WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

2) теоретически описать характер позиционирования медиатекста в политическом дискурсе;

3) охарактеризовать информационно-коммуникативный, когнитивный, лингво-семантический и другие аспекты медиатекста как инструмента формирования политического дискурса;

4) осветить дискурсивные особенности политических конфликтов на всех этапах их протекания; теоретически описать технологии формирования политического дискурса российскими СМИ в условиях конфликта;

5) выявить политический потенциал медиатекста как инструмента формирования публичного дискурса в ходе военной кампании в Чеченской республике в период с 1994 по 1996 гг.

Объект исследования – медиатекст как инструмент формирования политического дискурса и его функционирование в условиях политического конфликта.

информации как фактор поиска конструктивных решений в урегулировании региональной конфликтности.

http://www.polittech.ru/33108; Шампань П. Делать мнение: новая политическая игра / Пер. с фр. М., 1997;

Шурхало Д. СМИ в вооруженных конфликтах современности. Киев, 1999; Currel, James. Мass Media and Society. New York, 1991; Morrison David. Television and the gulf war. London Review of Books, 1992; Morrison, David. Journalists at war - the Dynamics of new reporting in the falklands conflict. London Review of Books, 1988;

Philip Taylor. War and Media: Propaganda and Persuasion in the gulf war. New York, 1991, Журналистика и война:

освещение российскими СМИ военных действий в Чечне/ Под ред. А.Г.Рихтера. - М., 1995;Журналисты на Чеченской войне. Факты, документы, свидетельства. - М., 1995.

Предмет исследования – медиатексты российских средств массовой информации, использовавшиеся в процессе вооруженного конфликта в ходе первой военной кампании в Чеченской Республике (1994-1996 гг.).

Методологическую основу диссертации составляет совокупность приемов и способов научного анализа, целесообразность применения которых определяется поставленными целями и задачами данного исследования. В связи с тем, что дискурсивные особенности политических конфликтов возможно рассматривать лишь на междисциплинарном уровне, то основным методом анализа эмпирического материала является критический дискурсанализ, разработанный Т. Фон Ван Дейком, Н. Фэйрклафом и Р. Водаком, позволяющий исследовать объект в совокупности когнитивного, лингвосемантического, коммуникативно-функционального и политического аспектов.

Наряду с основным методом критического дискурс-анализа в работе используются исторический и социо-культурный, институциональный и структурно-функциональный методы, а также иные способы отображения действительности.

Эмпирической базой данного исследования послужили тексты российских средств массовой информации о Чеченском конфликте 1994-гг., в частности материалы периодической печати первой половины – середины 1990-х гг. («Аргументы и факты», «Известия», «Комсомольская правда», «Красная звезда», «Московские новости», «Московский Комсомолец», «Независимое военное обозрение», «Российская газета» и др.), видеоматериалы российских электронных СМИ (телеканалы ОРТ, РТР, НТВ), а также нормативно-правовые документы (Конституция РФ, Указы Президента РФ, постановления Правительства РФ). Обращение к подобным источникам позволяет проследить отношение отечественных средств массовой информации к вооруженному противостоянию в Чечне, выявить тональность освещения военных действий и функциональную нагрузку медиатекстов, отражающих события войны. Кроме того, представляется возможным сравнить точки зрения официальных властей и СМИ на проблему взаимоотношений федерального центра и региона.

Основные результаты, полученные лично автором и составляющие научную новизну исследования, состоят в следующем:

1. Определено место и роль медиатекста как инструмента формирования политического дискурса в конфликтом взаимодействии политических субъектов, выявлены возможные направления его конструктивного использования в разрешении и преодолении конфликтных ситуаций.

2. На основе обобщения классических и современных теоретикометодологических подходов дана характеристика медиатекста в единстве его коммуникативных, когнитивных, лингвосемантических и структурных параметров.

3. Теоретически описан характер позиционирования медиатекста в российском политическом дискурсе в условиях конфликтного взаимодействия.

4. С привлечением метода критического дискурс-анализа предложена модель формирования политического дискурса российскими средства массовой коммуникации в ходе первой военной кампании в Чеченской Республике.

Теоретическая и научно-практическая значимость исследования.

Основные выводы и результаты исследования уточняют теоретические представления о политическом дискурсе, развивающемся в условиях конфликта, и роли медиатекстов в его формировании. Данные теоретические итоги могут быть использованы при дальнейшем анализе процессов урегулирования политических конфликтов и формировании политического дискурса. Результаты диссертационного исследования могут быть также использованы в учебном процессе, при чтении лекционных курсов и спецкурсов по государственному управлению, политологии и ряде других дисциплин гуманитарного цикла. В диссертации также даны конкретные рекомендации по созданию и использованию медиатекста как инструмента формирования дискурса в политическом конфликте, которые могут быть полезны при разработке стратегии и тактики урегулирования разнообразных политических конфликтов.

Апробация результатов исследования. Основные идеи и положения диссертационного исследования были представлены на ряде конференций, а также изложены в шести публикациях общим объемом более 2 п.л.

Работа обсуждена на кафедре политического анализа факультета государственного управления МГУ имени М.В. Ломоносова и рекомендована к защите.

Структура диссертационной работы обусловлена предметом, целью и задачами исследования. Она состоит из введения, двух глав, и заключения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ Во Введении обоснована актуальность темы исследования, определены цели и задачи, предмет и объект работы, степень разработанности избранной темы, охарактеризованы методологическая основа и эмпирическая база, выявлена новизна и научно-практическая значимость исследования.

В первой главе «Медиатекст в структуре политического дискурса» рассматриваются понятия политического дискурса и медиатекста, раскрываются теоретико-методологические основы исследования, характеризующие современные подходы к определению роли и места медиатекста в структуре политического дискурса.

В §1 «Сущность и понятие политического дискурса» автор обращается к анализу существующих в научной литературе теоретических подходов к пониманию дискурса, а также места и роли дискурсивного подхода в осмыслении специфики концептуализации мира средствами массовой коммуникации. В работе анализируются два основных подхода к определению понятия «дискурс». Первый подход определяет дискурс как форму выражения, в которую может быть вложено любое содержание, либо как метаязык, соответствующий определенному ментальному миру. Такое понимание дискурса становится актуальным при его изучении в качестве инструмента манипуляции словом, посредника власти, средства понимания и договоренности. Второй подход акцентирует внимание на внутренней организации элементов текста, тем самым, определяя дискурс как связанный текст, группу высказываний, связанных между собой по смыслу. Данное понимание дискурса позволяет проводить его эмпирический анализ, исследовать его отдельные элементы для выявления специфики и особенностей функционирования дискурса в отдельно взятой сфере.

В работе диссертант трактует дискурс как связанный текст в совокупности с экстралингвистическими, прагматическими, социокультурными, психологическими и другими факторами. Автором предлагается определение дискурса как сложного коммуникативного явления, представляющего собой совокупность вербальных текстов, объединенных существенными признаками, включенными в когнитивную сеть и детерминированных экстралингвистическими факторами.

В работе проводится анализ прагматических и вербальных компонентов дискурса. Схема прагматического понимания дискурса отражает исходный контекст коммуникации, изменяющийся при совершении речевого акта (события и действия, произошедшие непосредственно перед речевым актом, информация, аккумулированная в отношении более ранних событий).

Вербальная составляющая дискурса предполагает стремление коммуникатора использовать оптимальные пути речевого воздействия на реципиента, а также ориентацию на понимание реципиентом истинных интенций и скрытых приемов языкового манипулирования. Изучение вербальных особенностей политического дискурса – его языковых приемов и структуры позволяет выделить ряд субдискурсов, отличительными признаками которых являются характер акторов (коммуникатора и реципиента), ситуация (официальная/ неофициальная) и характер связи (непосредственная/опосредованная).

При интерпретации политического дискурса автор солидаризируется с представлениями тех ученых, которые трактуют его как знаковое образование, имеющее реальное и виртуальное измерения: в реальном измерении он понимается как текст в конкретной ситуации политического общения, а виртуальном – включает вербальные и невербальные знаки, ориентированные на сопровождение сферы политической коммуникации. Автором выделяются пять субдискурсных типов политического дискурса, исходя из характеристик коммуникатора и реципиента, ситуации, в которой разворачивается дискурс, и характера связей: профессионально-политический, внутриполитический, политико-агитационный, политико-бытовой и медиа-политический субдискурсы. Общественное предназначение медиа-политического дискурса диссертант видит во внушении коммуникатором (коллективным профессиональным носителем политического языка) реципиенту (массовому непрофессиональному носителю политического языка – гражданам) необходимости конкретных действий и/или оценок, а также в выработке политического консенсуса, принятия и обоснования социально-политических решений.

В §2 «Политическое позиционирование медиатекста» автором дается теоретическое описание феномена медиатизации политики, при котором наблюдается слияние политического дискурса и дискурса масс-медиа, расширение символического пространства СМИ в политической жизни.

В качестве основной коммуникативной единицы медиа-политического субдискурса рассматривается медиатекст, исследуемый с позиций междисциплинарного анализа, дополненного коммуникативной, лингвистической, когнитивной и социокультурной парадигмами. Медиатекст определяется диссертантом как произведение речи с явно выраженной прагматической направленностью, ориентированное на формирование политического дискурса в системе средств массовой коммуникации и политической регуляции общественных отношений.

В работе констатируется, что медиатекст по своей социальной значимости количественно доминирует над всеми другими видами текстов, что повышает его роль и значение в политической коммуникации. Автор выделяет следующие политические функции медиатекста: моделирование отношений с общественностью, артикуляция общественных интересов, политическая социализации, формирование общественного мнения, а также информационная, контрольная, инновационная и мобилизационная функции.

Средства массовой коммуникации характеризуются как влиятельный коммуникатор, действующий в процессе политического представительства интересов граждан, что наделяет их всеми политическими и идеологическими возможностями, чтобы служить различным политическим целям того или иного актора. В данной связи автор отмечает, что, используя свой ресурсный потенциал, они могут реально способствовать выработке информационного курса, направленного на консолидацию общества и формирование общенациональной идеи. И, наоборот, стимулировать рост социальной напряженности, дискредитировать институты гражданского общества, отчуждать их от государства, укоренять в массовом сознании стереотип недоверия к структурам демократии. Автор замечает, что правильность понимания реципиентом медиатекста обеспечивается не только языковыми средствами, но и коммуникативным фоном и политической осведомленностью граждан.

Глава вторая «Медиасопровождение политических конфликтов» посвящена анализу места и роли политического дискурса в конфликтных ситуациях, являющихся важным элементом системы социально-экономических и политических отношений в человеческом обществе. Автор раскрывает основные причины политических конфликтов в постсоветской России, подробно анализирует медиасопровождение первого вооруженного конфликта в Чеченской республике (1994-1996 гг.).

В §1 «Дискурсивные особенности политических конфликтов» рассматривается сущность и содержание политических конфликтов в рамках их дискурсивного измерения. В этой связи подчеркивается, что любой современный конфликт предполагает формирование медиа-политического субдискурса. В этой связи автор анализирует специфику освещения политических событий средствами массовой информации, их влияния на развитии конфликтной ситуации, конструктивный и деструктивный потенциал, а также технологии, используемые для усиления или ослабления эмоционального воздействия на аудиторию при освещении событий в зоне конфликта.

Используя в качестве основной теорию развития конфликта Бродаля Х., автор отмечает, что на первой фазе конфликта, превалирует консенсусный медиа-политический субдискурс, характеризующийся тем, что стороны уже осознают существование напряжения и противостояния в своих отношениях, но еще способны бесконфликтно преодолеть противоречия и найти совместное решение с помощью переговоров, основной целью которых является стремление убедить противоположную сторону.

Обращаясь к потенциалу использования медиатекста как инструмента урегулирования конфликта, автор заключает, что на первой фазе акторы конфликта используют его как инструмент сглаживания противоречий, позволяющий аргументировать позицию сторон, и способствующий переносу событий в сторону общественного суждения. На этой стадии медиатекст становится отражением реального переговорного процесса, осуществляемого участниками конфликтной ситуации; он только отражает проистекающие события, но еще не акцентирует противоречия.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»