WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

При организации речевой коммуникации важным является наличие целей говорящих. Эти цели влияют на выбор языковых средств при построении высказывания (лексический уровень), на само построение фраз (синтаксический уровень), а также на направление речевой реализации замысла (стратегический уровень). На уровне коммуникативных (речевых) стратегий и тактик осуществляется планирование и, соответственно, последующее осуществление речевого высказывания на макроуровне.

Для того чтобы определить используемые в ситуации коммуникативного саботажа речевые (коммуникативные) стратегии и тактики, в первой главе рассматривается понятие речевой стратегии, подходы к ее пониманию, существующие классификации коммуникативных стратегий и тактик. В лингвистике проблема коммуникативных стратегий и тактик исследована достаточно хорошо, однако различные подходы привели к неоднозначному пониманию данного понятия. В рамках когнитивных исследований стратегия интерпретируется как определенные когнитивные операции, связанные с восприятием дискурса, т.е. стратегии понимания и интерпретации смысла (Т.А. ван Дейк, В. Кинч). С точки зрения текстового подхода стратегия рассматривается как «содержательный элемент текста», «своеобразный текст в тексте», «сложный языковой знак» (Методология исследований политического дискурса), как «план (инициация) и реализация текста» (Методология исследований политического дискурса). При этом внимание акцентируется на наличии определенного плана, реализующегося в процессе построения текста, и на композиционной структуре текста.

Психологический подход к феномену коммуникативной стратегии предполагает понимание последней как «осознания ситуации в целом, определения направления развития и организации воздействия», «развернутой во времени установки субъекта на общение» (Л.Ю. Веретенкина), «обмена собеседниками своими “интенциональными состояниями”, способствующий возникновению “психологической основы для речевого воздействия”» (В.Н. Степанов). В конфликтологии коммуникативная стратегия является средством управления конфликтом (см., например, работы М.Р. Желтухиной, Н.В. Муравьевой, И.И. Гулаковой). С позиций психолингвистики в рамках исследований ментального лексикона под стратегией понимают способы «овладения и пользования языком (т.е. средства автоматизированного использования существующих ресурсов)», а коммуникативные стратегии рассматриваются как «средства компенсации неадекватных ресурсов для овладения языком» (А.А. Залевская). В рамках прагмалингвистического подхода стратегия определяется как «совокупность речевых действий» (И.В. Труфанова); как «совокупность запланированных говорящим заранее и реализуемых в ходе коммуникативного акта теоретических ходов, направленных на достижение коммуникативной цели» (Е.В. Клюев); как «комплекс речевых действий, направленных на достижение коммуникативной цели», который «включает в себя планирование процесса речевой коммуникация в зависимости от конкретных условий общения и личностей коммуникантов, а также реализацию этого плана» (О.С. Иссерс). Рассмотрение коммуникативных стратегий с точки зрения теории коммуникации осуществляется Е.Г. Борисовой и Л.Ю. Веретенкиной, которые определяют исследуемый феномен как «способ организации речевого поведения в соответствии с замыслом, интенцией коммуниканта» (Е.Г. Борисова), или как «осознание ситуации в целом, определение направления развития и организации взаимодействия», «развернутая во времени установка субъекта на общение» (Л.Ю. Веретенкина).

В рамках нашего исследования уточняются термины коммуникативная стратегия и тактика в соответствии с поставленными в работе целями. Коммуникативная стратегия понимается нами как комплекс речевых действий, направленных на достижение коммуникативной цели, формируемой в процессе речевой деятельности под воздействием мотива, который, в свою очередь, обусловлен соответствующей потребностью. Коммуникативная тактика является иерархически более мелким уровнем планирования речевого поведения и выступает в качестве способа реализации стратегии. Проведенный анализ научных работ, исследующих коммуникативные стратегии и тактики в разных типах дискурса, показал, что сложно говорить о создании единой классификации коммуникативных стратегий и тактик, поскольку человеческая речь ситуативна и обусловлена множеством факторов, а в основе коммуникативных стратегий лежат мотивы, потребности и установки коммуникантов. На основе анализа собранного нами речевого материала были выделены основные коммуникативные стратегии и тактики, характерные для реализации коммуникативного саботажа.

Предложенная нами классификация выглядит следующим образом:

стратегия уклонения:

тактика ухода от ответа, тактика уклонения от темы, тактика смены темы, тактика контроля над темой, тактика переадресации;

стратегия игнорирования:

тактика игнорирования, тактика молчания;

стратегия открытого негативного реагирования:

тактика отказа, тактика возражения, тактика возмущения, тактика оскорбления, тактика отрицания.

Рассмотрение коммуникативного саботажа с теоретической точки зрения (даже если он не выделяется авторами как таковой) происходит в рамках теории речевого воздействия, теории коммуникации (стратегический подход), коммуникативно-дискурсивного подхода (речевая агрессия), лингвистики и конфликтологии, причем в последней преимущественно с точки зрения используемых речевых стратегий и тактик. В исследованиях, посвященных непосредственно коммуникативному саботажу, последний определяется как фигура лингвистической демагогии или манипулятивный прием информационного воздействия, при котором «предыдущая реплика игнорируется, а в ответ вводится новое содержание» (Е.Л. Доценко), а также соотносится с разновидностью скрытого речевого намерения и речевой провокации, имплицитной речевой агрессии, языковой категорией, направленной на подрыв кооперативного общения, с барьером в общении, одним из типом речевого поведения в конфликтной ситуации. В лингвистике с понятием коммуникативного саботажа соотносятся понятия демагогии, многословия, перифраза, неоднозначности и имплицитности.

На основании теоретического анализа существующих исследований отметим, что коммуникативный саботаж является недостаточно исследованным феноменом, в связи с тем, что упоминается всего лишь в нескольких работах (Т.М. Николаева, К.Ф. Седов, Е.Л. Доценко, С.А. Мегентесов, И.И. Меньшиков), но не рассматривается во всем своем многообразии и многоаспектности. Вместе с тем в рамках других парадигм проводятся исследования, так или иначе затрагивающие явление коммуникативного саботажа. Их авторы не прибегают к использованию термина, введенного Т. М. Николаевой, однако это не мешает нам соотнести обсуждаемые феномены с рассматриваемым нами понятием и признать их проявлениями коммуникативного саботажа, отдельными аспектами его рассмотрения.

Рассматривая коммуникативный саботаж с точки зрения разных теорий, можно предложить следующие определения его сущности.

В рамках теории речевого воздействия коммуникативный саботаж – это прием суггестивного воздействия, при котором происходит игнорирование содержания реплики партнера и навязывание своей тематики разговора.

С точки зрения стратегического подхода к общению наиболее близкими коммуникативному саботажу являются тактики уклонения, ухода от ответа, смены темы.

В конфликтологии саботаж является барьером в общении, и также выражается в уклонении от темы обсуждения и контроле над темой (навязывании собеседнику своей позиции и темы разговора).

В рамках коммуникативно-дискурсивного подхода коммуникативный саботаж частично соотносится с понятием имплицитной речевой агрессии.

С точки зрения лингвистики коммуникативный саботаж можно определить как способ отражения косвенного смысла, использующийся в непрямой коммуникации и часто представленный в языковом плане демагогией, перифразом, неоднозначностью.

В русле теории речевых актов коммуникативный саботаж можно обозначить как косвенный речевой акт, импликатурой которого является демонстрация нежелания обсуждать предложенную тему.

Сказанное выше свидетельствует о том, что исследуемый феномен не имеет жестко закрепленного содержания, а это создает благоприятные возможности для использования его в новом научном контексте.

В реферируемой диссертации коммуникативный саботаж рассматривается в рамках теории речевой деятельности и понимается как диалогический прием оказания речевого воздействия, выражающий скрытое сопротивление человека и направленный на игнорирование содержательной части высказывания собеседника с целью уклонения от общения, искажения или сокрытия информации. Участник диалога «саботирует» реплику говорящего в соответствии с имеющимися у него мотивами и установками. Ими могут быть нежелание продолжать беседу на данную тему, убеждение в том, что она не достойна для обсуждения, или отсутствие желания вступать в коммуникацию.

Коммуникативный саботаж определяется нами как явление, характеризующее диалогическую речь, межличностное взаимодействие. В широком смысле коммуникативный саботаж относится к разряду некооперативных явлений, поскольку предполагает эксплицитно выраженное игнорирование партнера по коммуникации вследствие имеющегося внутреннего несогласия, противодействия, выраженного в речевой коммуникации имплицитно. Однако в конкретных ситуациях общения коммуникативный саботаж может являться как средством провоцирования конфликта, так и способом его нейтрализации.

Сравнение коммуникативного саботажа со смежными некооперативными явлениями: речевой агрессией, конфликтом, коммуникативным давлением, языковым насилием и языковым сопротивлением, коммуникативной неудачей, манипуляцией и речевой демагогией – позволяет сделать вывод о том, что явление коммуникативного саботажа, с одной стороны, объединяет все вышеуказанные формы речевого поведения, с другой – не является идентичным ни одному из них. Соответственно, можно отметить, что он лишь частично пересекается с ними, представляя собой самостоятельное явление, в рамках которого перечисленные формы поведения используются как возможные варианты речевой реализации.

Проведенное нами наблюдение показало, что коммуникативный саботаж встречается в разных типах дискурса, предполагающих межличностное (не коллективное и не массовое) общение. Нам представилось интересным описать различия функционирования коммуникативного саботажа в институциональном и межличностном дискурсах, вариантами реализации которых нами были выбраны политический и бытовой дискурс, как сферы, где использование коммуникативного саботажа является наиболее частотным.

Вторая глава «Комплексное описание явления коммуникативного саботажа» посвящена детальному и разностороннему описанию изучаемого нами явления. В целях определения сущности коммуникативного саботажа, смысла, стоящего за эти термином, производится описание его лексико-семантического поля. Последнее понимается нами как совокупность языковых единиц, объединенных интегральным семантическим признаком и отражающих определенную понятийную сферу. В лексико-семантическом поле коммуникативного саботажа выделяется микрополе действия с семантическими зонами активной позиции противодействия, несогласия, оказания негативного влияния и отказа от деятельности, микрополе деструктивного взаимодействия, а также микрополе внутреннего состояния человека.

Поскольку коммуникативный саботаж, как и любое некооперативное явление, не может возникнуть спонтанно, нами были проанализированы причины его использования. Среди них можно выделить факторы, характеризующие психофизиологические особенности коммуникантов, и факторы, относящиеся непосредственно к оформлению речевого высказывания, т.е. внешние и внутренние причины его использования. Если рассматривать коммуникативный саботаж в психолингвистическом аспекте, то это – сбой в общении, вызванный провокационными или нарушающими коммуникативные правила действиями собеседника, своего рода психологическая защита от вторжения во внутриличностное пространство. В качестве основных причин коммуникативного саботажа, соответственно, выделяются следующие:

внешние:

нарушение коммуникативных норм и правил поведения в конкретной ситуации общения;

нарушения коммуникативных норм и правил поведения, связанные с социальным или коммуникативным статусом собеседника;

внутренние:

защитная реакция (часто агрессия как ее разновидность), вызванная вторжением в личную сферу;

некооперативный настрой на общение, связанный с отрицательным психоэмоциональным состоянием.

Следующим шагом в нашем исследовании было описание языковой репрезентации изучаемого явления. В связи с тем, что вербальное воплощение коммуникативного саботажа различается в зависимости от типа дискурса, в котором он используется, нам представилось логичным описать специфику его функционирования в разных типах дискурса.

Кроме того, сопоставление используемых при саботировании языковых средств способно выявить особенности изучаемого явления.

Как мы уже отмечали, языковая реализация коммуникативного саботажа зависит от типа дискурса, ситуации общения, социального и коммуникативного статуса собеседников. В институциональном дискурсе в формальной ситуации общения человек должен больше контролировать свои речевые действия, в связи с чем он не склонен использовать конфликтные формы поведения, речевую агрессию. Его поведение больше напоминает действия манипулятора, пытающегося незаметно для собеседника изменить ход диалога, повлиять на направление беседы. В бытовом межличностном дискурсе при неформальной ситуации общения человек более свободно нарушает коммуникативные нормы и правила речевого поведения, склонен к использованию более «кардинальных» средств при саботировании.

Основными коммуникативными стратегиями саботирования в политическом дискурсе являются стратегия уклонения (с тактиками ухода от ответа, уклонения от темы, смены темы, контроля над темой и тактикой переадресации), стратегия игнорирования (с тактикой игнорирования) и стратегия открытого негативного реагирования (с тактиками отказа, возражения, возмущения и отрицания).

В бытовом дискурсе количество используемых стратегий и тактик разнообразнее: добавляются тактика молчания в стратегии игнорирования и тактика оскорбления в стратегии открытого негативного реагирования.

Кроме того, используются комплексные тактики: тактика ухода от ответа + возмущение, тактика отказа + оскорбление.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»