WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Указательные местоимения в разных языках мира внесли равно значительный вклад в формирование определенного артикля и категории определенности в целом. Раннее преартиклевое употребление указательных местоимений впоследствии привело к регулярному и частому обособленному анафорическому использованию определенного артикля. В северо-восточных и восточных русских говорах постпозитивный артикль восходит к формам указательного местоимения, которое в древнерусских рукописях имеет вид тъ, та, то.

Дейксисы морфологически связаны с другими разрядами местоимений - личными, возвратными, притяжательными, определительными, вопросительными, относительными - и входят в их состав.

Развитие личных местоимений из указательных – процесс, известный многим языкам мира, и в нем отражается развитие семантики от меньшей степени абстрактности к большей. Близостью функций указательных местоимений и личных местоимений 3-го лица объясняется то, что вместо последних (личных местоимений 3-го лица) могли использоваться указательные местоимения определенной семантики (большей частью местоимения, указывающие на удаленное расстояние). Не случайно, что во множестве языков, относящихся к самым различным генетическим и ареальным группам, и в настоящее время не разделены категории указательных местоимений и личных местоимений 3-го лица.

Генетические связи личных местоимений с указательными местоимениями прослеживаются в индоевропейских, финно-угорских, алтайских, семито-хамитских, во многих языках Австралии и Северной Америки, в кавказских, тюркских и др. языках. Из финно-угорских языков можно привести примеры полной идентичности указательных и личных местоимений 3-го лица, ср.: удм. so ‘тот’ и ‘он’; коми siie ‘тот’ и ‘он’; мар.

tudo ‘тот’ и ‘он’. Почти совпадает личное местоимение 3-го лица и указательное местоимение в мансийском языке (ср. тав ‘он’ и та ‘тот’). В индоевропейских языках личные местоимения 3-го лица и указательные местоимения имеют также явно общее происхождение, причем значительное разнообразие указательных корней, используемых в разных языках для формирования личных местоимений, свидетельствует об относительно позднем развитии последних. Например, в готском, западногерманских, балтийских, латинском, древнеиндийском языках личные местоимения 3-го лица развились главным образом на базе индоевропейской основы указательных местоименных слов i- и е-/о- (последняя основа переплетается с основой i- или тождественна ей).

Превращение романских указательных местоимений в личные местоимения 3-го лица началось уже в латинском языке. В таджикском языке употребляется два ряда личных местоимений в 3-м лице единственного числа: одни из них (ин, он) совпадают с указательными местоимениями, другие (у, вай) оформились как собственно-личные местоимения. В тюркских языках личное местоимение 3-го лица ol (>о) этимологически тождественно указательному местоимению ol (>о) и указательной частице hol ‘вот’, ‘вон там’. Из кавказских языков личные местоимения 3-го лица единственного числа тождественны указательным местоимениям в бацбийском, адыгейском, лакском, лезгинском, цезских и других языках. В языке хауса nana обозначает ‘здесь’, а nа — ‘я’. В адыгских языках корневой элемент местоимения 2-го лица единственного числа уара (уыгъуа, уэ) ‘ты’ генетически связан с указательным местоимением уы ‘тот’.

«Повесть временных лет» содержит примеры с подлежащими, выраженными всеми указательными местоимениями. Особенно часто в этой функции встречается местоимение онъ, реже – сь и еще реже – тъ. Следует отметить, что современное личное местоимение 3-го лица по происхождению было указательно - относительное, имеющее свое особое значение относительной определенности. Для указания на близкое ему лицо говорящий пользовался местоимением сь (сего, сему и т.д.); для указания на лицо, близкое собеседнику, - местоимением ть (того, тому и т.д.); в остальных случаях в качестве обобщенного обозначения 3-го лица (предмета) выступали указательные местоимения и, я, е (его, ему и т.д.) и онъ, она, оно (оного, оному и т.д.).

Указательные местоимения по своим значениям соотносились с личными местоимениями следующим образом: се – самый близкий предмет, по своему значению это указательное местоимение соответствует личному местоимению 1-го лица: Се яз есмь (Это я.); то – указывает на предмет второй степени дальности, связано не с говорящим лицом, а с его собеседником; по своему значению это указательное местоимение соответствует личному местоимению 2-го лица: То ты еси (Это ты (а не я);

оно – указывает на предмет или явление третьей степени дальности, не относится ни к говорящему, ни к собеседнику, означает то, что в данный момент этот предмет находится далеко, недоступен ни зрению, ни осязанию:

пошел на он пол моря – «на ту половину (сторону) моря», которая отсюда не видна, но можно догадаться, что она есть. Это указательное местоимение, таким образом, по своему значению соотносится с личным местоимением 3го лица, которого у древних славян не было: яз-есмь-се; ты-еси-то; х-естьоно. Указательно - относительное местоимение, усвоив функцию местоимения 3-го лица, сохранилось в форме им. п. онъ, оно, она.

Все косвенные падежи восходят к местоимениям и, я, е, которые в этой функции в форме им. пад. оказались вытесненными с течением времени как самостоятельные слова. С помощью этих местоимений и при их непосредственном участии стали образовываться полные формы прилагательных и местоимений, причем, они наделялись значением определенности (нечто вроде определенного артикля в английском и немецком языках): сеи, сия, сие, белый, белая, белое. Так возник супплетивизм форм местоимения 3-го лица, характерный для современного русского языка.

При возникновении дублетных форм онъ и оный, одинаково указывающих на третью степень дальности, более определенная из них (оный) сохранила старое значение указательности и осталась в языке в качестве указательного местоимения, другая форма (онъ) в личное местоимение он. Таким образом «х» в цепочке «х-есть-оно» заменяется местоимением он.

Достаточно прост и органичен переход указательных местоимений в служебные слова. В индоевропейских языках союзы весьма часто образо вывались из сочетания предлогов (послелогов) с управляемыми указательными местоимениями, например, нем. auerdem, berdies ‘кроме того’, zudem ‘к тому же’, deswegen, deshalb ‘поэтому’, trotzdem ‘несмотря на то’, seitdem ‘c тех пор как’, франц. cependant ‘в то время как’, ‘однако’ (от се ‘этот’ + pendant ‘пока’, ‘во время чего-либо’), исп. реrо ‘только’, ‘однако’ (от лат. per hoc ‘через это’), русск. между тем, при этом, при том, затем и т. д.

Разноаспектное рассмотрение дейктических явлений в языках разных систем в трехмерном лингвистическом пространстве, а также их обусловленность социальными, временными, пространственными, причинными отношениями открывают перспективность дальнейших исследований, например, более детального изучения эксплицитности и имплицитности указательных местоимений, а также альтернативности употребления дейксиса с учетом информативно-коммуникативного подходов.

В заключении диссертационной работы обобщаются основные результаты исследования указательных местоимений в синхронном и диахронном планах в языках разных систем.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1. * Бердник, О.В. Морфологическая интерактивность указательных местоимений [Текст] / О.В. Бердник // Научная мысль Кавказа. Ростов-на-Дону, 2009. № 1. 0,7 п.л.

2. Бердник, О.В. Местоимение как часть речи [Текст] / О.В. Бердник // Вопросы теории языка и методики преподавания иностранных языков. Ч.

II. Материалы международной научной конференции (11 – 13 июня 2005г.) Таганрог: ТГПИ, 2005. 0,4 п.л.

3. Бердник, О.В. Эволюция языка и речи как рефлексия исторического развития социума [Текст] / О.В. Бердник // Личность, речь и юридическая практика. Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 10. Ч.

1. Ростов-на-Дону: ДЮИ, 2007. 0,3 п.л.

4. Бердник, О.В. Информативность указательных местоимений [Текст] / О.В. Бердник // Язык. Дискурс. Текст. Материалы III международной научной конференции (5 – 6 апреля 2007г.) Ростов-на-Дону:

ПИ ЮФУ, 2007. 0,3 п.л.

5. Бердник, О.В. Роль указательных местоимений в судьбе личных (на материале русского языка) [Текст] / О.В. Бердник // Вопросы теории языка и методики преподавания иностранных языков. Сборник трудов международной научной конференции (8 – 10 июня, 2007). Таганрог. Россия.

Ч. I. Таганрог: ТГПИ, 2007. 0,3 п.л.

6. Berdnik, O. The Role of Demonstrative Pronouns in the Linguistic Life of Personal Ones (On the Material of the Russian Language) [Text] / O.

Berdnik // Collected Articles of the IInd International Linguistic Conference (Taganrog, Russia). Cambridge Scholars Publishing, 2008. 0,3 п.л.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»