WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

М. Магнус [Magnus, 2000] применяет два типа эксперимента, основанных на распознавании и образовании испытуемыми неологизмов. Первый метод тестирует знание фонестем путем предъявления испытуемым дефиниций для несуществующих слов и задания изобрести новые слова для этих дефиниций. В исследовании М. Магнус для изобретения новых слов испытуемые были склонны использовать фонестемы своего языка. Второй тип эксперимента проверял использование фонестем при восприятии новых слов. Испытуемым было предложено искусственное слово, которому они должны были дать дефиницию. В этот раз снова ответы были такими, как будто они употребляли фонестемы. Магнус интерпретирует свои результаты как свидетельство того, что пользователи языка воспринимают отдельные фонемы или сочетания фонем как наделенные значением.

К такому же выводу, но на основе дистрибутивного подхода, приходит и Б. Джозеф [Joseph, 1994] в отношении греческой фонемы /ts/. А. Абелин [Abelin, 1999] добавляет к этому предположение, что чем более распространена фонестема среди слов с общей фонологической формой, тем более вероятность того, что испытуемые оценивают неологизмы, придерживаясь значения этой фонестемы. Результаты Ш.С. Хатчинс [Hutchins, 1998] подтверждают роль фонестем (даже в межъязыковом сравнении) в создании неологизмов.

Б. Берген [Bergen, 2004] пытается выяснить, каков психологический статус фонестем в восприятии пользователей языка, и находит, что лучшим методом для разъяснения этих вопросов является «прайминг»-метод (priming). Морфологический прайминг – это ускорение или замедление ментального доступа к слову-мишени на основе некоторого предварительного (prime) слова, предъявленного ранее. Большое количество исследований морфологического прайминга обнаружили структуры, характерные только для морфологически родственных предварительных слов и слов-мишеней, но отсутствующие в неродственных словах. Б.Берген предполагает, что если фонестемы имеют когнитивный статус, то они обнаружат праймингэффекты, отличающиеся от показаний, которые демонстрируют слова без фонестем. Сравнивая результаты своего эксперимента с полученными ранее результатами морфологического прайминга [Feldman, Soltano, 1999] и отмечая между ними явные сходные тенденции, Б. Берген заключает, что в ментальном механизме речепроизводства фонестемы обладают тем же статусом, что и канонические морфемы.

1.5. Фоносемантическая интерпретация фонестем Количество работ, так или иначе связанных со звукоизобразительными свойствами языка, если отсчитывать от платоновского «Кратила», на сегодняшний день, по-видимому, перевалило за полторы тысячи (по Библиографии Маргарет Магнус). Все исследования можно условно распределить по следующим областям: звукоподражание, звукосимволизм, звукоизобразительное происхождение языка, фоносемантика текста, фоносемантические универсалии, фоносемантика в прикладном аспекте, психолингвистические исследования фоносемантики, когнитивный аспект фоносемантики.

Что касается опыта звукоизобразительного обоснования семантического статуса фонестем, то, помимо упомянутого исследования В.В. Левицкого [Левицкий, 1983], в зарубежной лингвистике следует выделить, прежде всего, Х. Марчанда [Marchand, 1959], отстаивающего именно иконический характер семантики начальных и конечных звуков и звукосочетаний. Он выделяет два типа подражаний, лежащих у истоков номинации: прямое подражание (ономатопея) и экспрессивный символизм (звуковое выражение эмоций). В отличие от многих других ученых, просто констатирующих некоторое общее значение у групп слов с общим формальным признаком, Марчанд пытается осмыслить, что является причиной соединения определенного звучания с определенным значением.

Продолжая начатое совместно с Дж. Лолером исследование ассонансов и рифм [Rhodes, Lawler, 1981], Р. Роудс [Rhodes, 1998] пытается определить звукоподражательные свойства составляющих их звуков. Он усматривает два полюса в звукоподражании: «дикий» (wild) и «прирученный» (tame).

Под «диким» автор понимает наиболее точное подражание речевыми звуками звучаниям внешней действительности, под «прирученным» - более или менее приближенное подражание фонемами или фонемными комбинациями. Каждый конкретный пример звукоподражания занимает то или иное место на этой шкале.

В нашем исследовании мы предпринимаем попытку осмысления семантики рифм именно с позиций звукосимволизма, соотнося выявленные семантические поля с артикуляционными и акустическими признаками компонентов, входящих в их состав.

1.6. Исследования семантического статуса английских рифм В знаменитой статье Дуайта Л. Болинджера «Рифма, ассонанс и морфемный анализ» [Bolinger, 1950], пожалуй, впервые так остро был поставлен вопрос о нечеткости самого определения морфемы и о единицах субморфемного уровня, явно проявляющих знаковые (семантические) свойства.

Ученый расширил горизонты сходства между формами, предложив обратить внимание на более широкие модели, наподобие лексики с начальными gl- и fl-, а также слов, оканчивающихся на -itter, -ow, -are. Примечательно, что слова с этими компонентами образуют перекрестные пары (glitter – flitter, glow – flow, glare – flare), из которых можно вывести значения финальных составляющих: -itter – «прерывистость», -ow – «ровный», -are – «интенсивный». Эти же окончания есть и в других словах, с другим началом: -itter: titter, litter, iterate; -ow: slow, grow, tow; -are: blare, stare, tear.

Аналогичную продуктивность имеют и финальные компоненты -amble и – ust, у которых тоже улавливаются семантические способности. Очень важное положение, выдвигаемое Болинджером, касается различия в уровнях специфичности (абстракции) значения: чем выше уровень абстракции значения, тем больше формальных вариантов с более специфичными значениями, соответствующими инвариантному. Именно такое уровневое понимание семантики делает целесообразным в нашей работе оперировать понятием «гиперсема» как семантической метаединицей, иерархически объединяющей нижележащие «семемы».

В своей статье [Lawler, 2006] Дж. Лолер исследует рифмы в английских односложных словах (моносиллабах) и особо выделяет 96 рифм, количество слов с которыми равно или превышает 20, т.е. рифм высокой продуктивности. При этом он предлагает называть «когерентными» рифмы, у которых можно усмотреть определенные семантические функции, в отличие от «некогерентных», которые таких функций не проявляют. В качестве примера первых он приводит рифму -mp (-ump), которая демонстрирует высокий уровень когерентности: 22 слова из 26-ти (85%) могут быть отнесены к семантическим разрядам «3-мерность» и «Пейоративность». Однако даже среди высоко продуктивных рифм встречаются «некогерентные», например, -t (-et), -n (-en), -ek (-ake). Автор приводит списки слов с этими рифмами и признается, что не смог найти чего-либо общего между словами внутри каждого из этих списков. Далее Дж. Лолер подразделяет рифмы на «ортогональные» и «неортогональные». Под последними он понимает такие, которые образуют пересекающиеся семантические поля. Соответственно, у «ортогональных» рифм поля не имеют ничего общего. Выявляя семантические поля, Лолер стремится найти для каждой рифмы слово-прототип, которое в наивысшей степени обладает заданными семантическими признаками и является образцом для других представителей рифмокомплекса.

Семантическая интерпретация рифм у Дж. Лолера опирается попрежнему на очень общие категории, вроде «контакт», «х-мерность», «движение», «горизонтальная ориентация» и т.п., заданные a priori. Поэтому очень часто автор помещает в них совершенно разнородные по значениям слова. Кроме того, при отборе рифмослов Лолер придерживается фонетического, а не графического принципа, что приводит к объединению в один разряд слов с отличающимися семантическими признаками ([-ip]: nip, stipple, zipper; [-l]: call, crawl, haul).

2. Семантические области реализации английских рифм 2.1. Принципы исследования семантики рифм Более чем через полвека после призыва Д. Болинджера исследовать объемный корпус этих неоднозначных – как в формальном, так и семантическом плане – единиц, мы предприняли попытку изучить все (или почти все) конечные звукосочетания (рифмы) в английской односложной (моносиллабической) лексике. Мотивом послужили два существенных фактора: вопервых, большой корпус односложных слов в английском языке (как следствие его тенденции к аналитизму) и, во-вторых, большое количество рифм, напоминающих по функции словообразовательные форманты, однако, без видимых производящих основ. Аналогично методике Болинджера, мы делим односложное слово (моносиллаб) на начальную часть (инициаль), представленную согласным (напр., b-, t-, r-) или сочетанием согласных (bl-, sp- или str-, spl-), и конечную (финаль, рифму), образованную либо 1) сочетанием гласного с согласным (-ash, -ick), либо 2) гласного с двумя согласными (ust, -ant), либо 3) гласного с удвоенным согласным + l (-abble, -addle), либо 4) гласного с двумя согласными + l (-angle, -indle), либо 5) гласного с удвоенным согласным + er (-atter, -utter), либо, реже, 6) одним гласным (-ea, -ee).

И, хотя №№ 3, 4, 5 считаются традиционно двусложными, это не мешает им входить в выборку, поскольку они демонстрируют формальную сплоченность и семантическую целостность.

При отборе лексики мы исходили из графического принципа, рассматривая дистрибутивные фонетические вариации гласных как проявление единого инварианта: напр., bad [ ] – wad [].

Помимо выяснения семантических особенностей финалей-рифм, в исследовании обращается внимание на их дистрибутивные возможности и степень продуктивности, которые, естественно, находятся в прямо пропорциональной зависимости.

Развивая безусловно верные наблюдения Д. Болинджера о знаковом характере английских рифм, мы предлагаем объяснение причин корреляции между определенными формами и определенными значениями. Такое объяснение может быть дано, в первую очередь, на фоносемантических основаниях, т.е. исходя из принципа первичной генетической звукоизобразительности [Воронин, 1982], и, во-вторых, с учетом концепции полевого структурирования значений, т.е. фоносемантических полей [Михалёв, 1995]. Макроструктура фоносемантического поля основывается на принципе аттракции (притяжения), на котором и настаивает в своей статье американский лингвист. Механизм аттракции заключается в тенденции образования сходных значений у сходных форм.

Основываясь на данных web-словаря Free Online Rhyming Dictionary, а также на собственном анализе словарей В.К. Мюллера, И.Р. Гальперина, The New Bantam English Dictionary, мы составили список рифм-финалей современного английского языка и исследовали их лексическую реализацию. В результате обнаружилось 247 рифм различной продуктивности – от 2 до лексем, а общее количество моносиллабов составило 2379. Рекордсменом по продуктивности оказалась рифма –ag (кстати, не упомянутая в статье Д. Болинджера) – 49 слов.

Конструирование семантических полей рифм основано на выделении гиперсем, т.е. общих семантических признаков, объединяющих семемы.

Гиперсемы могут быть выражены как эксплицитно (т.е. присутствовать в дефинициях лексем), так и имплицитно (т.е. отсутствовать в дефинициях лексем, но подразумеваться как ингерентные признаки денотатов). При выявлении гиперсем мы руководствуемся, прежде всего, презумпцией звукоизобразительности ядра (или ядер) семантического поля и периферийным расширением от этого ядра (или ядер) через метафорические или метонимические переходы. Гиперсемы, таким образом, получают титульный статус:

они служат названием для всего семантического поля.

Для обоснования реальных возможностей семантического расширения ядра мы приводим анализ соответствующих гиперсеме полисемичных слов и отмечаем весь набор их значений. Зачастую эти значения встречаются в виде семантических признаков у других рифмослов, что подтверждает их принадлежность к полю. Однако исследование вскрывает и другие семантические связи с ядерными значениями, не зафиксированные в полисемичной структуре слов, но, тем не менее, эмпирически возможными. При атрибуции того или иного слова к определенному полю мы указываем на характер связи его значения с ядром или на возможные ступени семантических переходов.

Проведенное первоначально индуктивно-семасиологическое исследование рифм установило, что 1) около 80% рифм демонстрируют явные семантические свойства; 2) семантические системы рифм выстраиваются по полевому принципу; 3) набор ядерных гиперсем ограничен; 4) одна и та же гиперсема может входить в семантические системы различных рифм.

Ввиду последнего обстоятельства мы посчитали целесообразным представить полученные результаты в ономасиологическом виде, т.е. показать, какими рифмами реализуются отмеченные гиперсемы (поля). Наряду с этим мы определяем 1) рейтинг рифм по степени продуктивности (количество рифмослов, реализующих данную гиперсему); 2) относительный рейтинг фонетических структур на уровне артикуляционных типов; 3) рейтинг продуктивности рифмослов, относящихся к тому или иному артикуляционному типу рифм.

Наиболее крупными семантическими полями, выявленными в результате исследования рифм оказались: РЕЗАТЬ, ОКРУГЛОЕ/ОБЪЕМНОЕ, БИТЬ, СЖИМАТЬ/ХВАТАТЬ, ТЯНУТЬ. Остальные зафиксированные поля реализуются меньшим количеством рифм: КОЛЕБАНИЕ, БУККАЛЬНАЯ/РЕЧЕВАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, ОТРИЦАТЕЛЬНОЕ, МАЛОЕ/МЕЛКОЕ, ГНУТЬ.

2.2. Рифмы с гиперсемой РЕЗАТЬ Среди всех выявленных семантических полей, реализуемых английскими рифмами, особо разнообразно по воплощению и продуктивно по семантическому развитию поле РЕЗАТЬ (67 рифм = 27%). Разумеется, это название условное, т.к. в каждом конкретном лексическом значении в более или менее эксплицитном виде проявляется один из возможных аспектов данного действия. Подобная широкая вариативность значений наблюдается у самого глагола-полисеманта резать в любом языке. Достаточно взглянуть на словарную статью английского глагола cut, чтобы убедиться в широте его семантических возможностей: «1) резать; срезать, отрезать, разрезать; стричь;

2) косить, жать; убирать урожай; 3) рубить, валить (лес); 4) причинить острую боль, резко ударить; 5) обижать, ранить; 6) снижать (цены, налоги); 7) урезывать; сокращать (статью, книгу); 8) высекать (из камня); резать (по дереву); тесать, стёсывать; шлифовать, гранить (драгоценные камни); 9) кроить; 10) бурить; копать; рыть и т.д. (21 значение) Однако, если проанализировать список английской лексики с рифмой ut, вслед за лексемой cut, то выясняется, что можно зарегистрировать следующие значения, так или иначе связанные с РЕЗАТЬ:

rut1 1) колея, борозда; 2) привычка; 3) тех. жёлоб; фальц, выемка; scut короткий хвост (особ. зайца, кролика, оленя); jut выступ; chut межд. выражает нетерпение; rut2 охота, половое возбуждение (у самцов); but1 нареч.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»