WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

2) Установка на бесконтекстное исследование, которая заключается в том, чтобы исследовать творчество выбранного мыслителя вне контекста комментаторской литературы о нем, а также вне контекста социального, интеллектуального и пр. окружения. Данная установка (используемая, как указано, на начальном этапе исследования) нацелена на то, чтобы предотвратить преждевременное рассеивание внимания исследователя. Изолированный анализ произведений исследуемого автора позволит наметить точки, по которым можно будет провести предварительную траекторию развития его творчества. Например, не имеет большого смысла объяснять наличие каких-то взглядов мыслителя в отдельном его произведении какими-то внешними обстоятельствами, если не иметь при этом в виду тех его взглядов, которые присутствовали в его более ранних произведениях. Напротив, именно сама направленность изменения или, другими словами, эволюции его взглядов См. Горан В.П. Философия. Что это такое // Философия науки. 1996. №1(2). С. 3–14; Горан В.П.

Философия. Что это такое (часть II) // Философия науки. 1997. №1(3). С. 3–15; Горан В.П. Теоретические и методологические проблемы истории западной философии. – Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2007. – 269 с.

помогает раскрыть характер влияния внешних факторов и вообще позволяет предположить, что какие-то подобные факторы присутствовали. Предлагаемая установка является одним из способов входа в «герменевтический круг» понимания произведений исследуемого автора. Круг этот в данном случае состоит в том, что, не зная контекста, в котором протекала жизнедеятельность исследуемого автора, невозможно адекватно понять его идеи и рассуждения; не зная же структуры самих рассуждений и идей, невозможно оценить, какие обстоятельства его жизнедеятельности играли значимую роль в становлении его идей. В настоящей работе предлагается начинать с того, чтобы в общих чертах наметить те аспекты идей Маркузе, которые либо сохранялись относительно неизменными на протяжении всего его творчества, либо, наоборот, возникали или исчезали в тот или иной период его творчества.

Отсечение комментаторской литературы на предварительном этапе особенно актуально для исследования творчества современного философа14, когда нет надобности прояснения его терминологии, поскольку она вполне современна и не требует специальных филологических, этимологических и исторических комментариев (что было бы актуально, например, при исследовании авторов древности, действовавших в совершенно иных общественных и исторических условиях). В случае современного автора комментаторская литература может, при преждевременном ее подключении, внести лишь излишнюю путаницу, поскольку она большей частью представляет собой достаточно сырой и субъективный историко-философский материал, который можно охарактеризовать (что уже сделано выше в случае Маркузе) как «первозданный бульон». Этому первозданному бульону еще только предстоит оформиться в четкий историко-философский предмет с устоявшимися характеристиками. Кроме того, каждое мнение об исследуемом авторе представляет собой, строго говоря, точку зрения, обоснование которой необходимо проследить. С позиций настоящего исследования, эта точка зрения оценивается уже на основании проведенной реконструкции предмета исследования, т.е. обращению к комментаторской литературе и здесь должен предшествовать предварительный анализ выбранного объекта. Из этого также следует необходимость бесконтекстного анализа на первоначальном этапе исследования.

Кроме того, при анализе текстов, претендующих на философское содержание (таковы тексты Маркузе), необходимо придерживаться установки на Полагаю, нет необходимости формализовать различие между понятиями «современный мыслитель» и «мыслитель прошлого», вполне достаточно понимать это различие на интуитивном уровне. Если в случае, например, Аристотеля об области исследований о нем можно говорить как об «аристотелеведении» (что и делается в историко-философской литературе), т.е. здесь уже не обойтись без «комментаторской литературы», она уже стала органической частью самого предмета исследования, то ни о каком «маркузеведении» в настоящее время и речи быть не может.

3) методологическое недоверие, которое вытекает из того факта, что философ всегда претендует на описание действительности, причем он всегда заявляет, что он описывает истинную действительность. Причем, какие бы умозрительные конструкции он ни выдвигал, практически всегда ему приходится анализировать эмпирические факты, в которых проявляется та истинная действительность, которую он описывает. Таким образом, методологическое недоверие заключается в том, чтобы найти те факты, которые анализирует исследуемый автор, и рассмотреть, каким образом они встраиваются в предлагаемую им картину мира, и встраиваются ли вообще. Подобная установка позволяет более адекватно проследить связь между используемыми философом понятиями и, следовательно, выделить базовое понятие его философии. Исследование же чистых конструкций, предлагаемых философом, без попытки указать, для описания чего они, сознательно или несознательно, этим философом предлагаются, не имеет большого смысла, поскольку эти конструкции могут быть интерпретированы самым разным образом – в зависимости именно от конкретного содержания, вкладываемого в составляющие их понятия. (Точка зрения, согласно которой философ не обязан подкреплять свои построения анализом конкретных фактов, представляется неверной: философ обязан это делать, если хочет, чтобы его концепция рассматривалась всерьез, а не как материал для игры в бисер.) Большую роль играет анализ того, как философ позиционирует себя относительно той реальности, которая охватывается его базовым понятием. Здесь можно выделить две крайние позиции, к одной из которых он может тяготеть: включенная и дистанцированная позиции философствования. Философ занимает включенную позицию философствования, если он учитывает то, что сам является частью этой реальности, и дистанцированную – если изолируется в своем мышлении от нее. Подобное разделение является ключевым, поскольку философ, как мыслитель, претендующий на создание предельно общего образа реальности, т.е. объектом исследования которого является мир в целом, очевидно, сам представляет собой часть этого объекта исследования. Методологическое недоверие, следовательно, побуждает рассмотреть, насколько и в каком плане этот факт учитывается в рассуждениях исследуемого философа15.

Наконец, большую роль в настоящей работе играет 4) Метод сравнительного анализа, который заключается в сопоставлении точек зрения и методов исследования, с одной стороны, Маркузе, а с другой – тех мыслителей, Примером крайне выраженной включенной позиции философствования является принцип партийности философии, утверждаемый марксизмом. Естественно, данный принцип может лишь декларироваться, но не применяться на деле многими авторами, однако характер творчества Маркса с очевидностью говорит о том, что сам он понимал его вполне содержательно. Дистанцированная позиция четко просматривается в творчестве мыслителей, исследующих то, что должно быть, а не то, что есть; ярким представителем подобного философствования является Платон.

на рецепцию идей которых Маркузе претендовал в различные периоды своей деятельности (это, в первую очередь, Маркс, Гегель, Хайдеггер и Фрейд). Сравнительный анализ позволит вынести заключение о характере и степени преемственности между Маркузе и этими мыслителями, что даст возможность более выпукло охарактеризовать позицию Маркузе. Действительно, своеобразное преломление идей других авторов в творчестве исследуемого философа проливает дополнительный свет на сам характер его интеллектуальной деятельности. Кроме того, индивидуальные черты его образа как мыслителя можно выявить лишь в сопоставлении с другими мыслителями.

Научная новизна диссертационного исследования.

1) Предложена эффективная методология анализа эволюции творчества отдельного философа с точки зрения развития в ходе этой эволюции «базового понятия». Реконструкция «базового понятия» в зрелом творчестве исследуемого мыслителя дает ключ к раскрытию логики развития его воззрений.

2) Впервые выявлена основная направленность развития социально-философских взглядов Г. Маркузе.

3) Раскрыта содержательная связь ранних произведений Маркузе с его поздними произведениями.

4) В работе предложена комплексная оценка характера влияния на Маркузе ключевых для него в разные периоды его деятельности мыслителей (Маркса, Гегеля, Фрейда и Хайдеггера).

Результаты данного диссертационного исследования заключены в следующих основных положениях, которые выносятся на защиту:

1) На основе анализа произведений Г. Маркузе и комментаторской литературы выявлено, что роль базового понятия его философии принадлежит понятию «репрессивного общества». Установлено, что такие понятия как «Разум», «освобождение», «бунт», «человек» не могут претендовать на роль базовых в философских построениях Маркузе, поскольку их содержание полностью вытекает из понятия «репрессивного общества» и негативной оценки, придаваемой ему Маркузе. «Разум» у Маркузе выступает как нечто противопоставленное «одномерному сознанию», взращиваемому «репрессивным обществом» в своих членах. «Освобождение» – как сбрасывание человечеством гнета «репрессивного общества», «репрессивной цивилизации». «Бунт» – как восстание против этого гнета (знаменитый призыв Маркузе к абстрактному «Великому отказу»). «Человек» – как носитель «одномерного сознания», которое принудительно насаждается «репрессивным обще ством» и определяет все существование «человека». Выделенное базовое понятие имеет также то преимущество перед другими указанными кандидатами на эту роль, что оно имеет прямого референта в реальности (современное общество), на адекватное описание которого претендует Маркузе. Понятия «бунт», «освобождение», «разум», «человек» связаны с этим референтом лишь опосредованно (именно через понятие «репрессивного общества»).

2) Установлено, что на раннем этапе своего творчества Маркузе наследует от немецкой классической философии, в частности, от Гегеля, и своеобразно трактует разделение разума и рассудка. Позже это разделение превращается у Маркузе в противопоставление, что сыграло важную роль в становлении понятия «репрессивное общество» как базового для его зрелой социально-философской доктрины. Если у Гегеля рассудок является лишь более низкой познавательной способностью в сравнении с разумом, то у Маркузе разум и рассудок резко противопоставляются как взаимоисключающие друг друга. Рассудок для Маркузе – это «одномерное сознание», формируемое «репрессивным обществом»;

это операциональное, рецептурное сознание, которое в соответствии с навязанными «репрессивным обществом» рецептами нацелено на достижение установленных им же целей.

Процесс познания на рассудочной ступени способен, по Маркузе, привести лишь к созданию «традиционной теории»: набору логически взаимосвязанных понятий, не репрезентирующих конкретную действительность.

3) Установлен характер преемственности идей между Маркузе и четырьмя наиболее значимыми для него авторами: Хайдеггером, Фрейдом, Гегелем и Марксом. С помощью специально разработанного аппарата для анализа преемственности идей выявлено, что внимание Маркузе к Хайдеггеру и Фрейду носит скорее случайный характер, оно всецело обусловлено биографическими обстоятельствами. Более значительное влияние оказали на Маркузе идеи Гегеля и Маркса. У Гегеля Маркузе заимствует идею поиска развития объекта в самом объекте – в виде противоположных тенденций, имеющихся в нем.

Однако он не выдерживает рационалистической установки Гегеля и тяготеет к иррационалистическому решению проблемы развития общества посредством волевого отказа индивидов от подчинения репрессивной идеологии. У Маркса Маркузе заимствует идею о необходимости изменения общества для освобождения людей. Однако, не предпринимает серьезных усилий по исследованию реального референта своего базового понятия. Это является кардинальным отличием его позиции от позиции Маркса, и даже тот факт, что в позднем своем творчестве Маркузе начинает исследование (доступными ему средствами) современного ему общества, как это делал и Маркс, не является весомым доводом в пользу значительной степени преемственности между Маркузе и Марксом, поскольку в своем анализе Маркузе, вследствие изолированности от эмпирического материала, репрезентирующего указанный предмет исследований Маркса, отбрасывает существеннейшие понятия, характеризующие этот предмет: классовая борьба, производительные силы и производственные отношения.

4) Выявлено, что во взглядах Маркузе на общество в ходе развития его творчества произошли изменения, последовательность этапов которого имеет следующую направленность. На смену «элитарной» модели общества (или платонической: разделение общества на философов, обладающих истиной или истинным методом, и простых граждан, которые узнают об истине лишь от философов) пришла «диффузная» модель: любой член современного общества потенциально имеет доступ в трансцендентное царство истины (через «эстетическое измерение»), однако репрессивное, «одномерное» общество, как некая безличная сущность, стремится подавить любую возможность выйти в это измерение.

Это изменение во взглядах на интеллектуальную структуру общества ознаменовало окончательное формирование «репрессивного общества» как базового понятия Маркузе, а также становление Маркузе в качестве самостоятельного в обосновании своих положений мыслителя. Предполагая, на раннем этапе своего творчества, что общество делится на элиту (философов) и простое «наличное бытие», Маркузе ищет обоснование своих взглядов во мнении представителей этой элиты. При переходе на «диффузную» точку зрения, Маркузе уже говорит от своего имени, как человек, который смог проникнуть в царство трансцендентных истин и может сравнить это царство с наличным положением дел.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»