WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

В связи с тем, что круг таких действий законодательно не определен, а по сложившейся практике к ним относятся только физические способы воздействия на человеческий организм, представляется необходимым закрепить на уровне УК РФ, либо Постановления Пленума Верховного Суда, законодательное определение понятия «насилие», опираясь на которое возможно очертить границы иных насильственных действий в составах побои и истязание.

В самом широком смысле слова под насилием предлагаем понимать любое умышленное противоправное воздействие на человека (тело или психику) против или помимо его воли с целью причинения ему вреда или достижения какого-либо результата.

При этом родовое понятие «насилие» возможно разграничить на насилие физическое и психическое, обусловленные телесной либо психической сферой воздействия на организм потерпевшего. Таким образом, насилие (иные насильственные действия) в нормах, предусмотренных ст.ст. 116 и 117 УК РФ, выступает в двух видах: физическое насилие и психическое насилие.

При этом психические способы насильственного воздействия возможно подразделить на две большие категории: информационные и неинформационные.

Информационное воздействие в уголовно-правовом смысле предполагает умышленное сообщение лицу либо заведомо ложной, либо достоверной информации, содержание которой способно негативно воздействовать на психику человека, вызвать эмоциональные переживания, совершенное с целью причинения вреда здоровью потерпевшего. Психическое насилие путем информационного воздействия должно устанавливаться на основании субъективно-объективных критериев. Во-первых, сама информация должна быть негативной для потерпевшего, иметь отрицательное значение для него; во-вторых, об этом должно быть известно преступнику; в-третьих, сообщая информацию, виновный должен преследовать определенную цель, а именно: причинить вред здоровью адресата передаваемых сведений посредством отрицательного влияния на его психическое состояние. К числу информационных способов психического насилия относятся также угрозы, оскорбления, издевательства, травля и другие подобные действия, которые оказывают неблагоприятное воздействие на психику человека.

Ко второй форме психического насилия относится неинформационное способы воздействия, осуществляемые путем приведения потерпевшего в бессознательное состояние, при котором он совершенно не способен действовать; либо путем приведения человека в такое состояние, при котором возникает возможность управлять его поведением («модификация поведения»).

Ответственность за такие и подобные деяния должна быть предусмотрена уголовным законодательством, так как любые насильственные посягательства на личность оказывают негативное воздействие на ее жизнедеятельность. В случае же, если перечисленные выше и аналогичные им деяния сопряжены с причинением потерпевшему физических и психических страданий, следует говорить о наличии незначительного вреда здоровью, причиненного путем истязания.

Таким образом, любое противоправное умышленное насильственное воздействие на организм человека (тело или психику), совершенное против или помимо его воли с целью причинения ему физических или психических страданий должно рассматриваться как истязание и квалифицироваться по ст. 117 УК РФ.

Вместе с тем, физические и психически страдания могут причиняться и преступным бездействием. Так, Правила определения степени тяжести телесных повреждений 1978 года (как и Правила 1996 г.) помимо понятия «истязание», к которому относят только лишь активные способы воздействия на человеческий организм, содержат термин «мучения», под которыми понимается и несовершение определенных действий, то есть пассивная форма поведения. На практике правоприменитель не проводит разграничения между двумя названными способами причинения страданий, в обоих случаях квалифицируя деяния по ст. 117 УК как истязание, и это вполне оправдано, учитывая, что с точки зрения филологии, приведенные понятия несут одинаковую смысловую нагрузку, являясь синонимами.

На основании изложенного, представляется необходимым на законодательном уровне отказаться от термина «мучения», охватив понятием истязание все многообразие как насильственных способов воздействия на человеческий организм, так и бездействия (в случаях, когда на виновном лежала обязанность совершать определенные поступки), причиняющих потерпевшему физические и психические страдания. При этом на уровне постановления Пленума Верховного Суда РФ необходимо дать соответствующие разъяснения, а также в примечании к ст. 116 УК РФ имеет смысл сформулировать понятие истязания, включив в него указание на возможность совершения данного деяния путем бездействия.

Учитывая то, что нанесение однократного удара по уровню общественной опасности стоит в одном ряду с иными аналогичными неоднократным и единичными актами, в диспозициях ст.ст. 116 и 117 УК РФ наряду с побоями и иными насильственными действиями, должен быть указан и такой способ насильственного воздействия, как удар.

Предусмотренные в ст.ст. 116 и 117 УК РФ последствия в виде физической боли, физических и психических страданий являются частными случаями причинения незначительного вреда здоровью потерпевшего. Физические страдания являются своеобразной специфической формой физической боли, иначе говоря, это та же самая боль, только более сильная, интенсивная и (или) продолжительная. При совершении «иных насильственных действий», причиняющих человеку физические страдания, виновный действует с особой жестокостью, изощренностью. Однако особая боль является далеко не единственной формой выражения физических страданий, которые человек испытывает и вследствие голода, жажды, охлаждения тела, пребывания во вредных для здоровья условиях. В этих и подобных случаях он ощущает не боль, а физическое недомогание, слабость, головокружение, что также оказывает пагубное влияние на состояние его организма.

Определить весь арсенал психически отрицательных состояний, которые могут быть включены в рамки понятия «психические страдания» достаточно сложно. Как представляется, это любые негативные изменения в эмоционально-психологической сфере человека в виде отрицательных психических состояний, не являющихся психическими заболеваниями. К ним в частности могут быть отнесены все виды психологического стресса, психические травмы, в результате которых не наступило психическое расстройство, различные серьезные отрицательные переживания, экстремальные эмоциональные состояния, фрустрационные состояния и т.п. Однако уголовно-правовое значение они приобретают только в том случае, если их наступление и протекание вызвано умышленным противоправным поведением виновного.

В третьем параграфе данной работы «Субъективные признаки побоев и истязания», рассмотрены вопросы субъективной стороны и субъекта анализируемых преступлений, а также личность виновного.

Содержание субъективной стороны рассматриваемых посягательств на здоровье человека предопределено насильственным характером побоев и истязание, совершение которых возможно только умышленно. Вместе с тем конструктивная специфика состава преступления, предусмотренного ст. 116 УК РФ, делает невозможным совершение данного деяния с косвенным умыслом, так как сам способ воздействия на человека в любом случае предполагает нарушение телесной целостности его организма.

Применительно к побоям, как и к другим преступлениям, причиняющим вред здоровью различной степени тяжести, следует говорить о прямом неопределенном (неконкретизированном) умысле, когда у субъекта имелось общее представление о последствиях совершенного деяния, однако четко их величина не была конкретизирована. Оценить все обстоятельства однозначно представляется крайне затруднительным, вследствие чего в этих случаях ответственность должна определяться по фактически наступившим последствиям.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 117 УК РФ характеризуется виной в виде прямого или косвенного умысла в зависимости от избранного способа действий субъекта и психического отношения к таким последствиям своего деяния как физические и психические страдания.

При анализе состава, предусмотренного ст. 117 УК РФ следует учитывать, что причинение физических и психических страданий потерпевшему может быть как самоцелью действий виновного, так и выступать в качестве промежуточной цели, реализация которой способствует достижению финальной цели. Обязательным признаком рассматриваемого состава является причинение физических или психических страданий, отсутствие же в норме, предусмотренной ст. 117 УК РФ, иных целей свидетельствует о их многообразии и значения для квалификации они не имеют.

Третья глава «Квалифицирующие признаки побоев и истязания» посвящена анализу наиболее спорных моментов квалификации данных преступлений при наличии квалифицирующих обстоятельств.

Квалифицирующие признаки истязания совпадают по содержанию с аналогичными признаками, предусмотренными иными преступлениями против жизни и здоровья, поэтому остановимся лишь на некоторых из них.

1). В п. «д» ч. 2 ст. 117 УК РФ установлена ответственность за истязание, совершенное с применением пытки. В примечании к данной статье содержится следующее определение пытки: «Под пыткой в настоящей статье и других статьях настоящего Кодекса понимается причинение физических или нравственных страданий в целях понуждения к даче показаний или иным действиям, противоречащим воле человека, а также в целях наказания либо в иных целях».

Представляется, что понятие пытки не подлежит расширительному толкованию.

Исходя из приоритета норм международного права над национальным законодательством, при закреплении термина «пытка» в Уголовном Кодексе Российской Федерации, следует основываться на определении данного понятия, даваемом в Конвенции против пыток и других жестоких бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 года.

Применение пытки в ее международно-правовом понимании осуществляется только в сфере деятельности, обеспечивающей отправление правосудия, как в стадии предварительного расследования, так и исполнения приговора суда. Поэтому вполне обоснованным было бы включение примечания, содержащего определение пытки, в ст. 302 УК РФ, расположенную в Главе 31 «Преступления против правосудия».

При этом пытку можно было бы определить как «любое умышленное противоправное воздействие на любого участника уголовного судопроизводства вопреки его воле, причиняющее ему физические или психические страдания, совершаемое должностным лицом органа следствия, дознания либо иным лицом с ведома, молчаливого согласия или по просьбе должностного лица органа следствия или дознания, в целях запугивания, оказания давления для дачи показаний, либо в иных целях, связанных с производством расследования».

Истязание само по себе, безусловно, является проявлением жестокости, однако в некоторых случаях оно совершается с применением наиболее мучительных для потерпевшего средств и способов воздействия с целью причинения жертве особых мучений и страданий. В данном случае следует говорить об истязании, совершенном особо мучительным для потерпевшего способом. В отличие от пытки, которая, как было выяснено, основной целью имеет получение показаний, проявление особой жестокости преследует цель причинить более сильные страдания.

Полагаем необходимым изложить п. «д» ч. 2 ст. 117 УК РФ в следующей редакции: «совершенное способом особо мучительным для потерпевшего».

2). Семья как социально-правовой институт предполагает существование внутри нее более теплых, доверительных, заботливых отношений, а совершение преступления в отношении близких людей свидетельствует об особой жестокости, циничности, безжалостности преступника, что, соответственно, повышает степень его опасности, влияя на общественную опасность содеянного в целом. Именно в отношении таких граждан закон должен быть более суровым, предусматривая повышенную ответственность за убийство, причинение вреда здоровью, истязание и побои родных или близких виновному лиц при отсутствии систематического противоправного либо аморального поведения потерпевших.

В связи с изложенным предлагаем дополнить ч. 2 ст. 117 пунктом «и» следующего содержания: «в отношении родных или близких виновному лиц при отсутствии систематического противоправного либо аморального поведения потерпевшего». Круг таких лиц определен в Постановлении № 1 Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 года «О судебной практике по делам об убийстве», а также в п. 4 ст. 5 УПК РФ.

3). Выделение в самостоятельные составы причинения легкого вреда здоровью и побоев, совершенных из хулиганских побуждений фактически поставило потерпевших в положение правовой незащищенности, поскольку дела о преступлениях, предусмотренных ч. 2 ст. 115 УК РФ и ч. 2 ст. 116 УК РФ, в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона, имеют частноправовой характер, возбуждаются по жалобе потерпевшего, который сам предоставляет суду доказательства и поддерживает обвинение в суде, по данной категории дел не проводится предварительное следствие или дознание. Подобный подход нельзя признать юридически грамотным и практически целесообразным, учитывая повышенную общественную опасность хулиганства, сопряженного с применением насилия, а также отсутствие у граждан какого-либо опыта и объективно существующей возможности эффективно защищать свои права и интересы.

При совершении хулиганства опасности подвергается здоровье ни в чем не повинных граждан, которые порой даже не знают своих обидчиков, скрывшихся с места преступления, что в свою очередь порождает проблему розыска хулигана, личность которого не установлена. Правоохранительные органы не могут это делать, поскольку не проводят расследование по такой категории дел. Суды не наделены функцией розыска неустановленных лиц. Сам потерпевший от хулиганских действий, не подвергая опасности свое здоровье, а, возможно, и жизнь, сделать это не в состоянии. Таким образом, граждане оказываются беззащитными, а хулиганы – безнаказанными. В связи с этим, представляется необходимым вернуться к прежней редакции ст. 213 УК РФ и, соответственно, исключить хулиганские побуждения из числа квалифицирующих признаков, предусмотренных ст.ст. 115 и 116 УК РФ.

В заключении автором представлены основные выводы, сделанные в ходе диссертационного исследования, а также рекомендации по совершенствованию уголовного законодательства в части квалификации преступлений, предусмотренных ст.ст. 116 и 117 УК РФ.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»