WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

В русских пословицах и поговорках отражены те же символические значения с отрицательной коннотацией: Старость – не радость; Старость – увечье; старость – неволя; От старости зелье – могила; Старость не радость, гроб не корысть; Старость не радость, не красные дни; Старость не радость: либо горб, либо кила; Старость не радость, молодость не корысть; Старикам по зубам. Не наша еда орехи, а наша – каша (Даль, Пословицы русского народа 2006: 224-225).

В корейских пословицах и поговорках отражены те же символические значения с отрицательной коннотацией: “И старый, и больной”, “Чем старше, тем короче дорога на кладбище”, “Когда человек стареет, он становится ни на что не годным, а жемчуг, когда выцветает, теряет свою ценность” (Золотые слова корейского народа 2003).

Кроме того, большой разброс коннотативных значений прилагательного старый делает возможным употребление его в бранных выражениях, ругательствах – в сочетании с существительными с ярко выраженной негативной коннотацией (кобель, хрыч, чертовка, хрычовка, пузырница и т.п.), например: Старуха наутро мужу говорит: «Поезжай, старый хрыч, да буди молодых!» (95), Иван Быкович про себя подумал: «Куда тебе, старому черту, жениться, разве мне, молодцу!» (137), Старуха глядит на него быстро и ворчит промеж себя: «Поди-ка ты, старый кобель! Я тебя отваляю рогачом» (187), Ну, добрый молодец, вовремя явился; я ведь голодна, есть хочу; убью тебя да скушаю, а живого не спущу» – «Что ты, старая чертовка! Как станешь есть дорожного человека...» (215), «Ах ты, старая пузырница, - пузырем ж… заплачена, лихорадкой подхвачена! Поди прочь, мне не до тебя!» (313).

III. 1. И в русской, и в корейской народной сказке (прежде всего в волшебной сказке) мир и пространство делятся на две части, или территории, – «свою» и «чужую». Спецификой русской народной сказки является обязательная маркированность «своей» территории.

- неопределенными местоимениями:

а) собственно неопределенными местоимениями:

в некотором царстве, в некотором государстве, в некоторой деревне, не в котором царстве, в некоем царстве, в некоем государстве;

б) местоименными числительными:

в одном селе, в одной деревне, в одной семье, в одном городе;

- притяжательными местоимениями:

своя земля, свое государство, свое отечество, мое царство;

- указательными местоимениями:

в этом царстве, в этаких местах, в этаких больших деревнях, в таком-то царстве.

2. В отличие от русских народных сказок в корейских сказках «свой» мир не маркируется (за редкими, единичными исключениями). Кроме того, спецификой корейской сказки является также то, что в зачине обычно используется не локатив, а темпоратив: вместо русского «в некотором царстве» – “давным-давно” или “когда тигр курил”.

3. В обоих языках в народных сказках «свой» мир символизируют безопасность, привычность, известность и реальность.

4. В русской народной сказке «чужой» мир определенным образом маркируется.

- «Чужое», «иное» пространство определяется как неизвестное (иногда и указательных местоимений): Я прослышал, что в этаком-то царстве, в этаком-то государстве есть диковинка: свинка золотая щетинка и т.д.

- Кроме того, указание на «чужую» территорию может быть сделано исключительно лексическими средствами: в чужие земли; в змеиное царство;

в царство львиное и т.д.

- «Чужой» мир часто обозначается как находящийся на таком неопределенном расстоянии от «свой» территории, которое не поддается привычной квантификации, отсюда использование слов с количественной семантикой: за тридевять земель, за тридесятое царство; в пятидесятом царстве, в осьмидесятом государстве и т.д.

- Иногда «иной» мир определяется как не соответствующий обыденным представлениям о возможных территориях при помощи одной словообразовательной модели: «чужой» мир – это почти всегда мир, находящийся ниже уровня земли, т.е. привычной для героя территории:

подземное царство; подводное царство и т.д.

- Еще одним способом указания на «чужое» пространство является использование фразеологизмов: И зашел он на край света и нашел такие народы, что сам, как ни был храбр, ужаснулся их… у иного из них один глаз – и тот во лбу, а у иного три глаза; у иного одна только нога…; Солдат спросил старого короля про его житье – бытье на том свете. «Ах, служивый! Плохо мое житье» и т.д.

5. В корейский народной сказке «чужой» мир – это “верхнее небо, или рай”, “мир небожителя”, “потусторонний, или загробный мир”, “мир подземелья”, “дворец дракона”, который находится на дне моря.

6. В противоположность русским сказкам «чужой» мир в корейских сказках часто располагается наверху, над землей. В анализируемых нами текстах русских народных сказок примеров, где бы «чужое» царство располагалось наверху, не встретилось.

7. «Чужой» мир символизирует опасность, непривычность, неизвестность, фантастичность, а также мир мертвых.

IV. Что касается собственно языкового выражения символических значений, то здесь следует отметить гораздо большую его вариативность для русского языка. Например, в русских сказках часто встречаются имена, которыми лиса сама себя называет: Лисичка, Лисица, Лисонька, Лиска, Кума, Кумушка, Лисичка-сестричка, Лиса-кумушка, Лиса-лекарка, Лисаисповедница, Лиса-повитуха, Лиса-плачея, Лиса Патрикеевна, Премудрая княгиня, Желтая Княгиня, Лизавета Ивановна, дорогая боярыня просвирня.

Понятно, что все эти имена используются лисой для того, чтобы ввести в заблуждение, притупить бдительность наивного простака (зайца, петуха, утки и т.д.) или расположить к себе возможного конкурента (волка, медведя).

Однако в тексте сказки лиса прямо называется Вором или Ворогушей. Очень показательны также эпитеты, которые даются лисе в русской народной сказке (лукавая, проклятая и под.), и предикаты, которые однозначно характеризуют лису как отрицательного героя (схитрить, обмануть, улизнуть и под.).

В Заключении на основе результатов исследования делаются общие выводы, расширяющие представление о сходстве и различии языковых символов в русских и корейских языках.

На основе проведенного нами сопоставительного исследования значений зоосимволов, встречающихся в русской и корейской народной сказке, можно сделать следующие выводы и обобщения.

I. Среди рассмотренных зоосимволов выделяется значительная группа парных зоосимволов, т.е. таких, которые встречаются как в русских, так и в корейских народных сказках, а также в паремиях, сохранившихся в обоих современных языках. Это следующие зоосимволы: «лиса», «заяц», «змей», «ворон», «собака», «кот», «свинья», «вол», «конь», «мышь», «петух» и «курица». Перечисленные парные зоосимволы можно сгруппировать следующим образом.

1. Универсальные зоосимволы, т. е. имеющие одинаковые коннотации в русском и корейском языках: собака, вол - конь.

2. Зоосимволы, которые имеют в двух разных языковых культурах сходное, но не тождественное прочтение: лиса, заяц, ворон, кот, свинья, мышь, петух.

3. Парные зоосимволы, которые в разных языках имеют разное истолкование: змей.

II. Выявлены непарные зоосимволы, которые встречаются в сказках либо только в русском, либо только в корейском языке.

– только в русском: волк, медведь, орел, гуси-лебеди, ёрш, щука.

– только в корейском: тигр, полоз, сороконожка.

III. Для русского языка, в силу специфики его лексикограмматического строя, существенной оказывается дифференциация существительных, обозначающих живых существ по признаку пола (‘мужская особь’/‘женская особь’).

Что касается значений символов-атрибутов, встречающихся в русских и корейских народных сказках, то в результате проведенного исследования мы пришли к следующим выводам.

I. Прилагательное молодой в народных сказках обоих этносов, а также в пословицах и поговорках имеет как положительные, так и отрицательные коннотации.

II. Прилагательное старый в народных сказках обоих этносов, а также в пословицах и поговорках имеет положительные и отрицательные коннотации.

III. 1. И в русской, и в корейской народной сказке (прежде всего в волшебной сказке) мир и пространство делятся на две части, или территории, – «свою» и «чужую».

2. В отличие от русских народных сказок в корейских народных сказках «свой» мир не маркируется.

3. В обоих языках «свой» мир символизирует реальность, безопасность, привычность и известность.

4. В русской народной сказке «чужой» мир определенным образом маркируется.

5. «Чужой» мир символизирует опасность, непривычность, неизвестность, фантастичность, а также мир мертвых.

IV. Что касается собственно языкового выражения символических значений, то здесь следует отметить гораздо большую его вариативность для русского языка.

Литература включает список использованных научных исследований и словарей. Всего 111 наименований.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих работах:

1. Чой Кён Нам. Концепты «своя» и «чужая» территория в русской народной волшебной сказке// Язык, Литература, Культура. Актуальные проблемы изучения и преподавания, вып. 3, М., МАКС Пресс, 2007, с. 142-147.

2. Чой Кён Нам. Сравнительная характеристика значений символов-атрибутов в русской и корейской народной сказке// Русская словесность, вып. 7, М., Школа-Пресс, 2007, с. 76-80.

3. Чой Кён Нам. Лиса и заяц в русских и корейских народных сказках // Русская речь, вып. 6, М., Наука, 2007, с. 99-101.

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»