WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

В конце 1820-х – начале 1840-х гг. жандармская организация России претерпела определенные изменения, связанные с совершенствованием внутренней структуры корпуса и распространением жандармского контроля на новые территории. Только к 1836 г. завершилось выделение жандармских команд из состава внутренней стражи. К середине 1830-х по проекту Бенкендорфа в каждую губернию европейской России был направлен штабофицер. Принятое 1 июля 1836 г. «Положение о Корпусе жандармов» зафиксировало все основные нормативные положения, регулирующие внутреннюю и территориальную организацию корпуса, права и обязанности жандармских чинов, штаты.

В 1830-е гг. произошли важные изменения в территориальной структуре Корпуса жандармов. В 1833 г. жандармская организация была распространена на Сибирь. Сложнее протекало создание жандармских округов на территории Закавказья и в Царстве Польском. Окружное управление с центром в Тифлисе было создано только в 1837 г. взамен созданной по проекту И.Ф. Паскевича Закавказской секретной военной полиции. До 1843 г. растянулось обсуждение структуры 3-го округа Корпуса жандармов с центром в Варшаве; в итоге он вошел в состав корпуса, однако оказался в полном подчинении наместника Царства Польского.

С распространением жандармской организации на Закавказье и Царство Польское Корпус жандармов приобрел в целом те организационные формы, которые сохранились до конца николаевского царствования. При Бенкендорфе была определена внутренняя и территориальная структура корпуса, а также компетенция всех жандармских чинов. Во второй половине 1840-х – начале 1850-х никаких существенных изменений в этом плане не произошло.

Четвертая глава, «Политическая полиция в действии», посвящена анализу различных направлений деятельности политической полиции и жандармерии под руководством А.Х. Бенкендорфа. Особые беспокойства властей вызывала учащаяся молодежь, под особый надзор были взяты учебные заведения, в Петербурге после восстания декабристов усилился надзор за гвардейскими офицерами. Власти стремились быстро пресекать деятельность любых тайных обществ и собраний, отдельных оппозиционеров. После польского восстания 1830-1831 гг. на III отделение и Корпус жандармов была возложена слежка за проживающими во внутренних губерниях польскими выходцами. Особое внимание было обращено на противодействие революционной пропаганде. В николаевское время на III отделение были возложены и функции контрразведки. Почти все иностранцы, прибывавшие на территорию империи, попадали под негласный надзор полиции. В наиболее крупных политических процессах Бенкендорф неизменно принимал личное участие и был основным докладчиком императору. В первые годы существования III отделения наблюдались элементы противостояния этого ведомства с Министерством внутренних дел.

С назначением министром внутренних дел Д.Н. Блудова наладилось сотрудничество двух ведомств, но их соперничество хотя и потеряло первоначальную остроту, не исчезло и в 1830-1840-е гг.

В провинции наблюдением за обществом занимались жандармские штаб-офицеры. При этом сельская местность оставалась фактически вне их контроля. С учреждения Корпуса жандармов перед жандармскими генералами и штаб-офицерами была поставлена задача выявлять все возможные злоупотребления губернских властей и в целом контролировать деятельность губернской администрации. Перед назначением нового губернатора Николай I, как правило, запрашивал у Бенкендорфа наиболее существенные сведения о служебной карьере чиновника, его репутации в обществе, которая получалась от офицеров жандармерии. В отдельных случаях на основании жандармских донесений Николай I принимал решения об увольнении видных чиновников губернской администрации, однако такие донесения всегда предварительно перепроверялись. Помимо постоянного наблюдения на подведомственной территории жандармские чины из числа штабных и губернских штаб-офицеров получали задания по ревизии целых губерний. В ходе таких поездок они не наделялись особыми полномочиями, и собирали информацию о деятельности губернских властей на основе собственных наблюдений, разговоров, слухов.

В обязанности жандармов входило также информирование властей о просьбах отдельных подданных разных сословий. В случае мелких конфликтов жандармы должны были по возможности своим авторитетом решать все споры полюбовно.

В программу надзора за губернским обществом входил также сбор информации об общественных настроениях. По итогам года эти данные суммировались во всеподданнейших нравственно-политических отчетах III отделения. Они информировали императора о реакции различных слоев общества на важные политические решения, реформы, деятельность крупнейших сановников.

Помимо наблюдения за общественными настроениями правительство стремилось оказывать на них влияние, важнейшим каналом которого оставалось печатное слово. Именно в этом кроется причина столь существенной роли, которую играло III отделение в цензурной политике и отношениях с литературным миром. Политическая полиция получила определенные формальные цензурные функции. Она стала основным рычагом противодействия проникновению в печать самостоятельного общественного мнения. Немаловажно, что взгляды самого Бенкендорфа на современную ему литературу и образованность шли в общем русле представлений николаевской правящей элиты, состоявшей в большей части из боевых генералов. По инициативе шефа жандармов был закрыт ряд периодических изданий. Особое недоверие он питал к группе литераторов, которую в историографии принято именовать «литературной аристократией», т.е. к авторам группировавшимся вокруг «Литературной газеты» А.А. Дельвига, «Современника» А.С. Пушкина.

Но сводить участие тайной полиции в литературном процессе той эпохи только к репрессивным функциям неверно. Бенкендорф и его ближайшие помощники понимали роль периодической печати как одного из факторов, все более задающих вектор развитию общественного мнения, и стремились активно пользоваться этим ресурсом, придать развитию периодической печати необходимое правительству направление. Наиболее тесные контакты на этой почве у III отделении возникли с издателями «Северной пчелы», но и такие литераторы, как Н.А. Полевой, М.Н. Загоскин, В.А. Владиславлев активно сотрудничали с политической полицией и писали статьи по заказу Бенкендорфа. Общий подход шефа жандармов к значению периодической печати в России состоял в том, что она не должна допускать проявлений свободной общественной мысли, какой-либо критики, ее роль в должна была быть в том, чтобы показывать обществу действия и решения власти в нужном ей свете.

После польского восстания 1830-1831 гг. в европейской печати вырос общий интерес к русской политике, одновременно резко возвысился градус критических оценок. В этой ситуации в правительственных сферах возникла дискуссия о способах влияния на европейскую прессу. Шеф жандармов выступил за противодействие антирусским направлениям европейской печати. По его почину III отделение вышло на контакт с отдельными европейскими издателями, через которых публиковались за денежное вознаграждение статьи с опровержением критики действий правительства Николая I. Параллельно с мерами влияния на европейскую прессу в 1830-е гг. шло создание зарубежной агентурной сети. Эта задача также выполнялась в рамках III отделения.

Пятая глава посвящена вопросу «А.Х. Бенкендорф в роли советника императора по вопросам внутренней и внешней политики».

В июне 1826 г. А.Х. Бенкендорф был назначен командующим Императорской главной квартирой. Одна из важнейших ее задач состояла в организации путешествий императора по России и в Европу. Бенкендорф почти неизменно сопровождал Николая I в этих длительных поездках, что стало ярким проявлением тех дружеских отношений, которые сложились между ними за годы службы в Петербурге. В основе этой продолжительной дружбы стала близость взглядов на судьбы России и мира: та патриархальная консервативная система управления, которую выстраивал в России Николай I, казалась Бенкендорфу единственно возможной и полностью соответствующей всему ходу русской истории. На этой основе вполне органично сформировалось цельное политическое мировоззрение шефа жандармов.

В качестве близкого друга императора Бенкендорф не раз выполнял его важные личные поручения. Ближе ознакомившись с механизмом государственного управления, он стал одним из ближайших советников Николая I по вопросам внутренней и внешней политики. Шеф жандармов помогал императору в отборе чиновников на высшие министерские посты. В правительственной среде он считался одним из специалистов по «кавказскому вопросу», заседал в Комитете по делам Закавказского края.

После восстания в Польше 1830-1831 гг. он отслеживал положение дел в этом крае. Во взглядах на внешнюю политику Бенкендорф выступал сторонником «союза монархий». Россия для Бенкендорфа – опора тронов и гарант стабильности в Европе, ее союзники – консервативные монархические силы.

В 1830-е гг. Николай I начал подключать Александра Христофоровича к разнообразной правительственной деятельности. 6 декабря 1826 г. шеф жандармов стал сенатором (по четвертому департаменту), а 8 февраля 1831 г.

он был назначен членом Государственного совета и Комитета министров. В 1830-е гг. Николай I включил его в состав ряда секретных комитетов, где шеф жандармов, как правило, проводил заранее обговоренную с императором линию. Бенкендорф заседал в составе секретного комитета о дворовых людях, в Сибирском комитете, Комитете по униатским делам, Комитете по преобразованию еврейского быта, Комитете Западных губерний, Комитете об устройстве питейных сборов 1842 г. Появление шефа жандармов в этих негласных учреждениях далеко не случайно: через жандармскую сеть он имел возможность получать наиболее оперативную информацию из разных краев государства о разных сторонах общественной жизни. Бенкендорф входил также в состав Комитета об устройстве железных дорог в России, а в 1841 г. возглавил комитет «для предварительного составления и рассмотрения проекта железной дороги от С.-Петербурга до Москвы в отношении техническом и расчетов коммерческих».

В последние годы жизни влияние Бенкендорфа при дворе заметно уменьшилось по причине постоянных болезней, хотя их нельзя назвать временем «падения» шефа жандармов.

Общественное мнение конца XIX в. сделало из первого шефа жандармов фигуру чуть ли не демоническую, одного из самых ярких символов «николаевского террора». Однако при жизни Бенкендорф пользовался репутацией в целом доброго, но не глубокого человека, мало сведущего в государственных делах В Заключении подведены общие итоги исследования. Политическая полиция николаевской России была организована по проекту А.Х.

Бенкендорфа. Ему принадлежала идея объединения усилий жандармов и чиновников политической полиции. Под его управлением были оформлены внутренняя структура, территориальная организация, штаты и сфера компетенции III отделения и Корпуса жандармов, значительных изменений в этом плане после 1844 г. и до конца николаевского царствования не произошло. Вся система тайного надзора замыкалась на фигуре главного начальника III отделения. Император возложил на него колоссальную ответственность: из докладов и отчетов Бенкендорфа он выносил представление об общем состоянии дел в империи, о градусе общественных настроений. Анализируя материалы жандармских донесений, Бенкендорф излагал императору свое видение вопросов внутренней и внешней политики, предлагал кандидатуры чиновников для назначений и увольнений.

Если справедливо утверждение М.А. Полиевктова, что царствование Николая I достаточно четко делится на две примерно равные половины, направлявшийся А.Х. Бенкендорфом вплоть до окончания его карьеры процесс становления и упрочения полновесной системы политической полиции знаменовал собой развитие политической системы императора Николая I по восходящей линии. Но в дальнейшем возросший уровень общественного образования, а, значит, и выросшая потребность в печатном слове и общественно-политической перспективе для конструктивной реализации своих лучших способностей его обладателями сделает проблему контроля над обществом со стороны самодержавного государства на порядок более сложной.

А.Х. Бенкендорф же был активным участником и организатором значительной части успехов правительства Николая I.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Бибиков Г.Н. Александр Христофорович Бенкендорф (1781 – 1844):

исторический портрет // Вестник Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова. Серия 8. История. 2007. № 1.

(Журнал входит в перечень изданий, утвержденных ВАК). С. 36 – 60.

2. Бибиков Г.Н. [Рецензия:] Clive Emsley. Gendarmes and the State in Nineteenth-Century Europe. Oxford, 1999; Gendarmerie, tat et socit au XIXe sicle. Paris, 2002 // Русский сборник: Исследования по истории России. Т. VI. М., 2009. С. 284 – 293.

3. Бибиков Г.Н. Инструкция жандармам 1827 года по контролю за набором рекрутов // Русский сборник: Исследования по истории России. Т. VII. М., 2009. С. 24 – 32.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»