было проведено 71,5% всех допросов и задано 78,8% всех вопросов.

Деятельность группы под руководством А.И. Чернышева выглядит по-другому.

Колебания линий графиков не отличаются ритмичностью, в отличие от группы Бенкендорфа, а очертания кривых заметно рознятся между собой, поскольку среднее число вопросов в допросах, готовившихся в группе Чернышева, изменялось значительно, а иногда и резко. В группе Чернышева использовались гораздо более пространные вопросные пункты, их средняя длина вплоть до 18 февраля держалась на уровне 10-13,вопросов, позднее они стали не столь объемными. На первом этапе следствия, до марта, в группе Чернышева допросы состояли в среднем из 6,3 вопросов, во второй фазе - из 3,4 вопросов. Вторая половина следствия, после 22 марта, была достаточно интенсивной, на нее приходится 47,3% допросов и 32,6% вопросов. Следственная активность группы Чернышева на завершающем этапе была заметно выше, нежели в группе Бенкендорфа. Следствие в группе под руководством Чернышева характеризуется более пространными вопросными пунктами, сохранением интенсивности допросов до самого конца следствия, а также отсутствием выраженной ритмичности в работе. Здесь не готовили, как в группе Бенкендорфа, серий допросов с паузами между ними. Допросы производились практически без перерывов.

Глава 5 "Декабристская мемуаристика о следствии" содержит сопоставление корпуса декабристских мемуаров, описывающих следствие, со следственными материалами. Возможность взаимно проверить сведения из разных типов источников позволяет не только скорректировать каждый из них, но и расширить возможности исследования, дополнить один источник другим, создает некую стереоскопичность видения. Сверив воспоминания декабристов с материалами следствия, мы получаем возможность судить об особенностях каждого из декабристов-мемуаристов и учитывать полученные наблюдения при работе со всем текстом записок, а не только с фрагментом, касающемся следствия. Такое расширение исследовательского инструментария полезно, учитывая непреходящую ценность декабристских текстов. В работе проанализированы рассказы о следствии С.П. Трубецкого, М.А. Бестужева, А.Е. Розена, Н.В. Басаргина, А.П.

Беляева, А.С. Гангеблова, Д.И. Завалишина, Н.И. Лорера, И.Д. Якушкина.

Не все авторы мемуаров затрагивают следствие. Записки С.Г. Волконского обрываются на начале сцены первого допроса. Е.П. Оболенский, Н.Р. Цебриков, А.В.

Поджио вспоминали о заключении в Петропавловской крепости, но не о допросах.

Невнимание мемуаристов к теме следствия отчасти объясняется господствовавшей литературной традицией романтизма, не причислявшей эту тему к числу увлекательных.

Но у декабристов были и иные причины ее избегать.

Для декабристов в пору написания мемуаров, т.е. в сибирской ссылке и после нее, следствие было больной и трудной темой, в их рассказах есть умолчания, стремление смягчить события, объяснить их неправыми действиями власти. Декабристам нужно было найти способ ужиться вместе в длительном заключении, каким-то образом преодолеть взаимные обиды, ведь на следствии они давали друг против друга показания. Много обсуждая свои допросы, декабристы создали некую общую версию событий, в которой воспоминания сплавились со стремлением оправдать себя и товарищей, выяснить истину, противопоставить официальной пропаганде свое знание о сущности декабризма и о суде над участниками движения. Изобличение недобросовестности Следственного Комитета является центральной темой большинства воспоминаний. Некоторые из мемуаристов рассказ о следствии свели к изложению этой общей сибирской версии, своего рода коллективного предания, а собственные, непосредственные воспоминания сочли чем-то менее интересным, менее существенным. Это можно сказать о воспоминаниях и мемуарных вкраплениях в статьи В.И. Штейнгейля, А.М. Муравьева, М.С. Лунина, М.А.

Фонвизина. Сказанное отнюдь не умаляет значения их как ценнейшего исторического источника. Сам факт существования сибирской версии событий - очень интересен, важен и требует осмысления. Анализ ее позволяет лучше понять, что знали и думали декабристы о своем процессе.

Заключение подводит итоги данного исследования. Пояснив цели и мотивы, логику действия следствия, особенности его организации, документального оформления, проследив, как происходили допросы декабристов и какие вопросы преимущественно интересовали Следственный Комитет, мы можем утверждать, что методы проведения допросов и их преобладающая тематика существенно повлияли на то, какую информацию можно найти в показаниях декабристов. Образ тайных обществ декабристов, предстающий из архива следствия, несет на себе отпечаток целей и задач, стоявших перед Следственным Комитетом по делу декабристов. Для дальнейших декабристских исследований важными представляются выводы, что следствие имело два периода, различных по количеству, интенсивности и характеру допросов, а также что расследование в отношении южных и северных декабристов велось разными группами чиновников, и в приемах и методах их работы заметна ощутимая разница. В результате этого следствие неодинаково освещает декабристские общества.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»