WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

С иной точки зрения, порой, на миграцию смотрят экономисты. Они обращают внимание на опасность демпингового притока иностранной рабочей силы в Россию, который не способствует росту производительности труда и техническому переоснащению предприятий13.

Представляется, с этим напрямую связан вопрос о качестве миграционного потока, об его отрицательной селекции, которую мы наблюдаем в наши дни. Миграция в Москву порождает серьезнейшие проблемы адаптации мигрантов. Но не менее важна и адаптация принимающего общества к миграции. «Массовое прибытие в Москву инонационального населения, наряду с позитивными моментами (приток капиталов, трудовых ресурсов), вызвал и ряд острых проблем, иногда взрывоопасных, в разных сферах жизни городского сообщества, в том числе связанных со сложностями во взаимоотношениях людей разных национальностей, отличающихся особенностями языка, культуры, образа жизни, психологии и т.п. Определенная напряженность в межэтнических отношениях, во взаимоотношениях постоянных жителей Москвы и приезжих на фоне усиления конкуренции на рынках труда и жилья, осложняют процесс адаптации инонациональных мигрантов в Москве»14. Совершенно справедливо В.К.Малькова ставит вопрос о необходимости учитывать не только интересы мигрантов, но и местного населения, принимающего общества. Казалось бы, эту проблему призваны решать национально-культурные организации. Их роль явно недостаточно изучена в научной литературе. Весьма важными поэтому представляются те исследования, что есть. Например, исследование, проведенное В.Н.Ракачевым в Краснодарском крае, «Феномен национально-культурных общественных объединений в Краснодарском крае: социологический анализ». Нельзя не согласиться с главным выводом автора: «смещение акцентов в деятельности НКОО (национально-культурные общественные организации. – М.Б.) в сферу политическую либо экономическую приводит к тому, что обеспечиваются властные амбиции и материальное развитие лидеров объединений, а интересы общности в итоге отходят на второй план»15. Со всей определенностью это сформулировал и В.С.Малахов: «Для активистов, претендующих на представительство того или иного «народа», не имеет принципиального значения, кого или что они на самом деле представляют. Важен сам статус представителей, вместе с которым – по крайней мере, потенциально – появляется возможность двигаться навстречу власти»16.

Особую роль на этнополе Москвы играют Московский дом национальностей, который проводит семинары, посвященные разным аспектам межнациональных отношений в Москве, и является одним из немногих в столице мест, где могут встретиться представители многонациональной Москвы; и Центр «Этносфера», который ведет исследовательскую, просветительскую и публикаторскую работу. Практическая деятельность по углублению толерантности московского социума осуществляется на семинарах, организуемых Центром, где имеют возможность встречаться представители московского чиновничества и специалисты-ученые, вырабатывая в процессе свободного обсуждения единый взгляд на проблемы миграции в Москве и на пути их решения.

Об этносоциальных процессах в Москве в наши дни много пишут и говорят. Вал сомнительных публикаций и сообщений в средствах массовой информации становится самостоятельным фактором влияния на этнополе Москвы. При этом много и плодотворно исследуются эти проблемы российским научным сообществом. Жаль, что российская общественность мало осведомлена об этих исследованиях. Наука, как кажется порой, существует как «вещь в себе». И более того, оказывает слабое влияние на формирование общественного мнения и на процессы принятия решений.

В четвертой главе «Факторы, влияющие на изменение этнического облика Москвы» рассматриваются демографические и не демографические факторы, влияющие на изменение этносоциального состава населения Москвы. Рассмотрение вклада отдельных факторов демографического характера в динамику этнополя Москвы позволяет сделать вывод о формировании определенных тенденций. Демографическую ситуацию, как известно, определяют естественное и механическое воспроизводство населения. Все они значимы в процессе формирования населения Москвы и изменении его этнического облика. Но значимы по-разному.

Исследования показывают межэтнические различия в темпах естественного прироста. За конкретными цифрами рождаемости и смертности скрываются различные исторические типы социокультурных регуляторов демографического поведения. Кроме того, существенное влияние оказывают возрастные характеристики отдельных групп.

Здесь можно отметить значительную этническую дифференциацию:

на одном полюсе – «молодые кавказские диаспоры», на другом – московские евреи, средний возраст которых 54 года. Причём важно отметить, что возрастной состав этих групп определяет и их социальный статус. По данным переписи 2002 г., 44,2% евреев Москвы, например, живет на пенсию. На втором месте – белорусы – 25,2%, на третьем – русские – 21,1%. Минимальные показатели у чеченцев Москвы – 5,2% и азербайджанцев – 2,3%. С Кавказа в Москву едут молодые, активные и целеустремлённые люди. Можно предположить, что социальная дифференциация, усиливаясь, будет приобретать всё более очевидную этническую окраску.

Но в целом, влияние дифференцированного естественного воспроизводства населения скажутся в будущем, хоть и не столь отдаленном.

По силе влияния на динамику этнической структуры населения Москвы в наши дни они пока значительно уступают механическому воспроизводству населения – миграции, эмиграции и иммиграции. Причем, влияние на динамику этносоциального состава населения города оказывает как внешняя, так и внутренняя миграция, например, из республик Северного Кавказа. При всем очевидном дефиците эмпирических данных, можно с уверенностью утверждать, что миграционные процессы будут нарастать. И не только, как говорят некоторые ученые, из-за необходимости экономического развития России и Москвы, но и из-за сложной социально-экономической и политической ситуации в странах и регионах исхода. Уже сбывается прогноз Ж.А. Зайончковской 2005 г. о грядущем росте африканской миграционной волны. При этом на рубеже тысячелетия миграция существенно поменяла свой характер: вынужденная миграция ушла в прошлое. Наблюдается снижение миграционного прироста в официальной статистике, что связано с ростом нелегальной миграции, существенную часть которой составляют выходцы из Средней Азии. В наши дни преобладает трудовая миграция. И, несмотря на преобладание среди мигрантов временных, миграция будет и дальше существенным образом влиять на изменение этнического облика населения Москвы, так как разные группы мигрантов имеют разные стратегии интеграции в московский социум. Например, для выходцев из Таджикистана и Киргизии характерно стремление обустройства на новом месте при всех сложностях, с которыми они сталкиваются в Москве: языковый барьер, нормы поведения, отрицательное отношение москвичей.

Среди факторов недемографического характера можно выделить несколько. По данным Управления ЗАГС Москвы наблюдается, рост браков москвичей с иностранными гражданами и браков между иностранными гражданами. В 2005 г. такие браки составили 11,8% от всех заключенных в Москве браков, в 2007 – 14,3%. Наибольший рост численности характерен для браков с гражданами Азербайджана: человек в 2005 г., 1087 – в 2007; с гражданами Армении: 743 – 2005 г., 1255 – 2007 г.; с гражданами Таджикистана: 271 – 2005 г. и 530 – году.

Превращение «этничности» в социальный капитал делает часто выбор идентичности, смену идентичности прагматическим шагом.

Можно говорить даже о косвенном «навязывании идентичности» при учете тех трудностей, которые ждут приезжих (и живущих в Москве) «в свободном плавании», что, в свою очередь, способствует воспроизводству этничности и традиционной культуры. Воспроизводству этничности, консолидации мигрантов на этнической и/или земляческой основе способствует и политика властей.

Можно утверждать, что этнический облик населения Москвы уже существенно изменился за последние 3-5 лет и в будущем будет продолжать меняться. Все факторы, рассмотренные выше, и демографические и недемографические подтверждают неумолимость текущих метаморфоз.

В Заключении подводятся основные итоги исследования. Значительный рост численности приезжих в Москву и существенное изменение этносоциального состава миграционного потока начинает влиять на жизнь и будущее московского социума. Ситуация изменилась и продолжает меняться, на фоне численного нарастания миграции и углубления социальной дифференциации в московском социуме, под воздействием целого ряда разнонаправленных факторов.

Во-первых, бурные социальные изменения в стране, углубление социальной дифференциации в обществе, ломка устоявшихся социальных структур и идентичностей советского времени приводят к фрустрации и потребности в новом самоопределении, поиску новых идентичностей. В условиях динамизма и многообразия социальных взаимосвязей, потери прежних ориентиров, в которых вынуждена существовать и самоопределяться личность, на помощь часто приходит этничность как одна из наиболее доступных обыденному сознанию форм групповой идентичности. Тем более что она навязывалась и навязывается официальным дискурсом.

Во-вторых, развал СССР не решил одну из коренных проблем современности – необходимость сосуществования не просто разных народов как социокультурных или культурно-конфессиональных общностей, но как разных исторических типов социума, находящихся на разных стадиях модернизации, на разных стадиях перехода от аграрного, сельского к индустриальному, городскому обществу. Более того, нарастающая миграция в Россию и Москву только усугубила эту проблему: возникает необходимость их тесного сосуществования. При этом, как отмечают некоторые ученые, в момент перехода от пассивного к активному этапу модернизации истинные силы догоняющих обществ обычно слабы, и они ищут опору и основу новой интеграции в еще живых традиционных ценностях национальной культуры и религии. Подобные перемены пробуждают защитные силы традиционной культуры, сохраняющие социокультурные структуры и механизмы, консервирующие архаичные формы жизни и общественного сознания. В результате они порождают культурный раскол в обществе, почти неизбежный конфликт культур, менталитетов, систем ценностей модернизируемых и модернизированных обществ, их противостояние. Оно всегда связано с более глубоким конфликтом внутри идущих по пути модернизации обществ. Это конфликт старого и нового, при котором «новое» объявляется чужим, а «старое» – «своим».

Глубокие социокультурные различия между народами, находящимися на разных стадиях демографической модернизации, крайне затрудняют, а часто даже делают невозможным их сосуществование в рамках единых государств с единым законодательством, единой социальной, а иногда и демографической политикой.

В-третьих, серьезным фактором является политика властей. С одной стороны, – это воспроизводство этничности, ее легитимизация и воспроизводство в форме НКО (национально-культурных автономий) и парадных мероприятий этнического характера. С другой стороны, ограничительные меры в отношении мигрантов, стимулирующие консолидацию на этнической почве, превращают этничность в социальный капитал. Происходит осознание значимости этнического фактора в повседневной жизненной практике, процессах интеграции и в предпринимательстве. Наконец, коррумпированность властей, которые усугубляют социальное расслоение, часто придавая ему этническую окраску. Власти любят «национальные» рынки и «этнический» бизнес: платят много и без звука. И, наконец, – заградительный характер политики властей в отношении временных трудовых мигрантов, которые несут главную тяжесть «властной ренты», ведет к существенной отрицательной селекции миграционного потока: квалифицированные рабочие предпочитают искать работу в более цивилизованных условиях (молдавская миграции переориентирована на Румынию и Италии;

украинская – на Европу в целом; белорусская – на Литву и Германию).

В-четвертых, отрицательная селекция миграционного потока несет в себе серьезные риски для экономики страны и Москвы. Дешевая малоквалифицированная рабочая сила – это не только низкий уровень производительности труда, но и его низкое качество. В условиях наличия дешевых и бесправных рабочих рук предприниматели смогут забыть об обновлении оборудования, совершенствовании производства и росте производительности труда.

В-пятых, представляются крайне настоятельными серьезные этносоциальные исследования Москвы, так как информации для полноценного анализа и прогнозирования ситуации, изначально конфликтогенной, очевидно недостаточно. Социальная напряженность в обществе растет. И было бы не корректно и не дальновидно сводить проблему к конструктивистскому посылу об этническом манипулировании.

Ситуацию обостряют не только СМИ, недобросовестные политики и плохие учителя. Уроки толерантности вряд ли тут могут помочь. Социальная дифференциация – реальность, как реальностью становится, и этносоциальная дифференциация российского и московского социумов. Это данность, с которой необходимо работать.

Данное слово употребляется в работе не как термин, а как образ, как раз требующий описания и осмысления.

Тихомиров М.Н. Средневековая Москва. М.: Книжный сад, 1997. С. 225.

Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры. Т. III. М.: Прогресс, 1995. С. 106.

Там же. С.108.

Гаврилова И.Н. Демографическая история Москвы. М.: Фаст-Принт, 1997. С. 34.

Там же. С. 48.

Там же. С. 110.

Там же. С. 165.

Гаврилова И.Н. Население Москвы: исторический ракурс. М.:

Издательство объединения «Мосгорархив», 2001. С. 128.

Там же. С. 134-135.

Гаврилова И.Н. Демографическая история Москвы. М.: ООО "Фаст принт", 1997; Ее же: Население Москвы: исторический ракурс. М.:

Мосгорархив, 2001.

Иммиграционная политика России: этнический контекст // Информационная серия «Открытый Форум МОМ». Выпуск 5. М.: МОМ, 2002. С. 17-18.

Ивантер А. Конец трудоизбыточной эпохи // Эксперт. 2006. № 18. С. 63.

Малькова В.К., Остапенко Л.В., Субботина И.А. Москва многонациональная: конфликт или согласие // Интернет-ресурс Московского дома национальностей. URL: http://www.mdn.ru/information/sections/Moskva_ mnogonachionalnaya Ракачев В.Н. Феномен национально-культурных общественных объединений в Краснодарском крае: социологический анализ // Воронежский МИОН "Диалог и преемственность культур в современном обществе" (Межкультурная коммуникация и взаимопонимание культур) // URL:

http://www.iriss.ru Малахов В.С. Этничность в Большом городе // Неприкосновенный запас.

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»