WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Проблема инвестиционного процесса неоднозначно рассматривается в экономической литературе. Проведенный анализ существующих подходов к раскрытию сущности инвестиционного процесса позволяет выявить его наиболее существенные черты. Инвестиционный процесс представляет собой сложную экономическую категорию, выражающую диалектическое единство инвестиций и инвестиционной деятельности. Инвестиции выступают необходимой стадией в инвестиционном процессе, на которой происходит формирование инвестиционных ресурсов: финансовых, материальных, трудовых ресурсов. Источники этих ресурсов часто являются привязанными к определенной территории, региону (трудовые и материальные), но могут исходить и из вне по отношению к конкретному региону. Взятые в совокупности инвестиционные ресурсы образуют инвестиционный потенциал. В свою очередь, инвестиционная деятельность есть не что иное как совокупность практических действий по реализации инвестиций и получению завершенного инвестиционного продукта (финансово-кредитных, размещения инвестиций, проектных, планово-управленческих, промышленно-эксплуатационных). При этом конкретная деятельность всегда привязана к конкретной территории. Механизмом соединения инвестиций с инвестиционной деятельностью выступает инвестирование (вложение инвестиций). Последнее по своему характеру следовало бы отнести к одному из видов инвестиционной деятельности, однако, в отличие от других видов инвестиционной деятельности инвестирование, как правило, осуществляется субъектом инвестиций, который может иметь отношение к территории объекта инвестиций, а может и не иметь. Таким образом, возникает целый ряд взаимоотношений, которые затрагивают интересы региона, где осуществляется инвестиционный процесс, а также и надрегиональные и межрегиональные интересы, которые и составляют государственные интересы и регулируются на государственном уровне.

Соотношение действий государства и регионов в инвестиционном процессе. В мире существуют различные способы решения проблемы соотношения усилий центра и территорий в процессе экономического развития. Эти способы во многом базируются на правовой и экономической модели, действующей в различных странах, которая сложилась в процессе исторического развития. В частности, экономическое планирование в Европе происходит в рамках одной из пяти общих институциональных моделей:

британской, французской, германской, скандинавской и восточноевропейской, различающихся способом политической организации (федерализм, унитаризм) и качеством центр-перифирийного доминирования.

На основе этих общих моделей экономического планирования в Европе сформировались несколько способов организации инвестиционного процесса, которые предполагают разное соотношение властных полномочий между центральным, региональным и местным управлением.

В унитарных государствах с централизованным планированием инвестиционного процесса (в Англии, Ирландии, Греции, Люксембурге) планирование и организация инвестиционного процесса происходят на основе принимаемого в центре плана развития на несколько лет. При этом стимулирование инвестиционной деятельности на местах осуществляется за счет различных грантов, льготных процентных ставок по кредитам, залоговых гарантий и снижения налогов.

В унитарных государствах с функцией планирования инвестиционного процесса на муниципальном уровне (в Дании, Швеции, Норвегии, Финляндии) на национальном уровне составляются очень широкие планы развития, но конкретизируются они и все значимые управленческие решения принимаются на уровне муниципалитетов. Ключевыми принципами организации экономической жизни в скандинавских странах являются сильное местное самоуправление и децентрализованное экономическое планирование Основным достоинством такого подхода является широкая по сравнению с другими системами публичность, возможность учитывать интересы большего числа субъектов, включенных в инвестиционный процесс.

В унитарных государствах с полномочиями планирования инвестиционного процесса на региональном уровне (Португалия, Уэльс и Шотландия, Франция, Нидерланды, Италия, Испания) экономические функции сосредотачиваются на региональном уровне управления, хотя политически эти страны централизованы. В центре принимается законодательство, происходит национальное планирование, устанавливаются стратегические цели, но реальными центрами планирования выступают регионы. На региональном уровне осуществляется стимулирование инвестиций в нематериальные активы и внедрения инноваций через предоставление грантов, беспроцентных кредитов.

В федеративных государствах с полномочиями планирования инвестиционного процесса в центре (Германия) большая часть полномочий по принятию решений по поддержке инвестиций принимается на уровне государства, но реализация региональных и местных программ возложена на более низкие уровни управления, в частности земли.

В федеративных государствах с полномочиями планирования инвестиционного процесса в регионах (Австрия, Швейцария, Бельгия) регионы несут ответственность за сбор информации, подготовку планов экономического развития. Планы развития инвестиций в регионах должны соответствовать национальной стратегии, а также не препятствовать благополучию соседних регионов. Однако при этом национальная политика согласуется с тем, как организован инвестиционный процесс на региональном уровне.

В переходных экономиках Восточной Европы региональное планирование отражает последствия советской эпохи. Для таких стран в настоящее время характерно ослабление традиционно индустриальных регионов, сосредоточение инвестиций в столичных и крупных городах, а также территориях близких к границам с западной Европой. Начиная с конца 70-х годов прошлого века, с периода ослабления влияния Советского Союза в странах Восточной Европы стала снижаться и значимость центрального планирования. Теперь большая часть полномочий сосредотачивается в региональных структурах управления.

При этом управление местного уровня фактически лишено влияния на инвестиционный процесс. И хотя конституционно местное самоуправление в этих странах отделено от центрального и регионального, пока нет экономических предпосылок для реальной его независимости. В связи с этим сформировалась тенденция к передаче значительных полномочий на средний – региональный уровень управления.

В России современные взаимоотношения федерального центра и регионов в вопросах распределении экономических полномочий во многом обусловлены той системой административно-территориального устройства, которая складывалась в течение последних пятнадцати-двадцати лет. За этот период соотношение центробежных и центростремительных сил, а также тенденции централизации и децентрализации неоднократно менялись.

Однако в течение периода реформ была заложена система федерального устройства, которую можно считать значительным достижением по сравнению с унитарной системой управления экономикой Советского Союза.

Процесс реформирования федеративной системы в России продолжается, и вопросы экономических полномочий и ответственности на разных уровнях управления (федерации, субъектов федерации и местного самоуправления) так и остаются нерешенными полностью, поэтому для нашей страны вопрос территориального распределения экономических полномочий является весьма актуальным.

Анализ изложенных моделей позволяет определить к какому типу развития тяготеет Россия и выработать рекомендации по формированию устойчивой модели для нашей страны. Для России, как и для скандинавских стран характерна проблема низкой концентрации населения, в особенности в северной и азиатской части страны. Однако территория России столь велика, что нельзя следовать примеру скандинавской модели, в которой полномочия по планированию инвестиционного процесса переданы на уровнь местного управления. Кроме того, система местного самоуправления в России пока несовершенна и несамостоятельна, поскольку в большинстве случаев муниципалитеты не обладают достаточными источниками доходов, чтобы иметь возможность стимулировать инвестиции и инновации на местном уровне.

С другой стороны, пример Европейских стран, большинство из которых стремится скорее к децентрализации экономического управления, чем к его централизации, демонстрирует эффективность системы, при которой полномочия по организации инвестиционного процесса сосредоточены на региональном уровне управления. Поэтому России необходимо придеживаться интегрированной модели управления инвестиционным процессом, который предполагает опору на собственные ресурсы региона и их распределение через рыночный механизм, но при важной роли государственного и регионального регулирования, особенно когда собственных ресурсов региона не достаточно.

Государственные и региональные интересы в инвестиционном процессе России. Современная Россия унаследовала имперскую систему построения финансовых отношений между центром и регионами, при которой метрополия осуществляла финансовые вливания в свои провинции, покупая тем самым их лояльность. Подобная система существовала в царской России, она же сохранилась в Советском Союзе, где РСФСР являлась чистым донором, а практически все остальные союзные республики — реципиентами. Перечисление средств из центра в регионы объяснялось исключительно политическими мотивами и обеспечивало значительную политическую централизацию.

С начала развития постсоветского экономического пространства формирование экономической политики в регионах продолжало инициироваться из центра. В девяностые годы была предпринята попытка одновременно консолидировать экономические полномочия в центре и при этом дистанцироваться от наиболее политически конфликтогенных территорий (чаще всего ими оказывались бывшие автономные республики).

На этом этапе сложилась тенденция асимметричного экономического развития, выделились «сильные» и «слабые» регионы.

С точки зрения региональной политики такая асимметричность не представляет никакой опасности, более того, выявление так называемых «ключевых» районов и оказание им экономической поддержки, направленной на усиление воспроизводственного процесса в них вместо распыления средств по всей территории является одним из классических методов. Однако в данном случае выделение «сильных» и «слабых» регионов происходило на основе политических и личностных факторов в большей степени, чем экономических. В тот период развития страны взаимоотношения центра и регионов устанавливались не на основе соображений экономической политики, а исходя из целей обеспечения устойчивости политического режима. Передача полномочий от центра регионам осуществлялась в процессе неформального торга, который и определил стиль взаимоотношений между региональными и федеральными властями. При этом формировалась жесткая власть в «слабых» регионах, а «сильным» предоставлялась широкая экономическая автономия в обмен на лояльность.

Конституция 1993 года существенно укрепила властные полномочия центра на правовом уровне, проведя разделение сфер ответственности Федерации и Субъектов Федерации, а также сфер их совместной компетенции. Однако в период приватизации региональные лидеры принимали активное участие в процессе распределения собственности, и на этой основе сформировалась экономическая база усиления их влияния.

Таким образом, в стране сложилась система «феодальных экономических режимов» и ослабление центра, не имевшего продуманной региональной политики.

Излишняя децентрализация экономических полномочий приводит к множеству социально-экономических проблем: утрате центральным правительством монополии на денежную эмиссию, росту бюрократизации, увеличению коррупции, нехватке человеческого капитала на местах, недостаточной прозрачности деятельности субнациональных властей, сложности налогового администрирования, росту неравенства между регионами.

Проблема утраты центральным правительством монополии на денежную эмиссию стояла особенно остро в середине девяностых годов, когда широкое распространение получили всевозможные денежные суррогаты. Обесцененные в результате инфляции денежные купюры на местах были часто заменяемы векселями и взаимозачетами. Таким образом осуществлялась скрытая денежная эмиссия, которая еще больше подталкивала инфляцию, быстро обесценивающую инвестиции. К настоящему времени эта проблема потеряла свою остроту, хотя в руках субнациональных властей по прежнему остаются некоторые инструменты, позволяющие осуществлять скрытую денежную эмиссию.

Другая проблема - увеличение количества уровней власти, которое привело к росту количества чиновников, регулирующих экономику, росту избыточного регулирования и увеличению коррупции, что способствет возникновению дополнительных барьеров для инвестиций.

Помимо роста коррупции, связанного с увеличением количества регулирующих органов, происходит возрастание коррупции вследствие того, что на местном уровне чаще нарушается анонимность во взаимодействии власти и экономических агентов. Кроме того, на местном уровне выше вероятность осуществления «захвата» власти локальными бизнес-элитами, которые получают возможность влиять на формирование институтов (принятие законов, бюджета и т.д.), что создает дополнительные трансакционные издержки для инвестора, снижая их прибыльность.

Раздутый бюрократический аппарат как на уровне Федерации, так и на уровне ее субъектов снижает возможности для органов государственной и региональной власти обеспечивать конкурентоспособное вознаграждение специалистов в области государственного и регионального управления. Это заметно снижает квалификационный уровень чиновников федерального и регионального уровня, наиболее подготовленные кадры работают зачастую в центральном правительстве, а региональным властям просто не хватает человеческого капитала.

К тому же местные власти обычно с меньшей охотой, чем центральные, публикуют данные о своей деятельности, они не считают себя обязанными отчитываться о проделанной работе перед избирателями, а средства массовой информации находятся под их же контролем. Эта проблема может быть решена как с помощью усиления общественного контроля над деятельностью региональных и местных властей, так и за счет растущей потребности регионов в привлечении внешних инвестиций.

Кроме того, фискальная децентрализация приводит к тому, что агентства по сбору налогов начинают уделять больше внимания тем налогам, которые идут в бюджет того уровня власти, которому они непосредственно подчинены или от которого реально зависят, в ущерб другим налогам.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»