WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |

На правах рукописи

Белл Марина Леонидовна ОПЫТ ОСМЫСЛЕНИЯ ИЗМЕНЕНИЙ ЭТНИЧЕСКОГО ОБЛИКА МОСКВИЧЕЙ В НАШИ ДНИ Специальность 07.00.07 – этнография, этнология и антропология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук

Москва 2009

Работа выполнена в Центре цивилизационных и региональных исследований, Институт Африки РАН

Научный консультант:

доктор исторических наук, профессор Виктор Владимирович Карлов

Официальные оппоненты:

– доктор исторических наук Вера Константиновна Малькова – доктор исторических наук, профессор Вячеслав Иванович Дашичев

Ведущая организация: Российский государственный гуманитарный университет.

Защита состоится « 28 » декабря 2009 г. в 15 часов в ауд. А 416 на заседании Диссертационного совета Д. 501.001.78 по археологии, этнографии, этнологии и антропологии при Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова, 1ый учебный корпус, Ломоносовский проспект, д.27/4

С диссертацией можно ознакомиться в Читальном зале библиотеки имени А.М.Горького Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова Автореферат разослан «_»_ 2009 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета, кандидат исторических наук Ю.И. Зверева 2

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Нарастающая миграция населения при достаточно выраженной новой социальной дифференциации – таковы особенности жизни современных крупных российских городов. Наиболее бурно этнокультурную трансформацию и социальную дифференциацию переживает Москва. Особую драматичность ситуации придает то, что изменения этнического облика россиян и москвичей происходят на фоне длительной социальной трансформации российского и московского общества и фрустрации. Думается, именно здесь следует искать главные причины растущей межэтнической напряженности. Сама по себе ситуация наложения двух таких сильных факторов чревата конфликтом. Но наиболее болезненно воспринимается то, что социальная дифференциация приобретает очевидные этнические черты, если не в реальности, то – в сознании москвичей. При этом этничность, как одна из наиболее доступных обыденному сознанию форм групповой идентичности, легко может стать и поводом и основой для консолидации и социального протеста. Подобная ситуация весьма благоприятна для политических спекуляций и является манком для маргинальных и агрессивных элементов, а значит – конфлитогенна. Эти обстоятельства ставят перед наукой ряд весьма актуальных проблем. Одна из них – осмысление процессов, которые протекают на этнополе1 современной Москвы.

Объектом диссертационного исследования стало население Москвы в исторической динамике (XIV в. – нач. XXI в.).

Предметом исследования является воздействие демографических и недемографических факторов на изменение этносоциального состава населения современной Москвы.

Цель диссертационного исследования – анализ изменений этносоциального состава населения современного московского мегаполиса; осмысление тех процессов, которые протекают на этнополе Москвы, выявление трендов, а также характеристика факторов, демографического и недемографического характера, и этнических потоков, формирующих облик населения современной Москвы.

Поставленная цель определила круг исследовательских задач:

– сформировать источниковую базу исследования с помощью проведения полевых исследований («включенное наблюдение», развернутые интервью в форме бесед с экспертами) и анализа данных социологических исследований ученых по отдельным аспектам исследования и статистики;

– проанализировать методологические подходы, направления научной и практической деятельности ученых и научных Центров, занимающихся этносоциальными и этнополитическими исследованиями России и Москвы;

– проанализировать формирование населения Москвы в исторической динамике, выявить зарождающиеся тренды, рассмотреть механизмы и стратегии интеграции «иноземцев» в Москву;

– выявить и проанализировать факторы, демографические и недемографические, влияющие на изменение этнического облика населения Москвы;

– провести сравнительный анализ стратегий интеграции отдельных этнодисперсных групп в московский социум;

– определить актуальные тенденции, зарождающиеся на этнополе Москвы, выделить особенности этносоциальных и этнокультурных трансформаций столичного мегаполиса.

Географические рамки исследования – границы Московского мегаполиса: "большая" Москва предстает единым целым: многоэтничным постиндустриальным мегаполисом.

Хронологические рамки исследования – 1999–2009 гг. Формально, нижняя планка определяется началом проникновения иноземцев в Москву, а верхняя планка – современными процессами на этнополе Москвы. Работу предваряет исторический очерк, цель которого – выявить особенности отдельных этапов формирования населения Москвы.

Теоретико-методологической основой исследования стал диалектический подход к проблеме этнической идентичности, сочетающий в себе как примордиалистские, так и конструктивистские аспекты. Теоретико-методологической основой данной работы явились труды социологов и этносоциологов В.А.Ядова, Л.М.Дробижевой, В.В.Семеновой, В.А.Тишкова, В.К.Мальковой, Е.И.Филипповой, В.С.Малахова. Представления о природе миграции и этнических миграций, почерпнуты в работах Ж.А.Зайончковской и Г.С.Витковской; работах этнопсихологов (Н.М.Лебедева, Г.У.Солдатова) и демографов (А.Г.Вишневский, И.Н.Гаврилова). В работе применялся системный подход, который позволил рассмотреть этнополе Москвы как систему, подвижную, аморфную, во всем многообразии ее составляющих.

Методы исследования. Специфика объекта и предмета исследования, характер исследовательских задач обусловили выбор методов диссертационного исследования. Основным методом, определяющим методологический аппарат исследования, является диалектический метод. На его основе осуществлялся методологический синтез ретроспективно-исторического, структурно-функционального, культурно-типологического и компаративистского методов. Работа носит междисциплинарный характер: в ней использовались как методы, характерные для исторической науки, так и для других научных дисциплин – социологии и этнологии. При анализе фактического материала использованы общенаучные принципы познания, особенно методы аналогии, классификации, систематизации, анализа и синтеза.

Ретроспективно– исторический анализ позволил осмыслить зарождение тех демографических и социальных тенденций, которые стали значимы в наши дни. Структурно-функциональный метод – был использован при анализе задач и целей акторов этнополитического процесса. Культурно-типологический и компаративистский методы использовались при сравнительном анализе этнокультурных моделей поведения и жизненных стратегий отдельных групп мигрантов в Москве.

Следуя логике эмпирического, описательного характера работы, избегая «предварительного знания», был собран фактический материал методом интервьюирования. Развернутые интервью в форме беседы и метод «включенного наблюдения» использовались при исследовании московских рынков, нелегальных производственных цехов и на официальных мероприятиях различных землячеств Москвы, проводимых в Доме национальностей.

Источниковая база исследования. В ходе исследования использовался широкий и разнообразный круг источников: данные переписей 1989 и 2002 годов; результаты исследований ученых разных научных дисциплин, касающихся отдельных аспектов рассматриваемой проблематики; ведомственная информация и статистика; экспертная информация. Анализу использованной в работе информации и источников посвящена одна из глав работы.

Научная новизна работы определяется подходом к решению поставленных исследовательских задач. Осмысление этнополя Москвы как системы, с точки зрения разных научных дисциплин осуществляется впервые. Обычно эти процессы рассматривались в отдельные исторические периоды и/или с точки зрения отдельных проблем. Новизна определяется также введением в научный оборот неопубликованных статистических данных и ведомственной информации.

Практическая значимость результатов исследования. Результаты исследования могут быть использованы в качестве информацион ного материала для законодателей и чиновников Москвы в их управленческой практике.

Апробация результатов диссертационного исследования. Основные идеи, положения и выводы диссертации излагались в научных публикациях автора, в том числе в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК, в докладах на научных конференциях («Россия и современный мир: проблемы политического развития», II и III Международные межвузовские научные конференция (2006, 2007 гг.); «Иерархия и власть в истории цивилизаций», IV Международная конференция (2006 г.) На различных этапах исследования его результаты обсуждались в Центре цивилизационных и региональных исследований Института Африки РАН. Диссертация обсуждалась, была одобрена и рекомендована к защите на заседании кафедры этнологии исторического факультета Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованной литературы и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы, определяются исследовательские задачи, методы исследования, теоретическая база.

В первой главе «Очерк истории формирования населения Москвы» рассматриваются основные этапы формирования населения города. История формирования населения Москвы, конечно, есть история успешной интеграции пришельцев. Роль миграции в приросте московского населения, таким образом, всегда была весьма существенной. До начала ХХ века, в целом, смертность в Москве превышала рождаемость. Естественный прирост населения в редкие периоды начинал оказывать заметное влияние на его динамику (начало ХХ в., во второй половине 1930-ых и во второй половине 1950-ых годов). При этом на протяжении длительного времени основной приток населения шел из окружающих Москву уездов (районов) и губерний (областей), и потому миграция и иммиграция мало влияли на изменение этнического облика москвичей.

Появление в Москве первых групп «неславянского населения», подтвержденное упоминанием в источниках, специалисты относят к XIV веку. Справедливости ради, необходимо отметить, что М.Н.Тихомиров, почитаемый большинством историков специалист по средневековым русским городам, очень осторожен в оценках присутствия иностранцев в Москве. «Теоретически можно предполагать, – писал он, – что в Москве жили татары и другие народы Востока, греки, болгары и сербы, итальянцы, в первую очередь, генуэзцы, из черноморских колоний, армяне, литовцы и поляки, немцы. Однако доказать действительное пребывание в Москве представителей этих народов – дело трудное и подчас невозможное: так отрывочны и разрозненны наши источники»2. Помимо подворий, имевших торгово-дипломатический характер, другой формой локализации иноземцев были в Москве иностранные слободы. Необходимо отметить, что чаще они создавались по национальному или религиозному признаку, но были и «профессиональные» слободы. Первые слободы в Москве возникли именно по этому признаку: военные, толмачи, ремесленники. «Иноземческий» элемент в древнем московском населении был невелик.

Подавляющую его часть составляли иностранные купцы, оседавшие в Москве, военные и ремесленники, призываемые на службу. Иноземную часть населения формировали и пленные, принятые на русскую службу или пополнявшие ряды зависимого населения города. Профессиональный (и, соответственно, социальный) состав иноземного населения Москвы определялся, в первую очередь, государевыми и государственными потребностями. Таким образом, изначально, формирование этнического облика города было тесно связано с взаимодействием не только различных этнических, но и социальных групп. Свободным правом въезда в Русское государство пользовались посольства и торговые люди, их сопровождавшие. Все остальные иноземцы приезжали на государеву службу, на время или навсегда, по вызову русского правительства. Иноземцы подчинялись русским законам и подлежали юрисдикции русских судебно-административных учреждений – приказов. Новоприезжими и торговыми иноземцами ведал Посольский приказ, служилыми – сначала Иноземный, а с 1666 г. – Разрядный приказ. Затем – в соответствии с профессией и службой – другие приказы. Сложно складывались отношения иноземцев и Русской православной церкви. Отрицательным было отношение православного духовенства к Армянской церкви и к церкви Католической. Церковные власти запрещали русским родниться с католиками под угрозой церковных репрессий. Особое ужесточение отношения к католикам в Москве П.Н.Милюков относил ко второй половине XVII века.

«Правительство, призывая со всех сторон иноземцев, внимательно следило за тем, чтобы как-нибудь не проник в Московское государст во латынник»3. Конфессиональные различия были серьезным препятствием для интеграции иностранцев. Но, как справедливо отмечал П.Н. Милюков, «для иностранцев всегда оставался открытым один законный путь перехода в русскую среду – принятие православия… В старое время, в XVI в. обрусение иностранцев происходило так постепенно и регулярно, что переход совершался зачастую как бы сам собою. Просто начинал человек ходить в русскую церковь…крестил его детей поневоле православный поп, и второе поколение вырастало настолько уже обрусевшее, что едва помнило иностранное происхождение и национальность отца»4. Влияние иностранной культуры имело, скорее, материальный, чем идейный характер: черты европейского быта, прикладные технические знания. Это было особенно ценно, так как поездки русских людей заграницу до конца XVII в. были крайне редким явлением. Манифестом Петра I от 12 апреля 1702 г. иноземцы приглашались не только на государеву службу, но и для занятия своим ремеслом.

Pages:     || 2 | 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»