WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Лингвистические формы вежливости представляют собой метакоммуникативные стратегии, используемые для достижения коммуникативных целей, таких как реализация и поддержание хороших отношений.

Вежливость – это, прежде всего, вопрос того, что и как говорят, а не вопрос того, что думают или чему верят. Цель вежливости – сохранить гармоничные и равные социальные отношения, несмотря на необходимость передать сообщения, умаляющие достоинство собеседника.

Ученые в своих исследованиях уделяют внимание и отдельным аспектам категории вежливости: извинению, благодарности, комплименту и др. Все они направлены на поддержание успешной коммуникации между собеседниками в процессе взаимодействия.

Вежливость представляет собой сложное социально-культурное явление, определяемое социально-культурной организацией общества, отражающее межличностные отношения между говорящим, слушающим и людьми, о которых идет речь. В результате предъявляются определенные требования к поведению членов общества. Человек должен принимать во внимание интересы партнера по коммуникации, его мнение и желания.

Вежливость является одним из наиболее важных принципов, стабилизирующих разговор, способствующих успешной реализации намерений людей при взаимодействии (Агапова, С.Г. Основы межличностной и межкультурной коммуникации [Текст] / С.Г. Агапова. - Ростов н/Д: Феникс, 2004. C. 142).

Формы категории вежливости не являются самостоятельными системами. Они изменчивы, отражают историческое время и социальный статус применения. Формы категории вежливости ситуативны, то есть зависят от той или иной ситуации общения: официальной или неофициальной.

В настоящее время вербальная коммуникация понимается не только как обмен информацией, но и как раскрытие своего отношения к собеседнику. Многие сложности межкультурной коммуникации возникают именно из-за неумения собеседников выражать свое отношение друг к другу в соответствии с нормами данного общества и конкретными ожиданиями партнера, что объясняется наличием различного понимания норм вежливости в разных культурах. Поэтому знание национальнокультурных особенностей данной категории ведет к пониманию коммуникативного поведения народа и дает возможность избежать конфликта. Игнорирование их затрудняет общение и порождает недопонимание.

Вторая глава «Гендерный аспект категории вежливости» включает рассмотрение категории вежливости с точки зрения гендерного подхода к проблеме языковых средств выражения вежливости.

Гендерные отношения являются важным элементом социальной организации общества. Они отражают ее системные характеристики и определяют отношения между людьми.

В культурах мира поведение человека часто определяется в зависимости от пола. Это означает, что мужчинам и женщинам необходимо придерживаться определенных социальных установок, предъявляемых обществом. Гендер находит свое отражение во всех областях жизни человека, не исключение и языковая область.

Во второй половине ХХ столетия появились работы, посвященные изучению связи социокультурных особенностей пола и языка. Интерес к этой проблеме вызван рядом предшествующих исследований, в которых в некоторых языках были обнаружены лексические, морфологические и синтаксические различия в зависимости от пола собеседника. Это позволило говорить о наличии специфичных особенностей в языке мужчин и женщин.

Подобные открытия послужили толчком к переходу лингвистической мысли на новый этап и обусловили необходимость более тщательного изучения языковой репрезентации гендера.

Гендерные различия в языке обнаруживаются как на лексическом, так и на синтаксическом уровне. Так, например, Р. Лакофф считает, что женщины говорят так называемым «безвластным языком», выражающим отсутствие авторитета, обозначенным разделительными вопросами, простыми предложениями, намеренно преувеличенными, смягченными выражениями, в отличие от мужчин, которые более склонны к невежливой лексике, сленгу и резкой манере разговора. Р. Лакофф полагает, что такие речевые различия объясняются, как правило, подчиненным социальным положением женщин, что приводит к ощущению социальной незащищенности (Lakoff, R. Language and Women's Place [Текст] / R. Lakoff. – New York: Harper & Row, 1975. PP. 45-79).

Однако в современной художественной литературе примеров, подтверждающих эту точку зрения, обнаружить достаточно трудно. В настоящее время женщины более уверены в своем положении, что сказывается и в их речи. Например:

1. “I’m sorry if I sounded like a pompous ass in there. It was just such a - “.

“No. You were perfectly right, Edward. Why on earth should they have chosen me” “Honey, you’d probably make a great ambassador or ambassadress, or…” “I [Mary] still can’t believe it”.

“You’re really excited about this, aren’t you” “Of course I am. Wouldn’t you be “It is a great honor, honey. I’m sure it’s not one they would offer lightly” (S. Sheldon. Windmills of the Gods).

Этот разговор между мужем и женой показывает, что женщина, традиционно находящаяся в семье на втором плане, теперь приобретает равное положение, высказывает свои мысли прямолинейно и уверенно.

Мужчина же наоборот пытается разными способами смягчить свои речевые акты, чтобы не затронуть чувства женщины.

2. - Может, ты уже не будешь курить – спросил Митя.

- Буду, - сказала Катя, - причем с таким удовольствием! (О. Робски.

Casual).

Разговор Кати и Мити ясно отражает характер их взаимоотношений, при которых мужчина не занимает доминирующую позицию, он использует не императивные конструкции, а, наоборот, вопросительное предложение со смягчающим словом «может», в то время как Катя достаточно уверена в себе, что выражается в ее восклицании.

На наш взгляд, нельзя четко стереотипизировать женскую и мужскую речь, или рассматривать какие-либо особенности, как типично мужские или женские, так как на выбор языковых форм мужчинами и женщинами влияют различные факторы коммуникации.

В настоящее время гендер понимается как непрерывный процесс создания обществом различий в мужских и женских ролях, умственных и эмоциональных характеристиках, речевом поведении. При этом гендерные роли и нормы не имеют универсального содержания и значительно варьируются от общества к обществу. Мужчины и женщины занимают все более равное положение в сфере образования и профессиональной деятельности. Поскольку язык помогает людям выразить свою идентичность и свой пол, возможно предположить, что при изменении представлений людей о мужских и женских характеристиках, видоизменяется также и их речь. Хотя в настоящее время более распространенной является тенденция рассматривать мужчин и женщин как равных, тем не менее существует определенная разница в использовании языковых средств разнополыми участниками коммуникации, что объясняется врожденными биологическими различиями, процессами социализации, неравномерным распределением власти в обществе. Традиционное воспитание и социализация людей изменились, вследствие этого поменялись и некоторые понятия гендера.

Поэтому в диссертации мы анализируем использование лингвистических средств выражения категории вежливости разнополыми представителями англоязычной и русскоязычной культур на уровне дискурса.

В XX веке, благодаря промышленному и техническому прогрессу, происходит сближение моральных норм поведения мужчин и женщин.

Индустриализация сравняла функциональную значимость половых различий. Женщина получает некоторую социальную свободу и возможность почувствовать себя таким же членом общества, как и мужчина, начинает претендовать и на собственную социальную роль в нем, отказываясь от функции пассивного наблюдателя. Во многом это связано с социокультурными модификациями, изменениями в воспитании детей.

Однако в сознании человека все еще присутствуют «гендерные стереотипы», ведущие к тому, что он воспринимает представителей противоположного пола как абсолютно отличных от него людей. Эти гендерные установки часто действуют как социальные нормы, следуя которым человек может получить социальное одобрение или избежать социального неодобрения.

Стремление женщин занять равное положение с противоположным полом и преуспеть в сферах, ранее полностью принадлежащих мужчинам, ведет к тому, что их поведение изменяется и достаточно часто рассматривается как невежливое, несвойственное для них. Женщины стремятся к простоте высказывания, более прямолинейны в выражении своих мыслей. Таким образом, изменяются правила речевого этикета, происходят преобразования в выборе языковых форм и конструкций выражения категории вежливости.

Ранее считалось, что женщины извиняются чаще, чем мужчины, тем самым показывая свое подчиненное положение, свою неуверенность.

Рассмотрев ряд примеров, отобранных из современной художественной литературы, можно прийти к следующим выводам. Женщины используют маркеры извинения «pardon», «excuse me», «sorry», «apologize» реже, чем мужчины. Количество употреблений этих маркеров вежливости в женской речи составляет 40,9%, в то время как в мужской – 59%.

3. ‘Why haven’t you called’ she asked, coolly, yet with a slight touch of concern.

‘I’m sorry. I fell asleep. What time is it’ He rubbed his eyes and focused on his watch.

‘Eleven. I wish you would call.’ ‘I did call. No one answered.’ ‘When’ ‘Between eight and nine. Where were you’ She did not answered. She waited. ‘Are you coming home’ ‘No. I need to work all night.’….

‘I expected you home, Mitch. And at least you could’ve done was call.

Dinner is still on the stove.’ ‘I’m sorry. I’m up to my ears in deadlines and I lost track of time. I apologize’ (J. Grisham. The Firm).

В данном примере мужчина несколько раз прибегает к извинению, в то время как женщина не стремится смягчить свои речевые акты, она достаточно резка, даже несмотря на оправдание, предложенное мужчиной.

Маркеры благодарности «thank you», «thanks», «grateful» более характерны для женской речи (58% от общего числа речевых актов, содержащих маркеры благодарности).

4. ‘Thanks for coming,’ she said into his face. ‘I’ve been waiting for four hours. I knew of no other way to find you.’ Mitch nodded and smiled as if to say, ‘It’s okay. You did the right thing’ (J. Grisham. The Firm).

5. "Would he like us to transfer it to a money market account It's not drawing any interest sitting here, and I could ---" "No. He wants it right where it is," Tracy assured him.

"Okay." "Thank you so much, Lester. You're a darlin'..." (S. Sheldon. If Tomorrow Comes).

Из речи персонажей русской прозы видно, что женщины используют маркеры благодарности и маркеры извинения реже, чем мужчины (маркеры извинения составляют 36% от общего числа речевых актов извинения, маркеры благодарности – 37%).

6. – Елизавета Павловна, простите, откройте, пожалуйста, на минутку.

- В чем дело - Откройте, я не могу кричать – ответил из-за двери Красавченко.

- Извините, Анатолий Григорьевич, но я уже сплю.

- Я всего на одну минуточку, это очень важно…. Еще раз извините, - Красавченко шагнул в номер… (П. Дашкова. Эфирное время).

Из примера (6) видно, что мужчина несколько раз извиняется за то, что претендует на время и внимание своей собеседницы, в то время как она извиняется всего один раз за то, что отказывает ему в этом.

Просьбы с маркером «please» встречаются чаще у мужчин, чем у женщин (количество употреблений этого маркера в мужской речи составляет 52%, в женской – 47,6%); тем самым они пытаются смягчить ликоугрожающий акт, содержащийся в речевом акте просьбы.

7. The older man, Dennis Trevor, was saying, “Would you open your luggage, please” It was not a question but an order (S. Sheldon. If Tomorrow Comes).

В русском языке наблюдаются схожие результаты: женщины используют маркер «пожалуйста» реже (36%) по сравнению с мужчинами (64%).

8. -…Спасибо, Наталья Владимировна. Вы успокойтесь и, пожалуйста, никуда не выходите из дома. Я через полчаса у вас буду… (П. Дашкова. Эфирное время).

В 80-е годы лингвистами P. Brown, F. Crosby, N. Lind были сделаны интересные наблюдения при исследовании модальности. Было замечено, что женщины чаще используют модальные глаголы в прошедшем времени, вводные слова и фразы, выражающие различную степень уверенности говорящего, а также ссылки на собственное или какое-либо другое мнение (Горошко, Е.И. Differentiation in Male and Female Speech Styles [Текст] / Е.И. Горошко. Budapest, 1999).

Однако анализ современной художественной литературы показывает, что значительной разницы в использовании мужчинами и женщинами таких маркеров вежливости, смягчающих высказываемое мнение, нет. Процент употребления модальных глаголов в мужской речи составляет приблизительно 51,16%, в женской – 46,3%, что касается модальных слов, то в мужской речи они встречаются чаще (60,7%). Это объясняется желанием мужчин не задеть чувства человека, смягчить свое высказывание и добиться поставленной коммуникативной цели, что может оказаться невозможным при прямом оформлении высказывания.

9. ‘I’d like to talk about the accident,’ Mitch said.

‘You can ask. I may not answer.’ ‘What caused the explosion’ ‘I don’t know. Perhaps an air compressor. Perhaps some fuel. We are not certain…’ (J. Grisham. The Firm).

Из примера (9) видно, что мужчина не хотел бы делать точных выводов, он не уверен в своем высказывании, и поэтому смягчает свои предположения словом «perhaps».

10. - Я [официант] прошу прощения, это, наверное, вы забыли в туалете номерок. Его отдали в гардероб. Не волнуйтесь, пожалуйста! Я очень разозлился. Он же видел, как мы минут пять что-то искали. Не мог раньше подойти и сказать!...

Мы снова присели, чтобы допить кофе, и нам принесли счет (Е. Гришковец. Рубашка).

В примере (10) официант сомневается в том, кто именно потерял номерок, поэтому использует слово «наверное», чтобы при ошибке не задеть чувства человека, к которому он обращается.

Употребление модальных слов и глаголов в речи мужчин и женщин служит в основном одной функции – смягчить воздействие их речевого акта на собеседника.

В литературе первой половины XX столетия разделительные вопросы рассматриваются как характерная черта женской речи, так как они ассоциируются с неуверенностью (Lakoff, R. Language and Women's Place [Текст] / R. Lakoff. – New York: Harper & Row, 1975).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»