WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

В результате анализа законодательных положений и работ специалистов в области муниципального права автор предлагает различать в организационном устройстве муниципального образования три элемента. Первый элемент - граждане, образующие территориальный коллектив, действующие с использованием организационных форм их непосредственной деятельности. При этом ожидать широкого и повсеместного использования традиционных институтов прямого волеизъявления (форм прямой демократии (местный референдум, сход граждан)) не приходится. Перспективы совершенствования возможностей влияния территориального коллектива на принимаемые муниципальным образованием решения заложены в организационных формах участия граждан в осуществлении местного самоуправления (правотворческая инициатива граждан, публичные слушания, собрание граждан, конференция граждан, опрос граждан, обращения граждан в органы местного самоуправления).

Особое внимание диссертант уделяет ТОС, предлагая рассматривать его в качестве отдельного (второго) элемента организационного устройства муниципального образования.

Автор соглашается с исследователями, полагающими, что «предусмотренная правовой теорией привязка ТОС к муниципальной власти оказалась искусственной, их деятельность свелась к реализации права граждан на объединение»11. Однако основная причина этому, по его мнению, кроется не в желании ТОС «обособиться» от муниципального образования, а в отсутствии надлежащего правового обеспечения его деятельности, которое позволило бы реализовать заложенный в нем потенциал. В рамках ТОС гражданам предоставляется возможность не просто периодически принимать или влиять на принимаемые решения, но, действуя на постоянной, добровольной и альтернативной органам местного самоуправления основе, воплощать принимаемые решения в жизнь. Не гражданами, а, в первую очередь, законодателем на настоящий момент недостаточно осознано то обстоятельство, что без эффективно действующих ТОС содержание местного самоуправления, как особого социально-правового феномена, в значительной степени редуцируется.

Третий элемент организационного устройства муниципального образования представлен органами местного самоуправления, создаваемыми в обязательном порядке (в силу прямого указания закона либо положений устава муниципального образования), на которые возложена обязанность по решению вопросов местного значения. По мнению диссертанта, закрепленная на федеральном уровне структура органов местного самоуправления выступает одной из гарантий обеспечения реализации гражданами права на местное Сергеев А.А. Местное самоуправление в Российской Федерации: проблемы правового регулирования. М., 2006. С. 147-148.

самоуправление. При этом вполне можно говорить об отражении на местном уровне, пусть и в усеченном варианте, принципа разделения властей, необходимого «с точки зрения рациональной организации отношений между представительными органами, главами муниципальных образования и местными администрациями»12, учитывающего функциональное предназначение каждого из них.

Оформление организационного единства осуществляется в уставе муниципального образования. Подробная регламентация содержания устава муниципального образования, позволяя определить минимально необходимые для эффективного осуществления местного самоуправления требования к его организации, также служит гарантией реализации права на местное самоуправление. Закрепленный на федеральном уровне порядок разработки и принятия устава соответствует сложной правовой природе этого документа, являющегося, с одной стороны, нормативным правовым актом, требующим высокой юридической квалификации его разработчиков, с другой ± воплощением муниципальной власти территориального коллектива. В то же время, автор приходит к выводу о необходимости закрепления на федеральном уровне гарантий реализации территориальным коллективом правомочий по участию в разработке положений устава муниципального образования.

Третья глава «Пределы правосубъектности муниципального образования» посвящена проблеме определения пределов правовых возможностей муниципального образования.

Учитывая традиционность подхода к определению таких возможностей через категорию компетенции, диссертант обращается к вопросу о соотношении компетенции и правоспособности и приходит к выводу, что компетенция позволяет раскрыть пределы правоспособности муниципального образования.

Исходя из того, что правосубъектность по своему объему и значению тождественна правоспособности, компетенция муниципального образования позволяет раскрыть пределы его правосубъектности.

Присоединяясь к мнению исследователей, включающих в компетенцию муниципального образования вопросы местного значения и делегированные государственные полномочия, диссертант отмечает, что ставшая традиционной для муниципальной науки проблема определения субъекта делегированных государственных полномочий сводится к проблеме установления скоординированных отношений между муниципальным образованием и его органами сообразно правовой природе каждого. Принадлежащие муниципальным органам полномочия проистекают из субъективных прав и обязанностей муниципального образования, за исключением правомочий, реализуемых в правоотношениях по поводу организации деятельности муниципального образования, а также выработки решений по вопросам местного значения. Отсюда, делегирование государственных полномочий муниципальным Авакьян С.А. Конституционное право: Учебник. В 2-х т. Т. 1. М., 2007. С. 357.

органам не просто не исключает необходимости их включения в компетенцию муниципального образования, а, напротив, непосредственно это предполагает.

При решении вопроса о структуре компетенции муниципального образования автор исходит из традиционного подхода, включающего в такую структуру предметы ведения, а также права и обязанности (полномочия). С точки зрения структуры, вопросы местного значения и делегированные государственные полномочия представляют собой предметы ведения и полномочия применительно к ним.

В то же время, учитывая проводимое разграничение полномочий на видовые (руководит, управляет, решает, участвует, нормирует, организует, разрабатывает, указывает, координирует, контролирует, запрещает), или права и обязанности по осуществлению управленческих функций (Б.М. Лазарев13), и вытекающие из них конкретные полномочия (Ю.А. Тихомиров14), диссертант полагает, что вопросы местного значения есть предметы ведения и видовые полномочия применительно к ним.

Что касается конкретизации таких полномочий, то, решая вопросы местного значения, муниципальное образование действует на началах самоопределения, самостоятельно определяя вид и меру поведения, или субъективные права и обязанности, необходимые для достижения поставленных перед ним целей. Имеющий и в этом случае большое значение вопрос о роли государства диссертант предлагает решить следующим образом. На уровне федерального законодательства могут быть исчерпывающим образом перечислены дискреционно-властные полномочия, предусматривающие возможность принудительного воздействия на граждан и их объединения. В остальной части на законодательном уровне могут устанавливаться границы деятельности муниципального образования, в том числе путем введения ограничений и запретов, обусловленных сущностью права на местное самоуправление (например, запрет на осуществление предпринимательской деятельности, несовместимой с муниципально-управленческой деятельностью).

Кроме того, в целях повышения эффективности деятельности муниципальных образований законодатель может закрепить специальные права и обязанности, принадлежащие исключительно муниципальному образованию, а также раскрыть особенности содержания отдельных прав и обязанностей (например, содержания права муниципальной собственности).

Степень конкретизации делегированной компетенции муниципального образования зависит от усмотрения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, передающих ему государственные полномочия.

Второй параграф посвящен проблеме определения содержательной характеристики компетенции муниципального образования.

Лазарев Б.М. Компетенция органов управления. М., 1972. С. 34-40.

Тихомиров Ю.А. Теория компетенции. М., 2005. С. 57.

В первую очередь автор обращается к вопросам местного значения, проблема определения содержания которых сохраняет свою остроту на протяжении довольно длительного времени. В работе отстаивается точка зрения, согласно которой передаваемые на муниципальный уровень дела могут быть названы вопросами местного значения при условии сочетания формальной (закрепление их таковыми в нормативных правовых актах) и собственно содержательной (признание их таковыми по существу) сторон.

С формальной стороны решающим при поиске путей разрешения поставленной проблемы является обращение к принципам современной организации публичной власти в России.

По мнению диссертанта, формирование перечня вопросов местного значения должно осуществляться и государством, и муниципальными образованиями. И в этой части автор критически относится к современной законодательной концепции, согласно которой перечень вопросов местного значения исчерпывающим образом определяется на федеральном уровне (ст. 14, 15, 16, п. 1 ст. 18 Закона № 131-ФЗ).

В результате провозглашения Российской Федерации социальным государством, возложения на нее обязанности по созданию условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, с одной стороны, и многообразия форм осуществления публичной власти, с другой, государству должна быть предоставлена возможность определения для муниципальных образований перечня вопросов, решение которых позволит обеспечить минимальный уровень реализации отдельных интересов граждан.

В то же время, право муниципального образования принимать к своему разрешению иные вопросы местного значения, не вошедшие в законодательно установленный перечень, обусловлено невозможностью исчерпывающего перечисления на федеральном уровне потребностей граждан, удовлетворение которых требует помощи со стороны публичной власти, а также возможностью предоставления жителям повышенного уровня гарантий реализации их интересов и потребностей по сравнению с тем, как они определены в федеральном законодательстве. Отказ в предоставлении муниципальным образованиям рассматриваемого права есть, по сути, не что иное, как передача государству в полном объеме определять интересы граждан, реализуемых при участии публичной власти.

С содержательной стороны вопросы местного значения могут определяться различными критериями, среди которых: непосредственное отношение к жизнеобеспечению населения, местный интерес, финансовая и функциональная эффективность и т.д. Автор подчеркивает, что значение категории интереса при определении вопросов местного значения проявляется не только через отражение в них особых потребностей территориального коллектива (местных интересов), но и через необходимость учета особенностей реализации интересов, связанных с различием условий проживания граждан, социально-экономической, демографической ситуации и т.д.

Кроме того, черта, которую ни государство, ни муниципальное образование не могут «переступить» при определении перечня вопросов местного значения, вытекает из понимания местного самоуправления как деятельности территориального коллектива. В каждом случае закрепления того или иного вопроса необходимо выяснять потребность и возможность участия территориального коллектива в его решении.

Содержание делегированной компетенции определяется государством, в лице Российской Федерации или субъектов Российской Федерации, такие полномочия передающие, на основе принципов взаимодействия и распределения между ними полномочий, закрепленных в Конституции Российской Федерации и принятых на ее основе нормативных правовых актов.

В заключении диссертантом подводятся итоги исследования, формулируются основные теоретические выводы и практические предложения по совершенствованию законодательства и практики его применения.

В конце работы приведен список использованной литературы и нормативных правовых актов.

Основные положения диссертации содержатся в следующих публикациях:

1. О назначении понятия «местное сообщество» при реализации гражданами права на местное самоуправление в Российской Федерации // Конституционное и муниципальное право. 2008. № 7. С. 31-35 (0,5 п.л.).

2. Органы местного самоуправления как юридические лица: проблемы реализации законодательной концепции // Научные труды. Российская Академия юридических наук. Выпуск 8. В 3-х т. Т. 1. М.: Издательская группа «Юрист», 2008. С. 635-641 (0,38 п.л.).

3. К вопросу о соотношении понятий «субъект права» и субъект правоотношения» // Шестая межвузовская научно-практическая конференция «Проблема правосубъектности: современные интерпретации» (Самара, февраля 2008 г.). Самара, 2008. С. 25-29 (0,22 п.л.) 4. К вопросу о разработке категории публичной собственности в Российской Федерации: конституционно-правовое и гражданско-правовое начала // Третьи Всероссийские Державинские чтения (Москва, 14-15 декабря 2007 г. : сб. ст. в кн.. Кн. 6. М.: ГОУ ВПО РПА Минюста России, 2008. С. 121-125 (0,25 п.л.).

5. Органы местного самоуправления как юридические лица: проблемы реализации законодательной концепции // Муниципальная служба: правовые вопросы. 2008. № 2 (0, 38 п.л.).

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»