WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Обратное явление — женщины и мужчины, склонные к приданию значимости взаимной любви, обладают несколько схожими наборами ценностных ориентаций. Для них больший вес имеют остальные ценности основной группы, а ценности образования, стремление к независимости или стабильности отходят на второй план. Диссертант предполагает структурное сближение ценностных систем респондентов.

Рассматривая взаимную любовь в зависимости от возраста респондентов, автор отмечает, что наиболее выразительно выделенные трансформации ценностных предпочтений наблюдаются у студентов, возраст которых более 23 лет. С учетом особенностей выборки (студенты 2–4 курсов), автор предполагает, что имеет место некоторое переопределение молодыми людьми своих жизненных ориентиров, так как примерно после лет студенты обретают статус «взрослого». Однако принципы конструирования своего проекта «хорошей жизни», рассматриваемые через призму значимости взаимной любви, не претерпевают качественного изменения, а имеет место количественный скачок. Мнения студентов двух младших возрастных групп (17–19 лет и 20–23 года) отличаются между собой менее выразительно, но динамика, обнаруженная в старших возрастных группах, сохраняется. Таким образом существует некоторая эволюция взаимной любви как атрибута «хорошей жизни» и его влияния на другие атрибуты.

Прежде всего, среди студенток старшей возрастной группы наблюдается снижение значимости этого атрибута. Это явление описывается в литературе и имеет скорее психологическую природу. С возрастом «девичья влюбчивость» отступает, и роль любви у обоих полов сравнивается.

Далее автор отмечает усиление дифференцированности ценностных ориентиров у мужчин и женщин, не придающих важности взаимной любви: у женщин усиливается стремление к стабильности и защищенности, подкрепленным хорошим образованием и хорошей работой. Мужчины же в большей степени отдают предпочтение социальным наборам ценностей.

В отношении ценностных систем респондентов, считающих взаимную любовь важным ценностным ориентиром, диссертант отмечает следующие явления: мужчин больше заботит хорошая работа, женщины в меньшей степени испытывают потребность в независимости. Эти явления объясняются некоторым изменением характеристик восприятия взаимной любви:

к романтическому началу добавляются такие атрибуты, как ответственность и готовность к некоторым жертвам. Ценностные системы этой группы, изначально имеющие схожие структуры, расходятся у студентов старшего возраста. Происходит их перестроение, в котором возрастающее значение имеет распределение социальных ролей в структуре «мужчинаженщина».

Автор делает вывод, что взаимная любовь — один из важнейших элементов ценностной системы студентов. Его можно назвать структурообразующим, так как он оказывает заметное влияние как на дифференциацию, так и на схождение систем ценностей. При этом у студентов старшей возрастной группы формируется здоровое и целостное представление о ценности любви и не наблюдается тенденций к искаженному ее восприятию.

Описав основную группу ценностных ориентаций, диссертант обращается к структурным характеристикам связей между признаками, подтверждая предположение о том, что ориентации на честолюбие, альтруизм и настроения апатии в профессиональной сфере являются индикаторами отдельных групп респондентов. Так, честолюбивые устремления формируют политически апатичную, ориентированную на материальную обеспеченность группу, в то время как респонденты с альтруистическими мотивациями, напротив, политически активны и определяют материальную обеспеченность как менее значимый ценностный ориентир.

Анализируя мотивацию к получению высшего образования в свете ценностных детерминант жизненных планов студентов, диссертант выделяет несколько групп, характеризующих те или иные мотивационные комплексы, побуждающие к обучению в вузе:

1) Группа ориентированных на работу. Количество респондентов, относящихся к этой группе, составляет приблизительно две трети от всей выборки. Респонденты воспринимают обучение в основном как средство реализации профессиональных ожиданий. Знания, «нужные для жизни», предоставляемые вузом, хоть и в значительно меньшей степени, но все же характеризуют эту группу, подтверждая ее ориентированность на будущее, на деятельность уже после окончания вуза. Индикаторы, включенные в анкету, свидетельствуют об уверенности респондентов в успешной реализации своих профессиональных ожиданий. Они считают высшее образование сегодня гарантией жизненного успеха и уверенно и оптимистично настроены в отношении своего будущего.

2) Группа ориентированных на знания представлена примерно четвертью выборки. Обучение в вузе для этой группы скорее самоценно, чем инструментально. Знания являются здесь прежде всего целью, будущая профессия тоже важна, но ощутимо меньше, чем для первой группы. Респонденты в этой группе наиболее активно вовлечены в студенческую деятельность: они чаще участвуют в научных конференциях и спортивных соревнованиях, находятся в курсе вузовских событий. В планы многих из респондентов этой группы входит продолжить свое обучение в аспирантуре и заниматься научной деятельностью. В отношении будущего респонденты настроены вполне оптимистично и отмечают улучшение жизненной ситуации за последний год.

3) Группа не ориентированных на обучение включает респондентов, поступивших в вуз по причинам, не связанным ни с обретением знаний, ни с профессиональными ожиданиями. Эти причины представлены нежеланием служить в армии, давлением родителей и поступлением в вуз «за компанию с друзьями». Группа малочисленна, составляет примерно десятую часть выборки. Несмотря на различные причины поступления в вуз, респонденты обладают схожим набором признаков, таких как фактически полное отсутствие вовлеченности в студенческую деятельность, номинальное восприятие обучения. «Получить диплом» является для этой группы мотивирующим принципом для нахождения в вузе. Респонденты чаще демонстрируют нежелание работать, неуверенность в возможности легитимного достижения высокого положения в обществе, либо политически настроены совершенно апатично, либо, напротив, активно включены в партийную деятельность. Отсутствие четких жизненных ориентиров приводит их к пессимизму в отношении своего будущего, многие склонны к получению образования в другом вузе. В целом эта группа представляет собой наиболее затронутую общественной аномией часть молодежи, ценностные детерминанты которой дестабилизированы, а мотивационные факторы носят случайный характер.

В итоге автор отмечает, что мотивационный аппарат, определяющий ориентации на получение высшего образования, является сильным индицирующим средством ценностной системы студента. Ориентация на образование является сейчас лидирующим детерминантом обучения в вузе, оттесняя ориентацию на знания на второе место, что нельзя рассматривать как позитивное явление. Автор отмечает, что вузу необходимо направить усилия на придание большей значимости получению знаний, включению студента во внутривузовскую жизнь, упрощая таким образом его социализацию и обретение профессиональных знаний и навыков и ограждая от социальной аномии современного российского общества. Это же поможет задать мотивацию «студентам поневоле» и включить их в образовательный процесс.

Обращаясь к динамике ценностных ориентаций студентов за четырехлетний период (2004–2007 гг.), диссертант приходит к выводу, что ценностные ориентации не претерпевают сильных изменений в течение исследуемого интервала времени, они достаточно стабильны, и если имеются негоризонтальные тренды, то они не велики. Динамические характеристики ценностных эталонов здоровья, семьи, взаимной любви почти статичны, они имеют горизонтальные тренды и слабо флуктуируют. Ценностные доминанты, переданные в результате еще первичной социализации и обладающие особенной устойчивостью, составляют в этот период основу тезаурусных конструкций. В большей степени подвержены изменениям ценности работы и материальной обеспеченности. В динамике еще раз подтверждается их связанность, а повышенный уровень флуктуации для этих признаков говорит об отсутствии четких существующих во времени жизненных ориентиров в плане профессиональной деятельности. Диссертант отмечает, что такое отсутствие вызвано аномией недостатка в российском обществе, оказывающей наибольшее влияние на институты труда.

Рассматривая динамику ценностных ориентаций в их связи с тезаурусом, автор приходит к выводу о соотношении устойчивости ориентации и ее положения в тезаурусной пирамиде: те ценностные ориентиры, которые располагаются на нижних ступенях пирамиды, обладают большей устойчивостью. Таким образом, метафора пирамиды как топики тезауруса может рассматриваться не только с точки зрения объема знания, существующего на каждой ступени, но и устойчивости этого знания. Тогда устойчивость тезаурусных конструкций, которые являются фрагментами пирамиды, можно также оценивать, исходя из положения их основных элементов в иерархии пирамиды. Это подтверждается практикой: основная тезаурусная конструкция, почти неизменная во времени, занимает, в основном, нижние ступени пирамиды.

В Заключении диссертант формулирует выводы, полученные в результате исследования.

1. Социальная аномия почти не затрагивает ценностные ориентации российских студентов на любовь, здоровье и семью. Состояние переходности в современном российском обществе воздействует на нормативные ориентиры студентов таким образом, что ценностные ориентации, даже опосредовано связанные с общественным взаимодействием, такие как материальная обеспеченность, образование и т. д., не обладают стабильностью, в чем находит подтверждение основная гипотеза исследования. Ценностное ядро, сформированное из ценностных доминант, переданных индивиду еще на этапе его первичной социализации и обладающих особенной устойчивостью, определяет одну из базовых тезаурусных конструкций, характерных для студенчества.

2. При детальном рассмотрении элементов ценностного ядра, в частности ориентаций на взаимную любовь, установлено, что они выступают как структурообразующие для тезауруса в период его становления и особенно значимые на фоне социальной аномии. Взаимная любовь является одним из ключевых элементов ценностной системы студентов, оказывающим значительное влияние на принципы конструирования проекта «хорошей жизни» и во многом отражающим отличия и сходства гендерных систем самоидентичности. Диссертант отмечает структурное сближение ценностных систем гендерных групп, находящих взаимную любовь значимой, и расхождение в обратном случае. При рассмотрении взаимной любви в зависимости от возраста респондентов установлено, что наиболее выразительные трансформации ценностных предпочтений наблюдаются у студентов, возраст которых более 23 лет. Ценностные системы, изначально имеющие схожие структуры, расходятся у студентов старшего возраста.

Происходит их перестроение, в котором возрастающее значение имеет распределение социальных ролей в структуре «мужчина-женщина».

3. В результате анализа характеристик связей между ценностными эталонами установлено, что ориентации на честолюбие и альтруизм определяют отдельные группы респондентов. Честолюбивые устремления характерны преимущественно для группы студентов, являющихся политически апатичными и ориентированными на материальную обеспеченность, в то время как группа студентов, имеющая альтруистические мотивации, напротив, политически активна и определяет материальную обеспеченность как менее значимый ценностный ориентир.

4. Выделены группы студентов, различающихся по мотивации учебы в вузе: группа ориентированных на работу; группа ориентированных на знания; группа не ориентированных на обучение. Ориентация на работу, являясь лидирующим детерминантом обучения в вузе, оттесняет ориентацию на знания на второе место. Переориентация студентов на получение знаний позволит упростить их социализацию и обретение профессиональных знаний и навыков.

5. Динамику ценностных ориентаций студентов в их связи с тезаурусом характеризует устойчивость/изменчивость в соответствии с местом, занимаемым той или иной ориентацией в тезаурусной пирамиде: те ценностные ориентиры, которые располагаются на нижних ступенях пирамиды обладают большей устойчивостью. Устойчивость тезаурусных конструкций, которые являются фрагментами пирамиды, обеспечивается иерархическим строением тезауруса. Именно это обстоятельство позволяет удерживать результаты социализации студенчества в ситуации тройного воздействия факторов аномии: общесоциальной аномии, которая сохраняется в российском обществе на протяжении двух десятилетий, естественной аномии переходного возраста, временным характером влияния образования как социального института.

Основные положения диссертационного исследования изложены в следующих публикациях автора:

1. Биченко, И. Г. Элементы ценностной системы российских студентов: любовь в структуре представлений о «хорошей жизни» // Знание. Понимание. Умение. — 2008. — №3. — С. 215–221 (0,4 п.л.).

2. Луков, Вал. А., Биченко, И. Г. Перспективы высшего образования // Знание. Понимание. Умение. — 2008. — №4. — С. 246–(0,2 п.л./0,1 п.л.).

3. Биченко, И. Г. «Хорошая жизнь» глазами студента // Знание. Понимание. Умение. — 2008. — №1. — С. 206–210 (0,3 п.л.).

4. Биченко, И. Г. Атрибуты «хорошей жизни» в ценностных ориентациях российских студентов // Высшее образование для XXI века: Третья международная научная конференция, МосГУ, 18–20 октября 2006 г. : доклады и материалы / под общ. ред. И. М. Ильинского. — М.: Изд-во Моск.

гуманит. ун-та, 2006. — С. 183–187 (0,3 п.л.).

5. Биченко, И. Г. К вопросу о ценностных ориентациях молодежи // Высшее образование для XXI века: Пятая международная научная конференция, МосГУ, 13–15 октября 2008 г. : доклады и материалы. Секция 6.

Высшее образование и мировая культура. Вып.2. / отв. ред. Вл. А. Луков, Н. В. Захаров. — М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2008. — С. 22–25 (0,2 п. л.).

Подписано в печать 26.03. 2009 г. Заказ № Формат 60x84 1/16. Объем 1,1 п.л. Тираж 100 экз.

Издательство ННОУ ВПО «Московский гуманитарный университет» 111395, г. Москва, ул. Юности, 5/1.

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»