WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

К изучению отдельных сторон символа обращались многие современные лингвисты: Ю.Л. Лясота, Ю.А. Гвоздарев, А.Н. Молчанова и др.

Вслед за Е.В. Шелестюк под языковым символом мы пониманием «многосмысловой конвенциональный мотивированный знак, репрезентирующий, помимо собственного денотата, также связанный с денотатом, но качественно иной, большей частью отвлеченный или абстрактный референт так, что первичное и вторичное значения объединяются под общим означающим»7. Важными свойствами символа, по мнению Е.В. Шелестюк, являются образность, мотивированность, комплексность содержания и равноправие прямого и переносного значения, имманентная многозначность, архетипичность, встроенность в структуру вторичных знаковых систем, а также универсальность в различных культурах.

Основными свойствами символа являются мотивированность; комплексность содержания и равноправие прямого и переносного значения; архетипичность.

Вторая глава «Сравнительная характеристика значений зоосимволов в русской и корейской народной сказке» состоит из шести параграфов, в которых осуществляется анализ и сопоставление значений зоосимволов в русской и корейской народной сказке на примере таких зоосимволов, как лиса, волк, медведь, заяц, собака, кот, змея, свинья, корова, бык, конь Шелестюк Е.В. Семантика художественного образа и символа. М., 1998. с. (лошадь), мышь, петух, ворон (ворона), муха, которые характеризуются как типичные, стереотипные русские мифологические образы8. В общем массиве проанализированных сказок выделяется блок, в котором преобладают зоосимволы. Это 186 русских (41% от общего числа) и 66 корейских сказок (32% от общего числа). Кроме сопоставления значений зоосимволов в русском и корейском языках предметом нашего интереса стала предпочтительность, или частотность, одного и того же зоосимвола в обоих языках. В связи с этим был произведен соответствующий подсчет, который выявил частотность каждого зоосимвола в блоке русских и корейских сказок о животных. Частотность показывает процентное отношение сказок о животных к общему числу проанализированных сказок, например, из русских народных сказок в сорока девяти встречается образ лисы, что составляет 26%, тогда как из 66 корейских народных сказок образ лисы встречается лишь в восьми, следовательно, частотность этого образа составляет 12%.

На основе проведенного нами сопоставительного исследования в работе делаются следующие выводы и обобщения.

I. Среди рассмотренных зоосимволов выделяется значительная группа парных зоосимволов, т.е. таких, которые встречаются как в русских, так и в корейских народных сказках, а также в паремиях, сохранившихся в обоих современных языках. Это следующие зоосимволы: «лиса», «заяц», «змей», «ворон», «собака», «кот», «свинья», «вол», «конь», «мышь», «петух» и «курица». Перечисленные парные зоосимволы можно сгруппировать следующим образом.

1. У н и в е р с а л ь н ы е зоосимволы, т. е. имеющие одинаковые коннотации в русском и корейском языках. К таким универсальным зоосимволам относятся «собака», «вол» и «конь». Например, в обоих языках зоосимвол «собака» является, с одной стороны, символом надёжной защиты, Русское культурное пространство. Лингвокультурологический словарь. М., 2004. с. 57174.

преданности и верности, а с другой – символом физической и моральной грязи. В обоих языках «вол» является олицетворением силы, выносливости и трудолюбия. В русской и корейской народных сказках у «коня» только положительные эпитеты, прилагательные с положительной коннотацией (добрый, чудесный, богатырский, любезный, чудный, ретивый, славный, борзый, быстрый, верный, волшебный).

2. Зоосимволы, которые имеют в двух разных языковых культурах с х о д н о е, но н е т о ж д е с т в е н н о е прочтение. Это следующие зоосимволы: «лиса», «заяц», «ворон», «кот», «свинья», «мышь» и «петух».

Так, например, в обоих языках зоосимвол «лиса» всегда сопровождается отрицательной коннотацией. При этом в корейском языке этот зоосимвол отличает от аналогичного в русском языке бльшая агрессивность, жестокость и кровожадность. Ещё одной особенностью корейской сказки по сравнению с русской является то, что с образом лисы часто связано представление об оборотне. В русской сказочной традиции оборотнями оказываются совсем другие животные (или птицы), например волк.

В русском языке в переносном значении слово свинья используется для характеристики того, «кто поступает низко, подло, а также (грубо) о грязном человеке, неряхе» (Ожегов и Шведова 1999: 703). В корейском толковом словаре слово ДэДи “свинья” в переносном значении характеризует жадного и недалекого человека (Новый корейский толковый словарь 1988:

482). При этом для корейцев свинья – символ богатства и счастья. Поэтому выражение ДэДиКум “(видеть) во сне свинью” – (‘хороший знак’) имеет исключительно положительные коннотации.

Как в русской, так и в корейской сказке петух является защитником людей от нечистой силы. Однако в русской народной культуре петух также символизирует задиристость и драчливость.

3. Парные зоосимволы, которые в разных языках имеют р а з н о е истолкование. Это относится, например, к таким зоосимволам, как «змей», «дракон» (в корейском языке ещё «ИМуГи»). Русская традиция использования зоосимвола «змей» такова: этот символический образ всегда имеет негативную оценочную семантику, тогда как корейская традиция закрепила за образами-вариантами (дракон – змей – ИмуГи) разное коннотативное содержание. Так змей (змея) – это дух дома, который приносит счастье, вроде русского домового. Так как змей (змея) зимой спит, зимой счастье уходит. А потом весной с появлением змея счастье возвращается в дом. Поэтому корейцы считают, что змей (змея) – символ бессмертия. Но с другой стороны, змей (змея) символизирует зло и искушение. В корейском языке нет дифференциации зоосимволов «змей» и «змея», как в русском языке.

Что касается дракона, то здесь ситуация совсем иная. Дракон – один из самых значимых, почитаемых зоосимволов для корейцев. В корейской народной сказке дракон всегда является положительным героем. Дракон – символ успеха, счастья. Кроме того, в корейской сказке встречается фантастическое животное ИМуГи, которое похоже на змея, но живет в воде, а не на суше. Таким образом, выстраивается следующая цепочка зоосимволов: Дракон, фантастическое существо, имеет только положительные коннотации; ИмуГи, фантастическое существо, обладает как положительными, так и отрицательными свойствами; змея, реальное существо, может иметь как положительные, так и отрицательными коннотации: змей - реальное существо, обладающее как положительными, так и отрицательными коннотациями.

II. Выявлены непарные зоосимволы: они встречаются либо только в русских сказках, либо только в корейских. Так, для русской народной сказки характерными являются образы волка, медведя, орла, гусей-лебедей, ерша и щуки, которые вообще не зафиксированы в корейской народной сказке, при том, что, например, в паремиях некоторые из этих зоосимволов сохранились в обоих языках. С другой стороны, только в корейских народных сказках встречаются образы тигра, полоза и сороконожки.

III. Для русского языка, в силу специфики его лексикограмматического строя, существенной оказывается дифференциация существительных, обозначающих живые существа, по признаку пола (‘мужская особь’/‘женская особь’). Имеется в виду противопоставление существительных-зоосимволов: «змей» – «змея», «ворон» – «ворона», «кот» – «кошка», «корова» – «бык», «петух» – «курица», «лошадь» – «конь». Так, «змей» – это фантастическое злобное существо, тогда как «змея» – реальное пресмыкающееся; «ворон» и «ворона» относятся к разным видам птиц, и, следовательно, их противопоставление по признаку пола, выражающееся в противопоставлении по грамматическому роду, оказывается некорректным (с точки зрения их денотативного содержания), по крайней мере для двух указанных пар. Перечисленные выше зоосимволы могут иметь разные коннотации, иногда с противоположными знаками.

В корейском языке для различения существительных по признаку пола используется особый показатель со значением ‘он’/‘она’: петух по-корейски –, курица –. Отдельные же лексемы, различающие особи мужского и женского пола, как в русском языке (петух – курица), в корейском языке отсутствуют.

IV. Активность зоосимволов в текстах сказок разная, отсюда разная их частотность. В русских сказках частотность зоосимволов в порядке убывания следующая: лиса (26%) – волк (24%) – медведь (21%) – конь (19%) – змей (14.5%) – собака (13%) – петух (11%) – кот (9.7%) – заяц (8.6%) – мышь (8%) – ворон (5.9%) – щука (5.9) – змея (4.8%) – свинья (4.8%) – бык (4.8%) – орел (3.8%) – гуси-лебеди (3.8%) – ворона (3.2%) – курица (2.8%) – корова (2.7%) – ерш (2.7%) – муха (2.2%) – кошка (1.1%) – вол (0.5%).

Частотность зоосимволов в корейских сказках по убывающей: тигр (39%) – змей (21%) – лиса (12%) – полоз (12%) – мышь (9%) – вол (7.6%) – конь (7.6%) – собака (6%) – петух (6%) – заяц (4.5%) – кот (4.5%) – сороконожка (4.5%) – свинья (3%) – ворон (1.5%) – курица (1.5%).

Таким образом, сопоставление частотности зоосимволов свидетельствует о том, что наиболее предпочтительными зоосимволами в русской народной сказке являются «лиса», «волк», «медведь» и «конь», а в корейской народной сказке – зоосимволы «тигр» и «змей», что обусловлено национальной спецификой языков, в которых нашла отражение своя картина мира.

Третья глава «Сравнительная характеристика значений символоватрибутов в русской и корейской народной сказке» состоит из четырёх параграфов. В этой главе дается сопоставление значений символов-атрибутов, встречающихся в русских и корейских народных сказках. В результате проведенного исследования мы пришли к следующим выводам.

I. Прилагательное молодой в народных сказках обоих этносов, а также в пословицах и поговорках имеет как положительные, так и отрицательные коннотации.

Положительные коннотации: прилагательное молодой указывает на здоровье, физическую силу, ловкость, боевые (бойцовские) качества.

Приведем некоторые примеры из русских народных сказок: …вихорь унес наше солнышко, Василису-красу золотую косу, и неведомо – куда … Два царевича молодые, братья удалые Василисы золотой косы, видя слезы отцаматери, стали просить родителей… (560 ), «Ой гой еси, младой юноша Сила-царевич, как мне тебя не благодарить Ведь я лежал в том гробе, что ты перенял и велел похоронить; если б не ты, я, может статься, вечно бы плавал по морю» (575), У того короля было три дочери: старшие хороши, меньшая еще лучше! (295).

Символическое значение у прилагательного молодой наблюдается в русских пословицах и поговорках: Помоложе, так рублем подороже; Поколе молод, потоле и дорог; Золотое время – молодые лета. Золотая пора – молодые года (Даль, Пословицы русского народа 2006: 223).

Конкретные примеры даются с указанием номера сказки (по сборнику А.Н. Афанасьева).

Аналогичное символическое прочтение прилагательных и существительных с корнем – аналогом русскому молод- представлено в корейских пословицах и поговорках: “И цветам свое время, и молодости свое время”, “Самое большое богатство – это молодость” (Золотые слова корейского народа 2003: 113).

Отрицательные коннотации: прилагательное молодой обозначает недостаток опыта, смекалки, глупость.

Если герой сказки преклонных лет, то прилагательное старый указывает на опытность, ум, мудрость героя; если молодой – то, наоборот, на недостаток опыта или смекалки, а то и на его глупость, например: Иван запечалился; говорит ему мать: «Не кручинься, сынок! Ступай на рынок, найми себе приказчика – только постарей выбирай; старые люди – бывалые, на все догадливые» (364), Царевна рвала цветочки лазоревые; отошла она немного от мамушек – в молодом уме осторожности не было (560), Этот старик подкликал его к себе и взмолился ему: «Дай, пожалуйста, Иванцаревич, напиться!» Иван-царевич еще ничего не знал – был маленький, почерпнул воды и подал ему (125).

II. Прилагательное старый в народных сказках обоих этносов, а также в пословицах и поговорках имеет положительные и отрицательные коннотации.

Положительные коннотации: прилагательное старый указывает на опытность, ум, мудрость.

В исследуемых нами текстах сказок выделяются контексты, которые свидетельствуют о том, что в семантической структуре прилагательного старый, помимо семы возраста, содержатся семы опытности, большой житейской мудрости, приобретенной с годами, например: «Скажи мне думу свою крепкую; я человек старый, все знаю» (136), Иван-царевич срядился и пошел коня доставать; отошел немало от дому и встретил старого человека:

«Куда, молодец, пошел Волей аль неволей – «Я с тобой и говорить не хочу!» - отвечал царевич, отошел немного и одумался: «Что же я старику ничего не сказал Старые люди на ум наводят» (157), Иван пошел в город, и попадается ему на дороге стар человек. «Здравствуй, Иван крестьянский сын! Куда путь держишь»… «Ну так слушай меня, коли хочешь счастлив быть…» Иван поблагодарил старика за науку и пошел в город (185), «За что обругал я старуху Дай ворочу ее; старые люди хитры и догадливы! Авось что и доброе скажет» (222), «Эх, люди вы старые, сами вы ведаете: кто на сем свете не плачет, тот будет плакать в будущем веке» (259), Так все хитро сделала, что ни муж, ни люди – никто обмана не видит. Только старая мамка одна и смекнула, а сказать боится (266).

Символическое значение у прилагательного старый наблюдается в русских пословицах и поговорках: Молодой работает, старый ум дает;

Молодой на службу, старый на совет; Молодой на битву, а старый на думу;

Старый ворон не каркнет мимо; Старый конь борозды не портит; Старый конь мимо не ступит; Мал да глуп – больше бьют; стар да умен – два угодья в нем (Даль, Пословицы русского народа 2006: 223).

В корейских пословицах и поговорках тоже встречаются такие примеры: “Хотя стар, но мысли глубоки”; “Старый живет головой”, “В речах старика неправды нет”, “Старый попусту не говорит”, “Старый долго не думает” (настолько он опытен) (Золотые слова корейского народа 2003).

Отрицательные коннотации: старый – символ печали – болезни – смерти.

Приведем соответствующие примеры: Долго-долго он ехал; наезжает на двух старых швей и просит, чтоб они взяли его с собой жить. Старухи сказали: «Мы бы рады тебя взять, Иван-царевич, да нам уж немного жить.

Вот доломаем сундук иголок да изошьем сундук ниток – тотчас и смерть придет!» (93), Да уж больно стара, еле ноги волочу (212), Прилетает к другой избушке, входит – там сидит баба-яга костяная нога, старая, беззубая (272).

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»