WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Сведения о демографическом развитии Москвы (даже о наличном населении города) отрывочны и неточны. Лишь в конце XIX в. (считается, что точные сведения о населении Москвы имеются с 1871 г.) была осознана насущная необходимость и предприняты конкретные шаги в учете московского населения. В XVII–XIX вв. смертность в Москве, по – прежнему, превышала рождаемость. Значительные колебания в численности московского населения были вызваны эпидемиями и сезонным фактором: крестьяне, которые осенью приходили на заработки, а весной возвращались в свои деревни; дворовые люди, привезенные московским дворянством из деревень. Весной и летом город пустел.

Первая Всероссийская перепись населения, проведенная 28 января 1897 г., зафиксировала в городской черте Москвы около 1 млн. человек. Москвичи с родным русским языком составляли 95%. Наиболее заметными группами были немцы (около 18 тысяч), поляки (9 тысяч), евреи (около 5 тысяч), татары (4,3 тысяч) человек5.

С начала XX в. естественный прирост стал постоянным и существенным источником пополнения населения Москвы и достигал четверти общего прироста6. Но на динамику населения города в первой половине XX в. самое существенное воздействие оказали политические катаклизмы. Восстановление народного хозяйства после Гражданской войны привело к приливу населения в Москву. За 1920–гг. численность населения города выросла в полтора раза. В общем приросте московского населения миграционный прирост в 1923 г. равнялся 77%7. Декларация советской власти о равноправии всех народов вызвала приток в Москву представителей разных национальностей, но основная масса пришлого населения традиционно формировалась из населения соседних регионов. В начале 1920-х гг. делаются первые попытки регулировать миграционные процессы. Основной упор первоначально делался на экономическое стимулирование миграционных процессов. Однако позднее эта политика вылилась в принудительное прикрепление людей к месту жительства. С введением паспортной системы в 1932 г. прикрепление к месту жительства по всей стране стало окончательным. Численность москвичей в результате заметно сократилась: до 34165 тысяч жителей к июлю 1933 года8. Демографические тенденции, сформировавшиеся к этому времени, имеют свое развитие на протяжении 1930-х годов: сохраняется половая диспропорция, понижается доля трудоспособных возрастов. После Великой Отечественной войны возрастная структура населения Москвы была стабилизирована за счет привлечения рабочих из других регионов страны, причем почти половину составляли мужчины из Московской и прилегающих к ней областей от 20 до 39 лет9. Миграция нарастала до середины 1950-х гг., а затем во второй половине 1950-х гг. миграционный прирост в Москву снизился, что ученые связывают с мерами по усилению паспортного режима в столице. В 1960-е гг. миграция вновь начинает нарастать. Значительную часть мигрантов в 1960-ые гг. составляли рабочие и служащие, прибывавшие на работу по организованному набору. Второе место по числу мигрантов после России занимала Украина, третье место делили Средняя Азия и Казахстан.

Помимо трудовой миграции, определенное место занимали брачная и учебная миграции. Во второй половине 70-х годов направления межрегиональных миграций в СССР существенно изменились: Россия превратилась из республики, отдающей население, в принимающую.

Миграционное перераспределение населения в пользу России носило характер возвратного движения русских из республик СССР и Сибири. Это было начало процесса вытеснения русских из национальных республик, что в результате сопровождалось оттоком в Россию и титульного населения (из всех бывших советских республик, кроме, прибалтийских). Около 30% миграционного потока в стране в 60–80-е годы было связано с образованием. Значительная часть миграционного потока – с военной службой. В СССР этот поток составлял примерно треть общего числа мигрантов. И около 30% мигрантов составляли люди, перемещавшиеся по стране, главным образом, по экономическим причинам, в поисках работы, с целью улучшения общих условий жизни. За 1970 – 1985 гг. в Москву было привлечено свыше 700 тысяч иногородних рабочих, 44% лимита поглотила промышленность, практически не дав роста численности рабочих, так как по истечении срока договора работы по лимиту 50% привлеченных переходили на другую работу, а дефицит кадров оставался10.

Обзор истории формирования населения Москвы и факторов, которые на этот процесс влияли, позволяет увидеть некоторые его особенности и оформившиеся тенденции. На протяжении всей своей истории население города, как отмечалось выше, формировалось за счет пришельцев. До начала ХХ века, в целом, смертность в Москве превышала рождаемость. Естественный прирост населения в редкие периоды начинал оказывать заметное влияние на его динамику (начало ХХ в., вторая половина 1930-х и вторая половина 1950-х годов). Роль миграции в приросте московского населения, таким образом, всегда была весьма существенной. При этом на протяжении длительного времени основной приток населения шел из окружающих Москву регионов, и потому миграция и иммиграция мало влияли на изменение этнического облика москвичей. Так было до середины 1970-х гг., когда в миграционном потоке существенным становится этнический элемент. А в 1990-е гг. миграция становится единственным источником прироста населения Москвы. Кроме того, на протяжении ХХ в. сложились устойчивые социальные диспропорции: половозрастные диспропорции и старение населения, которые усугубились в результате катаклизмов, которые пережила наша страна во второй половине 1980-х и в 1990-е годы.

Во второй главе «Информационная и источниковая база исследования» анализируются разные виды источников и информация, использованные в работе. Отсутствие полноценной статистической информации и адекватных источников – главная проблема этносоциальных исследований Москвы. С одной стороны, динамичность и латентность процессов на этнополе Москвы делает их вообще трудно поддающимися фиксации и статистическому анализу. Полноценного статистического учета мигрантов в Москве, с другой стороны, пока организовать не удалось. Изменение порядка регистрации приезжих в 2007 году желаемого результата пока не дало, так как нацелено исключительно на фиксацию численности приезжих. Поэтому в работе использовались разные виды источников, перекрестный анализ которых позволил увидеть картину в целом.

Данные переписей. По-прежнему наиболее достоверной представляется перепись 1989 года, но с тех пор слишком многое изменилось.

Достоверность данных переписи 2002 г. вызывает серьезные сомнения ученых. По этому вопросу есть специальные исследования, в частности, – работа Н.В.Мкртчяна «Влияние миграции на изменение этнического состава населения России и ее регионов: предварительная оценка итогов Переписи населения-2002». Кроме того, графу «национальность» в ходе переписи 2002 г. в Москве заполняли по желанию и потому получили сведения меньше, чем на 40% опрошенных. К сожалению, других статистических данных такого масштаба нет, данные переписи 2002 г., для исследователей необходимы. Сравнение ее данных с данными переписи 1989 г. позволяет выявить динамику некоторых социальных процессов и факторов, на них влияющих.

Социологические исследования, посвященные этносоциальным проблемам Москвы есть, но их явно недостаточно, что, несомненно связано с трудностями проведения таких исследований в Москве.

Наиболее подробно учеными исследовались группы выходцев из Закавказья (армяне и азербайджанцы), принадлежность к которым четко фиксируется фамилиями. В ходе специального исследования «Социально-этническое развитие московского мегаполиса», проведенного под руководством Ю.В.Арутюняна в 2000–2004 гг., был сделан вывод о сложной структуре формально однородных этнических групп и показано, что различия внутри них могут быть настолько существенны, что говорить о единых этнических группах нет никаких оснований. На широкой статистической базе основывалось комплексное и масштабное исследование, проведенное Л. М. Дробижевой, Ю.В.Арутюняном и И.М.Кузнецовым «Выходцы из Закавказья в Москве», показавшее, в частности, существенный рост численности азербайджанцев в Москве. Для понимания сложных социокультурных аспектов миграции и интеграции приезжих крайне важна и интересна работа Г.С. Витковской «Кавказские мигранты в России: оценка и факторы адаптации, отношение местного населения», в которой на основе материалов многочисленных опросов проводится сравнительный анализ положения и особенностей адаптации мигрантов – кавказцев и русских, а так же отношение к ним принимающего общества. В ходе исследования О.И.Вендиной «Москва этническая: грозит ли городу геттоизация» рассматривалось контрастное расселение этнических групп по территории Москвы. Уникальным можно назвать многолетнее исследование «Влияние этноконфессиональных факторов на динамику генофонда населения Москвы» коллектива генетиков Института общей генетики РАН под руководством О.Л.Курбатовой. В нем рассматриваются особенности современных этнодемографических процессов в Москве и выделяются существенные межэтнические различия в темпах естественного прироста, межэтнических браках и миграционной активности, связанные с культурно-конфессиональными особенностями отдельных этнических групп. Причины демографических проблем России рассматриваются в исследовании Д.А.Халтуриной и А.В.Коротаева «Российский демографический кризис: факторы, модели, пути решения». Авторы с привлечением методов статистического анализа и математических моделей анализируют факторы, воздействующие на динамику демографического кризиса в России и делают вывод о том, что высокая смертность среди мужского населения страны является наиболее значимым источником депопуляции России, а причиной сверхсмертности россиян является употребление спиртного и наркотиков. Крайне актуальными, особенно для Москвы, являются исследования В.К.Мальковой, посвященные анализу российской прессы и ее роли в распространении идей этнической и религиозной нетерпимости в обществе, которые показывают, что СМИ становятся самостоятельным и существенным фактором влияния на этнополе Москвы.

Единственным в своем роде является социологическое исследование «Влияние миграционной ситуации на московскую школу», проведенное в 2006 г. Департаментом образования г. Москвы по инициативе центра «Этносфера», под руководством Е.А.Омельченко. Результат обработки данных этого исследования представлен в приложении.

Ведомственная информация и статистика. Ориентация организации ведомственного учета исключительно на заявки предприятий на рабочие квоты делает, конечно, ведомственный учет ограниченным, а ведомственную статистику фрагментарной. Полное статистическое обследование подведомственных предприятий, по выявленным данным, проводилось только отделом пассажирского транспорта Управления транспорта и связи г. Москвы, но основывалось на данных, получаемых от отдельных предприятий. И все же ведомственная информация позволяет увидеть распределение представителей разных этнодисперсных групп по отраслям экономики Москвы, выявить их профессионально-трудовую специализацию.

Экспертная информация. Термин «экспертная информация» в данной работе понимается широко. Это точки зрения, субъективный взгляд на этносоциальные и миграционные проблемы очень разных, в профессиональном и социальном отношении, людей, которых объединяет лишь одно – прямое отношение к проблемам, затронутым в работе. В качестве экспертов использовались представители этнических сообществ Москвы, специалисты, представители правоохранительных органов и властных структур Москвы, представители малого и среднего бизнеса, продавцы и менеджеры. Но необходимо учитывать особенности этой информации, ее специфику: по своему характеру она разнородна, противоречива и субъективна. В работе экспертная информация использовалась только в сочетании с другими данными, как дополнение, позволяющее лучше увидеть реалии этнополя Москвы, уточнить детали. Информация и оценки ситуации, конечно, зависят от политической ангажированности экспертов, идеологических факторов или личных обстоятельств, что искажает достоверность информации и объективность оценок. Это необходимо учитывать. Но соотнесение разных точек зрения, порой противоположного характера, позволяет представить общую картину этнополя Москвы, увидеть ее с разных сторон и с точки зрения разных акторов и различных групп интересов.

В третьей главе «Обзор научной и научно-практической деятельности на этнополе Москвы» рассматриваются работы ученых, посвященные разным аспектам этносоциальной проблематики. Демографические проблемы давно и всесторонне разрабатываются в научной литературе. Интересно и аргументировано рассматриваются проблемы естественного прироста населения России в работах А.Г.Вишневского, оценивающего их как серьезнейшие вызовы нашего времени. А.Г.Вишневский выделяет: вызов высокой смертности; вызов низкой рождаемости; вызов демографического старения. Ученый приходит к выводу, что ответом на эти вызовы может быть только иммиграция; но при этом подчеркивает, что сама миграция так же является серьезным вызовом, так как существуют пределы миграционной емкости любой страны, связанные с ограниченными возможностями социальной адаптации в странах приема иммигрантов, являющихся носителями других культурных традиций, стереотипов и так далее. Подробная демографическая история Москвы написана И.Н.Гавриловой11. Ее исследование наглядно показывает особенности процесса формирования населения Москвы. Наиболее важными представляются: многофакторность процессов, ситуативность, чуткое реагирование на любые внешние воздействия. Проблемам современной миграции, или механического прироста населения посвящены работы Ж.А.Зайончковской, Г.С.Витковской, В.И.Мукомеля. Их исследования отмечены длительным и всесторонним изучением всех аспектов миграционной проблематики: анализ изменения трендов, направлений движения, структуры и соотношения разных миграционных потоков, взаимодействия их с местным населением, а также анализ миграционной политики и законодательства. В дискуссии о необходимости и пер спективах миграции в наши дни Ж.А.Зайончковская занимает крайнюю позицию. По ее мнению, труд становится самым дефицитным ресурсом в России12, а потому рост миграции неизбежен. Ж.А.Зайончковская придерживается концепции свободы передвижения человека в современном мире, а проблемы этнокультурного взаимодействия, которые при этом возникают, считает необходимым решать с помощью разработки специальных программ по подготовке трудовых мигрантов (в частности, языковой) в странах исхода и разработкой продуманного миграционного законодательства в странах принимающих.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»