WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

jetzt ‘теперь’ — dann ‘тогда’, венг. most ‘теперь’ — akkor ‘тогда’, igy ‘так (как делает говорящий)’ — ugy ‘так (как делает не говорящий)’, по видимости/невидимости (ваховский диалект хантыйского языка тими и т'ит, обозначающие ‘этот’ различаются друг от друга тем, что первое указывает на видимый, второй на невидимый предмет, томы ‘тот’ (видимый) и т'ут ‘тот’ (невидимый). В индоиранском языке прасун nate(k), anate относятся к удаленному, но видимому предмету, а местоимение nal — к далекому, невидимому; в татарском языке при указании на удаленный, но видимый предмет употребляют шу/ шол, при указании на невидимый — ол, в хакасском и шорском местоимение ол ‘тот’ также относится к отсутствующему; в цезском языке Дагестана: жо ‘тот’ (находящийся вдалеке) — неси ‘тот’ (находящийся вдалеке, невидимый); в эскимосском языке тамна ‘тот невидимый’, имна ‘тот невидимый’ (они различаются друг от друга тем, что тамна предполагает известный, имна — неизвестный предмет); по присутствию/отсутствию, существующему в настоящем/существовавшему в прошлом, по способам указания (дейктическому, анафорическому, препаративному).

С точки зрения объективной ориентации указательные местоимения оппозиционируются по указанию на предметную/общую соотнесенность (ср.

эскимосские канна ‘тот внизу, у воды, на воде, в середине круга’, пикна ‘тот, который находится выше говорящего, а также в стороне от моря, на севере’, икна ‘тот, на другой стороне, за оврагом, за рекой, за проливом’, к'агна ‘тот снаружи’, угна ‘тот, находящийся у выхода, у порога’, пагна ‘тот, находящийся внутри страны, далеко от берега’, уныгна ‘тот в море, на берегу, на горизонте, ниже говорящего’, памна ‘тот наверху, на горе, на северной стороне, позади’, сямна ‘тот внизу, у моря, под чем-либо, в коридоре, в южной стороне’, к'амна ‘тот внутри чего-либо’). Можно выделить указание на движение/покой (в эскимосском языке, агна ‘тот, далекий, проходящий мимо или удаляющийся от говорящего’, укна ‘тот приближающийся к говорящему’), противопоставления по категориям рода, класса, числа, склонения. Дейктические системы, в которых местоименные слова противопоставлены по указанию на степень удаленности от говорящего, являются самыми распространенными в языках мира.

Различие дейктиков по указанию на движение — покой и на другие типы состояния или признаки лица и предмета в некоторых языках связано с фактом происхождения артикля из указательных местоимений. В языке индейцев понка употребляются классные показатели имен (называемые «артиклями»), которые дифференцированы по разным признакам указываемого предмета; существительное, выражающее горизонтально расположенный предмет, сопровождается артиклем к’е, существительное, выражающее вертикально расположенный предмет, сопровождается артиклем t’e, для указания на разбросанные, раздробленные предметы — ge;

по классам одушевленных противопоставляются артикли аm и ак’а, первый из них применяется при указании на лицо, находящееся в движении, другой — при указании на лицо, находящееся в состоянии покоя. Специальные артикли используются в зависимости от того, стоит или сидит указываемое лицо.

Демонстративам в языках мира всегда было свойственно деление по указанию на классы, например, людей – не-людей, живое – не-живое, активное – не-активное. Противопоставление активного/инактивного начал происходило с помощью дейктических частиц а-о (активность), i-u (инактивность).

Оппозиция указательных местоимений по их отношению к грамматическому роду весьма характерна для индоевропейских, финноугорских, кавказских языков. У существительных род часто выражен парадигматическими средствами – окончаниями самого существительного (стол-, стена, окно). На основании двух фактов: 1) дейктики -детерминативы существительных, 2) указательные местоимения инициировали существование личных местоимений 3-го лица единственного числа, отмечается, что у местоимений он, она, оно род выражен окончаниями самих местоимений, а значит, окончаниями указательных местоимений с использованием не только парадигматических, но и синтагматических средств.

Системы указательных местоимений по формам числа в разных языках варьируются от двучленных до трехчленных (единственное, множественное и двойственное число). Способами образования множественного числа могут быть морфологический (при помощи аффиксов), синтаксический (сложением разных корней и редупликацией) и супплетивный.

Эти способы нередко перекрещиваются и осложняются.

По количеству падежей указательных местоимений языки мира значительно различаются. Например, в венгерском языке указательные местоимения склоняются по многим падежам, в русском – по шести, в немецком — по четырем, шведское основное указательное местоимение den изменяется по трем падежам, датские указательные местоимения падежных форм не имеют, в английском они также не склоняются.

Таким образом, семантика указательных местоимений специфична и многослойна. Она обусловливает функционирование данной группы дейктиков на фонетическом, морфемном, лексическом и грамматическом уровнях языка.

В третьей главе – «Морфологическая интерактивность основных указательных местоимений в разных языках мира в синхронном и диахронном плане» - определяется роль указательных местоимений и дейктических частиц во взаимодействии с другими частями речи в процессе образования их грамматических категорий. Демонстративы рассматриваются как источник основообразующих формантов.

С развитием языков конструкции с дейктическими частицами стали переосмысливаться как именные флексии падежа и числа, а также глагольные показатели вида, залога, времени, лица/числа.

В ходе исследования морфологической связи указательных местоимений с грамматическими категориями существительных выявляется первоначальное гиперактивное употребление дейксисов i/e, -a/o, -u в сочетании с классифицирующими дейксисами –t, -n, -s в праязыках с целью выражения категорий рода, числа, падежа (и.-е. s-овое окончание номинатива восходит к указательному местоимению so; в венг. языке окончание винительного падежа –t возводится к фин. - угор. указательному местоимению t ‘этот’, выполнявшему, как и в коми, удм. -s, детерминирующую функцию).

Родительный падеж образуется с участием формантов, имеющих отношение к указательным местоимениям, а точнее, к личным местоимениям 3-го лица.

Они рассматривались в лингвистике как указательные местоимения: англ.

притяжательный падеж существительных образуется при помощи форманта – s, например, the boy’s toys. Основообразующий формант -s-, функционировал первоначально как маркер одушевлённого класса существительных, обнаруживая семантическую связь с человеком, животным. Отсюда, возможно, притяжательный падеж имен существительных в современном английском языке образуется до сих пор предпочтительно от одушевленных имен, а с неодушевленными используется предлог of. Рассматривая склонение в современном русском языке, мы приходим к выводу, что падежные окончания выражены формантами –а/я, -е/о, -и/ы, -у/ю, относящимися к древнейшим дейктикам, например, Сторож Назар, пришедший в семь часов утра мести дежурную комнату, был поражен. Картина, которую увидел он, войдя со щеткой, была так поразительна, что он помнит ее теперь даже тогда, когда, напившись пьян, лежит в беспамятстве. Пересолин, бледный, сонный и непричесанный, стоял перед Недоеховым и, держа его за пуговицу, говорил:

— Пойми же, что ты не мог с Шепелева ходить, если знал, что у меня на руках я сам-четверт. /А.Чехов. Винт/.

Продуктивные местоименные образования грамматических категорий существительных известны в лингвистике по сей день. Так, остатки индоевропейских демонстративов k в sukuros ‘свекр’ и s в su-s-r ‘сестра’ использовались для выражения степени расстояния одного члена большой семьи, находящегося в центре представления, к другому члену, к которому он обращался; в африканском языке хереро, суфф. -ni ‘тот’ (видимый) или -па ‘тот’ (невидимый), присоединяясь к именам, придают последним оттенок пространственного значения; в языке сомали (хамитской группы) nin-ka обозначает ‘этот человек здесь’, nin-ko ‘этот человек’ (находящийся немного дальше, чем в предыдущем случае), nin-ki ‘тот человек (невидимый).

В русском языке полным прилагательным, восходящим к кратким прилагательным, свойственно местоименное склонение. Оно называется так по причине присоединения к кратким прилагательным форм соответствующего рода, числа и падежа указательных местоимений и, я, є.

Для большинства имен прилагательных грамматическая зависимость от имени существительного заключается в согласовании по роду: широкий стол, широкая улица, широкое окно; одушевленности/неодушевленности: вижу нового ученика, но вижу новый учебник_; числу и падежу: полезный совет, полезные советы; талантливый журналист, талантливого журналиста и т. п.

На основании факта согласования прилагательных с существительными по категориям рода, числа и падежа, в образовании которых указательные местоимения играют основную роль, отмечается такое же активное участие указательных местоимений и в образовании данных категорий прилагательных.

Более древними по происхождению являются относительные прилагательные, как более связанные с предметным значением, реализующие дейктичность, и уже на их основе в результате отвлечения от предметного значения возникли качественные. К качественным и относительным прилагательным присоединялись падежные формы указательных местоимений и, я, є, и таким образом, акцентировали внимание на выражении дейктичности посредством флексий – по существу, посредством указательных местоимений, которые, в свою очередь, реализуют категорию определенности (сильнъ + и сильныи (мужской род), сильна + я сильная (женский род), сильно + є сильноє (средний род).

В современном русском языке формы былого склонения кратких прилагательных сохранились во фразеологических оборотах: средь бела дня, по белу свету, от мала до велика, на босу ногу и др.; в наречиях, образованных из падежных форм кратких прилагательных: докрасна, издавна, смолоду, свысока, справа, сгоряча и т.п.; в фольклоре: красна девица, сине море, чисто поле; в притяжательных прилагательных на -ов, -ин: отцов, бабушкин).

С категорией определенности при участии дейктиков связаны формы прилагательных в превосходной степени, например, русск.: самый смелый, самая красивая, англ.: the biggest, the most interesting.

Обратим внимание на прилагательные, несущие в себе целые указательные местоимения. Приведем примеры из коротких рассказов А.П.

Чехова.

Высокая трава, пригретая солнцем, начинает испускать из себя густой, приторно-медовый запах. /А. Чехов. Налим/.

Робкий свет лампочки осветил его волосатое, рябое лицо и скользнул по всклоченной, жесткой голове. /А. Чехов. Ведьма/.

В русском языке прилагательные типа волосатое, пригретая мешковатый, великоватая, в своем составе обнаруживают элементы указательных местоимений -тое, -тая -тый, -тая.

В составе глагольной словоформы в индоевропейских, кавказских, тюркских, монгольских, тунгусо-маньчжурских, дравидийских языках удается выявить следующие дейктические элементы в плане выражения и содержания:

k, b, t, n, s, l,, d, i, a, o, e, u. Они противопоставляют определенную / неопределенную, эмфатическую / неэмфатическую, конкретную / абстрактную формы. Значение близости-дальности в глаголе реализуется как презентностьнепрезентность, соответственно, реальность-ирреальность (например, действие определенное, разовое, равное поступку, и может быть широко развернутая деятельность:— Что он делает— Он работает /учится /читает, гуляет /руководит заводом /уехал отдыхать /улегся спать / собирается жениться и т. д. Как видно из примеров, местоименные дейксисы могут означать:

-ет, -ит – действие, происходящее в настоящее время (форманты –е, -и указывают на временню близость; формант –т – дейксис 3-го лица по происхождению – указательное местоимение);

-л – дейксис прошедшего времени;

-ть – дейксис неопределенной формы глагола, по происхождению – указательное местоимение –ть, т.е. тот, он.

со- - дейксис совместного действия по происхождению – личное местоимение – сь.

-ся – дейксис возвратного действия, направленного на самого деятеля; по происхождению указательное местоимение – се ‘это’, -сь ‘сам’.

Кроме того, местоименный дейксис в глагольных формах способен придавать смысл по трем основаниям: а) по единичности — множественности: был — были; делал — делали; б) по предельности — непредельности, точечности: сделать — делать, произойти — происходить;

в) по определенности – неопределенности — непредставленности, отсутствию: был-отбыл, ступил-отступил.

Дейктические частицы играют в глаголе примерно ту же роль, что и артикль (и шире — указательное местоимение) при имени. Комбинаторика данных дейксисов свидетельствует о своеобразном отражении бытия представителей языков в окружающем их пространстве. Дейктическая система, используемая в глагольных формах, помогает получить представление о действительности (о бытии, действии, событии, состоянии, о сущности или признаке кого-чего-нибудь, о пребывании во времени или пространстве) посредством таких категорий, как категория лица, класса, числа, версии, наклонения, времени, вида, залога и состояния.

Активность человеческого сознания обусловливает антропоцентризм грамматических категорий.

Анализ наречий в разных языках показывает, что большинство слов данной части речи в языках разных систем начинаются с элемента t-, являющегося по своему происхождению указательным формантом (древнерусское тамъ- тамо, русск., укр., белорус. там; от того же корня + суфф, -уду/-удъ/-уды/-уда образованы укр. туди, белорус. туды, русск. туда;

от того же корня + суфф. -акъ образованы русск., укр., белорус. так, болг.

так, польск., чеш. так; от корня с-+ суфф. -де образовано русск. здесь; от того же корня + суфф. -уда — русск. сюда и т.д.). Данное явление обусловлено пространственными, временными, причинными и другими отношениями, требующими дейктической семантики. Присутствие дейктических элементов, выполняющих семантические, морфологические, словообразовательные функции, в наречиях разных языков еще раз доказывает интерактивность указательных местоимений.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»