WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Содержание работы Во введении обосновывается актуальность выбранной темы, выделяются объект и предмет исследования, формулируется цель и задачи, отмечаются методологические основы данной работы, представляются основные положения, вынесенные на защиту, а также теоретическая и эмпирическая база, обеспечивающие достоверность результатов и выводов диссертации, указываются ее теоретическая и практическая значимость.

В первой главе «Теоретические основы исследования.

Терминосистема, используемая в работе» рассматривается проблема экспрессивности художественного текста как основного воздействующего на читателя фактора; описывается степень изученности в современной лингвистике семантики категории интенсивности и ее функций в художественной речи; определяется содержание ключевых научных понятий, использованных в работе.

Восприятие художественного текста – это проблема не столько его общего понимания, но прежде всего влияния на читателя. Это его прагматически отмеченные характеристики.

Но, говоря о тексте в целом, надо отметить, что глобальной проблемой теории текста является описание его категориального аппарата.

В иерархии категорий ведущее место занимает концептуальная категория- образ автора, так как картина мира, моделируемая в художественном тексте, оказывается пропущенной через его индивидуальное сознание и определяет его полифонию. Именно субъект речи (говорящий «Я») выступает в качестве организущего центра коммуникативной деятельности и обеспечивает отбор необходимых языковых средств, служащих для актуализации смысла и характеристики персонажей и различающихся в зависимости от характера повествования – от первого или третьего лица (псевдоповествователя), что проявляется в наличии слов – авторизаторов, обеспечивающих переключение повествования от одного псевдоавтора к другому.

Художественный текст является особым объектом исследования, так как представляет собой очень сложное соединение представления о действительности и сознательного выбора средств художественного воздействия автора произведения на читателя. Подчеркивая, что за каждым текстом стоит языковая личность автора, следует заметить, что когда речь идет об оценке ситуации, в которой продуцент определяет свое отношение к предмету, то суть вопроса сводится к речевой манифестации субъективной оценки, степени экспрессивности, эмоциональности.

Главенствующее значение приобретает факт «завладения адресатом», и отправитель речи решает подать информацию сильнее, предельно интенсифицировать ее, даже если в реальном мире она не обладает столь высокой степенью проявления.

В лингвистической литературе последних лет широко рассматривается вопрос об интенсивности высказывания и категории интенсивности как функционально-семантической категории. Термин «интенсивность» был заимствован из зарубежной лингвистики и до недавнего времени в российском языкознании являлся терминологическим эквивалентом «усиления». Научные интересы ведущих ученых (В.В.Акуленко, Е.М.Вольф, Г.Ф.Гавриловой, И.К.Калининой, Е.Н.Сергеевой, И.И.Туранского, И.И.Убина, А.А.Ховалкиной, С.А.Швачко, О.Ф.Шевченко, Е.И.Шейгал и др.) затрагивали лишь некоторые общие для всей художественной речи признаки репрезентации категории интенсивности. Наша работа – попытка впервые рассмотреть общие и специфические признаки категории интенсивности, как они проявляются в художественной речи Бунина и Куприна. Подобное изучение текстов двух или нескольких авторов позволяет впервые выделить закономерности функционирования интенсифицирующих единиц в художественной речи, употребление их в повествовании от первого и третьего лица, дифференцированно рассмотреть у каждого из писателей специфические особенности его художественной речи.

Рассмотрение функционально-семантической категории интенсивности вызвано необходимостью установить разноуровневые средства интенсификации оценок как одной из характерных особенностей русской языковой культуры. Известно, что степень распространенности тех или иных выразительных средств в художественной прозе зависит от того, в какой мере экспрессивно используемые языковые категории обеспечивают реализацию коммуникативно - мыслительной функции языка, естественно, всегда связанной с эмотивной функцией. Так, в отличие от произведений А.И.Куприна, где средства интенсификации в характеристике одного псевдоавтора сменяются деинтенсифицирующими средствами языка при характеристике другого персонажа, в текстах И.А.Бунина мы обнаружили, что автор уделяет большое внимание изменению интенсивности эмоций отдельного персонажа в течение времени их протекания, что служит основой авторской субъективной оценки динамики интенсивности его эмоционального.

Сравним состояние Тихона Ильича:

Отделываясь от Родьки и передавая дела брату, он (Тихон Ильич – О.Б.) чувствовал себя бодро и ладно и далее:

И, возвратясь на Воргол, без устали хлопотал весь октябрь.

Спать Тихону Ильичу не хотелось, но чувствовал себя измученным и, как всегда, шибко гнал лошадь, большую гнедую кобылу с подвязанным хвостом, намокшую и казавшуюся худей, щеголеватей, чернее. (И.Бунин.

Деревня).

В последнем примере антитеза основана на противоставлении интенсификации самочувствия героя - «чувствовал себя бодро, ладно… хлопотал без устали весь октябрь» деинтенсификации - «чувствовал себя измученным».

Писатели чаще всего прибегают к экспрессивности, создаваемой языковыми факторами, которые непосредственно связаны с вещественной семантикой и проявляются наиболее ярко в лексико-семантических категориях; за этим уровнем по степени продуктивности в прозе следует использование словообразования и фразеологии; значительно реже «индивидуальные начала» наблюдаются на уровне фонетическом, проявления которого большей частью непосредственно не связаны с передаваемыми реалиями. Экспрессивность текста формируется как через сознательный, так и через неосознаваемый отбор таких языковых средств, которые, с позиции автора, способствовали бы наилучшему решению стоящей перед ним художественной задачи – наибольшему воздействию на читателя, адресата текста. Для создания экспрессивности текста автором избираются стилистические маркированные языковые средства, благодаря наложению которых друг на друга и достигается усиление экспрессивности.

С другой стороны, экспрессивность связана с определенной выделенностью экспрессивных стилистических средств на фоне более нейтрального окружения.

Экспрессивность понимается нами как совокупность семантикостилистических признаков единиц языка, которые обеспечивают ее способность выступать в коммуникативном акте как средство субъективного выражения отношения говорящего к содержанию или адресту речи.

Связь категории интенсивности с экспрессивностью способствует образности текста, а также выполняет воздействующую художественную функцию. Экспрессивный характер категории интенсивности требует разграничения таких понятий, как интенсифицируемые (усиливаемые) единицы и интенсификаторы (усилители), а также интенсивы – единицы, являющиеся более сильным и дифференцированным выражением признаков, степени их развития, объема характеризуемых предметов, чем другие члены грамматических парадигм, лексико-семантических и фразеосемантических групп (большой - громадный). Отмечая, что в ряде случаев трудно разграничить внутри категории интенсивности собственные значения интенсивов от интенсифицирующих, тем не менее в своей работе, о языке И.А.Бунина и А.И.Куприна считаем необходимым использовать термины, предложенные И.И.Туранским.

Интенсема – компонент семантики слова или предложения, создающий эффект интенсификации. Интенсема есть всякое выражение интенсивности, кванта интенсивности, показатель дискретности интенсивности.

Квалитативный интенсив - это единицы, в семантике которых доминирует понятие интенсивности качества.

Квантитативные интенсивы - это единицы, характеризующие парадигмы с большим количеством членов: числительных, формально и семантически соотносительных с ними слов других частей речи, организуемых как счетная система с увеличением числового (количественного) значения от компонента к компоненту.

Ромашов не помнил, как он добрался домой и кто его уложил в постель.

Ему представлялось, что он плавает в густом синем тумане, по которому рассыпаны миллиарды миллиардов микроскопических искорок (А.Куприн. Поединок).

В данном абзаце у А.И.Куприна присутствуют квалитативные и квантитативные интенсивы и интенсификаторы, что на наш взгляд, создает эффект усиления.

Процесс, обратный интенсификации, есть процесс деинтенсификации, который показывает движение вниз по шкале интенсивности. В данном предложении - деинтенсив - «микроскопический».

Авторизация - языковые средства, которые обнаруживают точку зрения «субъекта мнения или субъекта знания». При этом в качестве субъекта мнения или знания может выступать в повествовании от третьего лица любой персонаж - псевдоавтор.

К специфическим средствам авторизации, пседоавторской модальности, встречающимся в текстах А.И.Куприн, могут быть отнесены именования восприятия, ментальных действий, воспоминаний или мечтаний о будущем пседоавтора текста – персонажа или персонажей. Например:

Вера собралась с силами и открыла дверь… Наискось комнаты лежал на столе Желтков … Глубокая важность была в его закрытых глазах, и губы улыбались блаженно и безмятежно, как будто он перед расставанием с жизнью узнал какую-то глубокую и сладкую тайну, разрешившую всю человеческую его жизнь. Она вспомнила, что то же самое умиротворенное выражение она видела на масках великих страдальцев – Пушкина и Наполеона (А.Куприн. Гранатовый браслет).

Интенсивы и интенсификаторы по своему содержанию соответствуют внутреннему миру поэтической Веры, глубоко чувствующей натуры и являются дополнительными авторизаторами.

В качестве основного ментально-волевого авторизатора выступает здесь устойчивый оборот «собралась с силами», а также глагол «вспомнила».

Значительность кульминационного момента - смерти безнадежно влюбленного Желткова подчеркивается насыщенностью данного отрывка интенсификаторами и интенсивами.

Экспрессивно-образный потенциал функционально-семантической категории интенсивности, выявляющийся в творчестве Бунина и Куприна, практически не разработан и выдвигает перед современным исследователем бесконечное множество проблем. Представленная работа – это попытка решить некоторые из них, тем более что, как показало описание истории вопроса, в ряде случаев они еще не решены и недостаточно представлены в лингвистической литературе вообще.

Во второй главе «Категория интенсивности как средство выражения экспрессивности повествования в художественной прозе И.А.Бунина и А.И.Куприна» в сопоставительном плане рассматривается категория интенсивности как средство создания экспрессивности текста на разных этапах художественного творчества И.А.Бунина и А.И.Куприна.

Идиостиль писателя зависит от многих факторов – от выбора и характера использования им общеупотребительных языковых средств, от способов употребления художественных языковых средств – фигур и тропов, от выбранного им характера повестования – от третьего или от первого лица.

В повествовании от первого лица, наиболее естественного его характера, повествователь не способен проникнуть во внутренний мир героев, отразить их эмоциональные реакции, их менталитет. Зато свободно повествует о своих мыслях, переживаниях, хотя вряд ли может полно описать свою внешность, внешние особенности своего поведения.

И, наоборот, повествуя от третьего лица, автор свободно проникает во внутренний мир героев, превращая их в псевдоповетствователей (см.

работу М.М.Бахтина «Автор и герой»).

Рассматривая способы представления категории интенсивности и их функции в произведениях И.А. Бунина и А.И. Куприна, считаем необходимым обратить внимание на эти особенности повествования, ибо они несомненно находят отражение в языке их произведений, в частности в средствах выражения категории интенсивности и их сочетаемости. Следует отметить также, что от первого лица чаще, чем А.И Куприн, повествует И.А.

Бунин.

Ранний период («Олеся» (1989), «Поединок» (1905), «Суламифь» (1908), «Гранатовый браслет» (1911)) в творчестве А.И.Куприна представлен разными произведениями, в одних повествование ведется от первого лица, в других - от третьего лица. Стремление обратить внимание на предельно крайнюю степень проявления призаков, действий, полноту охвата предметов, абсолютное отсутствие их или каких-либо их свойств становится главным принципом отбора материала в использовании автором категории интенсивности, которая позволяет уточнить оценки, выразить чувства персонажа, героя.

Как показали наши наблюдения, к специализированным средствам интенсификации у А.И. Куприна на протяжении всего его творчества относятся, так называемые, наречия меры и степени, примыкающие обычно к прилагательным, другим наречиям, словам категории состояния, реже зависящие от существительных, числительных, местоимений:

В Москве, будучи кадетом и потом юнкером, он (Ромашов - О.Б.) гораздо охотнее ходил в цирк, чем в театр, а еще охотнее в зоологический сад и во все зверинцы (А.Куприн. Поединок).

Наиболее регулярно используются у него в роли квантитативных интенсификаторов определительные и отрицательные местоимения. При этом определительные местоимения, в исходном значении принадлежащие классу местоименных прилагательных, нередко субстантивируются, позволяя достигнуть более высокой степени обобщения:

За исключением немногих честолюбцев и карьеристов, все (офицеры – О.Б.) несли службу как принудительную, неприятную, опротивевшую барщину, томясь ею и не любя ее (А.Куприн. Поединок).

В «Гранатовом браслете», характеризуя Анну, Куприн довольно часто использует местоимения все, вся, всё. Можно предположить, что она – человек, который интересуется многими вещами, но до сути не доходит; то есть человек любопытный, но относится она к жизни несерьезно, поверхностно. Например:

Анна вся состояла из веселой безалаберности и милых, иногда странных противоречий. Она охотно предавалась самому рискованному флирту во всех столицах и на всех курортах Европы, но никогда не изменяла мужу, которого, однако, презрительно высмеивала и в глаза и за глаза….

Для усиления оценок А.И.Куприн использует в одной фразе с интенсивами числительные и существительные, являющиеся наименованиями количества - деинтенсивы, указывающие на проявление действия, признака ниже нормы; например, в «Поединке»:

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»