WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Отношение говорящего к сказанному призвано нацелить адресата на осознание несостоятельности противления. Коннотативная составляющая директивной реплики пронизывается отрицательным эмоционально-оценочным содержанием, передающим упрек, неодобрение, осуждение и т.д. Косвенные директивы со структурой вопросительного высказывания в английской диалогической речи служат прагматическим средством смягченного воздействия на адресата. Они закономерны в диалогических ситуациях, в которых адресат не зависит от говорящего. Отношение слушающего к планируемому действию в силу этого может быть различным. Передаваемое через вопрос директивное предписание сопряжено с негативной, критической оценкой говорящего деятельности адресата. Отрицательные эмоционально-оценочные наслоения компенсируют присущую им «недостаточную директивность». Прагматическим основанием функционирования вопросов с косвенным директивным смыслом заключается в том, что их вторичное значение раскрывается непосредственно на фоне предшествующего диалогического контекста. Доминирующим стимулом для воздействия на адресата с помощью вопроса-директива является намечаемое им в данный момент действие, оцениваемое говорящим как неуместное, предполагающее определенные отрицательные последствия для первого.

Например, косвенно-директивное действие может реализовываться как запрос о совместимости (несовместимости) планируемого адресатом действия с данной диалогической ситуацией, который вводится общим вопросом с модальным глаголом can в отрицательной форме. Данный тип вопросительных высказываний обеспечивается в английском диалогическом общении директивной иллокуцией, когда действие, предварительно актуализованное адресатом, в пресуппозиционном плане противоречит знаниям, которыми располагает адресант. Директивная направленность подобных структур также выражается при непосредственной ориентации их пропозиции на 2-е лицо (т.е. на адресата). Пропозиция этих вопросов-директивов строится как проверка на истинность пропозиционального содержания предшествующей диалогической реплики собеседника, противоречащей намерениям говорящего. Например: Edgar protested, “But I’ve never hunted.” “Can’t you have a try This is an excellent way to start. Always a jolly good time…” (DMPT). В данном диалогическом контексте в исполнении запрашиваемого действия заинтересован адресант. Моделирование ситуации, противоположной желаемой, способствует воссозданию этикетной ситуации, которая необходима для того, чтобы прагматически облегчить адресату возможность отказа. Этикетная направленность анализируемых речевых актов не позволяет адресанту использовать их в качестве средства выражения негативного отношения к сказанному.

Указывается, что введение в состав вопроса-директива отрицательной частицы “not” связывается, однако, не столько с предоставлением слушающему возможности не подчиниться выдвигаемому косвенному директиву, сколько с указанием на несовместимость возможного отказа с текущей диалогической ситуацией. Модальный предикат “can” в этом случае отсутствует. Например: “Where you wanna go” “Shoreditch.” “Don’t you give me thirty pounds”(NHLWD). Выражая упрек по поводу безынициативности собеседника в предпринятии требуемого в данной диалогической ситуации невербального шага, адресант стимулирует слушающего к осуществлению данного шага.

Коммуникативное функционирование косвенных директивных актов определяется их прагматической и синтактико-прагматической вариативностью, дающей возможность говорящему максимально сблизить свой иллокутивный замысел с ситуацией диалогического общения. «Внутренней» синонимии косвенно-директивных высказываний противостоит «внешняя» синонимия, то есть смысловая корреляция с эксплицитными директивными конструкциями. Ярким случаем проявления синонимических отношений косвенных и прямых директивных способов воздействия является представленность конструкций, реализующих директивную иллокуцию как тем, так и другим способом в рамках одной реплики адресанта. Если прямой директивный акт дублирует значение косвенного, то он выполняет функцию интенсификатора инвариантного директивного задания. При разной иллокутивной заданности косвенного и явного директива, прямой императивный акт уточняет способ достижения результата, преследуемого неявным актом.

Согласно нашим наблюдениям, воздействующий потенциал косвенного директивного акта, выступающего инициирующей репликой диалогического общения, усиливается, если он входит в состав осложненного аргументативного дискурса. В качестве аргументативной кооперативной стратегии автора косвенно-директивного воздействия используется, в частности, тактика последовательного обоснования предложения, совета, приглашения, которая реализуется посредством либо стилистического приема сравнения, либо приемом положительной обрисовки перспектив в случае принятия слушающим аргументов собеседника. Например: “You shouldn’t be nervous. You are like Shakespeare’s Miranda. Do you remember We read about her” (RAPHPMT). В данном примере иллюстрируется попытка убедить молодую девушку в ее привлекательности путем сравнения с общеизвестным персонажем В. Шекспира. Выбор данного аргумента диктуется фактором адресата, в качестве которого в диалогическом общении выступает девушка, испытывающая волнение в связи с прохождением интервью.

Ср. Еще один пример: “The fire bore down on the crowd at the quay. The roof of the American consulate caught. Flames climbed the movie theater, scorching the marquee. The crowd inched back from the heat. But Lefty, sensing his opportunity, was undeterred. “We must go downstairs.

The crew will save us. If we lived, I’d marry you,” he said” (JEM). В данном примере аргументы косвенного директивного акта служат указанием на ряд положительных перспектив как следствием принятия собеседницей предлагаемых (возможно, в приказном порядке) решительных действий во имя спасения в экстремальной ситуации (пожара).

Очевидно, говорящий осведомлен о тайных желаниях собеседницы и представляет их в качестве аргументов. Другими словами, фактор адресата также определяет пропозиционное содержание аргументативного подкрепления косвенного директивного воздействия.

В ТРЕТЬЕЙ ГЛАВЕ «КОММУНИКАТИВНО-ПРАГМАТИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ОТВЕТНОЙ РЕАКЦИИ АДРЕСАТА НА КОСВЕННЫЙ ДИРЕКТИВНЫЙ СТИМУЛ» анализируется диалогическая деятельность слушающего как фактор прагматической связности реплик в составе косвенно-директивного диалогического единства; рассматривается проблема коммуникативно-прагматических типов реплик отказного реагирования на косвенный директивный стимул; выстраивается типология аргументированных реакций на косвенное директивное воздействие.

В этой главе указывается, что если слушающий согласен с коммуникативным намерением адресанта, то он реагирует на директивное значение реплики-стимула, выполняет соответствующее невербальное действие. Например: And he said, “Will you go to the bloody toilet” So I got up out of my seat and I closed my eyes so that my eyelids were just little slits so I couldn’t see the other people on the train and I walked to the door, and when I got through the door there was another door on the right and it was half open and it said TOILET on it, so I went inside (MHCID). Можно сказать, что в этом случае имеет место тотальное согласие как «отсутствие каких бы то ни было противоречий между участниками речевого общения при любом тематическом единстве» (Лукин, А.В. Противоречие и согласие:

языковые концепты, дискурсные стратегии, текстовые свойства [Текст] / А.В. Лукин // Вопросы языкознания. – 2003. – № 4. – С. 95).

В случае неприятия языковой игры говорящего, адресат игнорирует директивную коннотацию реплики-стимула и реагирует на информативную функцию высказывания.

Например: "Yes, I guess so. She says she does." With that, I felt something in my body let go and deflate. It made me feel calmer and less on edge. As if the jig was up and my main energy center could shut down for the rest of the night because I wouldn't be needing it anymore. "Why are you asking, Anna!" "Because I'm interested in you. Is that so surprising” (JCLL). Подобные ответные реплики содержат псевдоинтерпретацию иллокутивного намерения говорящего.

Слушающий, эксплицируя модус партнера по диалогическому взаимодействию, намеренно игнорирует речевое значение полученного высказывания, так как планируемое действие не соответствует его интересам.

Процесс переработки косвенного директива адресатом проходит в два этапа. На первом этапе производится оценка оказываемого эмоционального воздействия, устанавливается степень его допустимости, исходя из собственного эмоционального опыта слушающего. Если такое воздействие оказывается чрезмерным, получатель воздействии выражает неподчинение запрашиваемому косвенным способом действию. В противном случае осуществляется последующий этап: оценка целесообразности планируемого действия при активном оперировании фоновыми знаниями. Чем шире фоновые знания адресата в преломлении к конкретному косвенному директиву по сравнению со знаниями адресанта, тем больше оснований у первого ответить отказом. Для достижения перлокутивного эффекта своего речевого акта автор косвенного директива, следовательно, должен выдержать психологический контакт со слушающим и быть осведомленным о факторах, потенциально способных ограничить последующую активность адресата в направлении побуждаемого действия.

Как показывает наш анализ фактического материала, реакции-отказы занимают важное место в системе реагирующих высказываний на косвенный директивный стимул, обладают значительным разнообразием способов языкового выражения, которые требуют более подробного описания и систематизации. Подобные отказные тактики, согласно нашим наблюдениям, можно классифицировать по следующим направлениям:

по коммуникативно-прагматическому критерию (по их роли в системе ответной реплики);

по функциональному критерию (по их роли в развитии диалогического дискурса).

В первом случае мы выделяем коммуникативно-прагматические типы отказных тактик, которые различаются по способу представления отказной информации на прямые и косвенные. В частности, прямая отказная тактика объединяет высказывания, в которых с помощью перформативных глаголов констатируются нежелание или невозможность для собеседника следовать косвенному директивному акту. Прямая отказная тактика может быть категоричной и смягченной. Категоричные отказы указывают на то, что данный собеседник ни при каких диалогических обстоятельствах не подчинится косвеннодирективному воздействию со стороны говорящего. Например: “Will you come with me” “But I don’t know where to find any,” I protested, shaken by the boldness of her proposition, by how close she stood to me” (DMPT). Прямой отказ от возможности следованию косвеннодирективному воздействию, как правило, свидетельствует о негативных отношениях собеседников. Если же отношения между ними достаточно доброжелательны, но существуют обстоятельства, не позволяющие осуществление запрашиваемого косвенным способом действия, то появляются прямые смягченные отказы. Такие формы отказа включают в свою структуру либо указание на его мотивацию, либо извинение, либо ласкательные обращения и т.п., введение которых смягчает его категоричность, модифицирует в некоторой степени его иллокутивную функцию.

Одним из наиболее распространенных типов косвенных отказов на анализируемый нами стимул выступают реплики-реакции, указывающие на неприятие адресатом определенных элементов диалогической ситуации, отражающих условия или обстоятельства данного межличностного взаимодействия. Партнеры по диалогической коммуникации по-своему оценивают данную ситуацию, вследствие чего адресат отказывается подчиниться косвенно-директивному воздействию, осуществляя ссылку на какой-либо компонент ситуации общения, препятствующий этому воздействию. Такие реплики-отказы мы определяем как ситуативно-ограничивающие. В них осуществляется ссылка либо на временной фактор, либо на неудобство места общения. Например: “Will you play chess with him if you find him” “I don’t play chess any more” (JCFTA).

Аргументативная тактика согласия с косвенно-директивным воздействием может быть, в частности, представлена как «отсроченное» принятие косвенно-директивного воздействия при актуализации сомнений реагирующего собеседника в данный момент диалогического общения в правильности выбора именно кооперативной стратегии, либо при его сильно возбужденном состоянии, что вызывает необходимость для него каким-то образом «выиграть время» для адекватной аргументации согласия с косвеннодирективным воздействием. Языковыми единицами, маркирующими сомнение реагирующего собеседника, выступает последовательный ряд формул согласия ‘Well…yes…yes’, ‘Yes…well…yes’, конструкция ‘why not’, конструкции с модальными предикатами ‘I could, couldn’t I’ и другие языковые средства. Например: “Could you give Arlen the cold shoulder” “Well…yes…yes” (JCFTA).

В рамках аргументативной конфронтационной стратегии реагирующего собеседника мы выделяем аргументативные тактики непринятия косвенно-директивного воздействия, которое, в частности, может быть представлено в виде резкого отказа подчиниться косвенному директивному воздействию, который актуализируется в диалогической речи реагирующего собеседника посредством формул несогласия. Ср.:

“Then you must stop tormenting her,” I said. Yasmeen smiled. "It is part of the fun." "Sadistic bitch," I said (LHCD). Основой подобной аргументативной тактики отказа подчиниться косвенному директивному воздействию становится агрессивное речевое поведение реагирующего собеседника, который ориентирует автора реплики-стимула на антидиалог.

Такой тип речевого поведения характеризуется такими интенциями, как: 1) выражение негативного отношения к инициатору косвенного воздействия; 2) модальная перспектива на субъектно-объектный тип общения с адресантом, которая проявляется в некооперативном речевом поведении.

Цель аргументативной тактики адресата, реагирующего на косвенно-директивное воздействие, заключается в том, чтобы применить аргументы в качестве средства выражения именно своего отношения к данным диалогическим событиям, указать на то, что его позиция предстает в диалоге «центральной», ранжируя инициатора косвенного воздействия по отношению к себе в соответствии со своими оценками и предпочтениями.

В результате у партнеров по диалогическому взаимодействию, как правило, оформляются несходные представления о происходящем и возникают несовпадающие оценки своей роли в реализованной действительности. Результатом этого становится конфронтационная аргументативная тактика адресата при реагировании на косвенный директивный стимул.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»