WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Апробация и внедрение результатов были осуществлены в ходе выступлений на научных конференциях, семинарах и «круглых столах».

Диссертация была обсуждена на заседании кафедры политического анализа МГУ им. М. В. Ломоносова и рекомендована к защите.

Структура и объём диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих по два параграфа каждая, заключения, списка литературы и приложения.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, характеризуется степень научной разработанности проблемы, определяются цели исследования, его задачи, объект и предмет, методы, описывается эмпирическая база. Также раскрывается научная новизна диссертации, её научно-теоретическая и практическая значимость.

Первая глава «Федеративные отношения и региональное управление в современной России» посвящена описанию модели центр-периферийных отношений, складывавшейся в России на протяжении последних веков, процессу её эволюции к современной форме российского федерализма. В главе показывается динамичность формата отношений между политическим центром и территориями России в исторической ретроспективе наряду с сохранением и воспроизводством центр-периферийного характера связей внутри государства.

В первом параграфе «Российский федерализм как форма территориальной организации власти и управления обществом» даётся краткий обзор эволюции системы территориально-государственного устройства России, приводятся подходы к изучению и развитию этой системы, выдвигавшиеся в разное время отечественными исследователями и мыслителями, выявляются основные характеристики современной федеративной модели и черты её преемственности по отношению к прежним формам18. Так, в качестве последних выделяются территориально-этнический плюрализм государственного устройства, центр-периферийный характер отношений наряду с их динамичностью, асимметричность статусов.

Выделяются и угрозы действующей модели: межнациональные конфликты, социально-экономическое расслоение между гражданами, проживающими в разных регионах страны, нестабильность, вызываемая централизаторскодецентрализаторскими процессами.

Анализируются факторы эффективности децентрализации как основного содержания реформирования федеративной модели, среди которых выделяются снижение издержек на предоставление услуг государством, выравнивание социально-экономических возможностей территорий, политическая стабилизация.

Бакунин М.А. Государственность и анархия // Философия, социология, политика. – М.: Правда, 1989; Ильин И. А. О грядущей России. Избранные статьи. Джорданвилл: Издание Св.-Троицкого монастыря, 1991; Карамзин.. Записка о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях. – М.: Наука, 1991;

Конституция Н. Муравьева // Шульженко Ю. Л. Из истории федерации в России (монархический период). М.:

Институт государства и права РАН, 2005; Ленин В. И. Полн. собр. соч. ТТ. 27, 33, 41, 48; Ященко А.С.

Философия права Владимира Соловьева. Теория федерализма. СПб: Алетейя, Санкт-Петербургский университет МВД России, 1999.

В качестве концептуальной основы российского федерализма как современной модели центр-периферийного устройства в работе названа дуалистическая конструкция публичной власти – вертикальное разделение властей между Российской Федерацией и субфедеральными единицами:

субъектами Российской Федерации и муниципальными образованиями.

Во втором параграфе «Зарубежный опыт территориальной организации власти в крупных демократиях: проблемы актуализации в России» анализируется федерация как форма устройства в территориально крупных государствах, рассматривается её значение для других государственных форм (в частности, для формы правления), выделяются возможности и ограничения федеративной практики в России. Автором даётся краткий обзор истории существования и эволюции теоретических взглядов относительно федерализма, рассматриваются современные трактовки этой формы государственного устройства в ряду других19.

В работе широко представлена дискуссия по вопросу корреляции между федерацией и демократической формой организации власти20. Несмотря на признаваемое наличие этой корреляции, автором не устанавливается прямой программируемой зависимости между этими двумя явлениями.

В качестве примеров успешной реализации федеративной модели в современном мире в работе рассматриваются США и ФРГ. Анализируется правовая основа федерализма в этих странах, система вертикального разделения властей, практика межбюджетных отношений, их динамика с течением времени.

Федералист. Политические эссе А. Гамильтона, Дж. Мэдисона и Дж. Джея: Пер. с англ. – М.: Издательская группа «Прогресс» - «Литера», 1994; Гибсон Э. Авторитарное и демократическое правление в федеративных странах Западного полушария //Русские чтения. Выпуск 2. (Сборник материалов программы Института общественного проектирования «Русские чтения за сентябрь-декабрь 2005 г.). – М.: «Группа Эксперт», 2006;

Элейзер Д. Дж. Сравнительный федерализм // Полис, 1995, № 5. – С. 106-115; Лейпхарт А. Со-общественная демократия // Полис. 1992. № 3.

Захаров А. А. К вопросу о федералистской культуре // Общая тетрадь. Вестник Московской школы политических исследований, 2001, № 1 (16); Линц Х., Степан А. “Государственность”, национализм и демократизация // Полис, 1997, № 5; Петров Н. В. Федерализм по-российски // Pro et contra. 2000. Т.5. №1;

Сергеев В. М. Демократия и региональное неравенство // Полис, 2003, № 5; Ян Э. Демократия и национализм:

единство или противоречие // Полис, 1996, № 1.

Развитие американской федерации рассмотрено в доктринах двойного и кооперативного федерализма, концепциях «Нового курса» Ф. Рузвельта и «Великого общества» Л. Джонсона21. Германская федерация эволюционировала своим путём – в частности, там возникло понятие конкурентоспособного федерализма22.

По результатам рассмотрения американского и германского опыта федеративных отношений автором делаются два ключевых вывода относительно российской практики. Первый заключается в ключевой особенности федерализма в России, связанной с природой его формирования: в отличие от своих западных аналогов, где самостоятельные государственные единицы (штаты, земли, провинции) путём взаимодействия формировали единые федеральные институты и передавали им свой суверенитет, Россия сама выступила инициатором формирования федерации и передала мандаты на построение государственности своим частям, ставшим субъектами Российской Федерации.

Второй вывод заключается в присущей федерации по определению нестабильности, а следовательно, и обусловленной изменчивости, «реформируемости» любой федеративной модели. В отличие от унитарных государств с одной стороны и конфедеративных объединений суверенных и независимых государств с другой, являющихся своего рода универсальными и безусловными полюсами общего континуума государственнотерриториального устройства, федерация обладает широким спектром возможных институциональных состояний, среди которых постоянно ищет наиболее соответствующее своим национальным интересам.

Таким образом, по мнению автора, реализуемые в современной России крупные институциональные реформы не могли не затронуть систему центрпериферийного взаимодействия. При этом, несмотря на произошедшие Катц Э. Американский федерализм: прошлое, настоящее и будущее // Электронный журнал агентства Информационного США, том 2, номер 2, 1997; Corwin E. S. “The Passing of Dual Federalism,” Virginia Law Review, 1950, Vol. 36, N 1; Zimmerman J. F. National-State Relations: Cooperative Federalism in the Twentieth Century // Publius, 2001, 31.

Бовкун Е. Германия в поисках другого федерализма // Российская Федерация сегодня. 2004. №4.

изменения российской федеративной модели, автор видит в них не угрозы для её существования, а импульсы для дальнейшего развития.

Вторая глава «Динамика центр-периферийных отношений в условиях административной реформы» полностью посвящена детальному анализу изменений, затронувших российскую федеративную модель в ходе реформ начала XXI века. При этом все ключевые реформы этого времени, к которым отнесены административная, бюджетная, муниципальная и ряд других, представлены в работе в качестве единой административной реформы как общего проекта правящей элиты по модернизации государственного управления в России. В первом параграфе «Административная реформа как инструмент совершенствования федерализма» описана собственно административная реформа как квинтэссенция данного проекта, дана система её целей и задач, проанализирован методологический инструментарий реализации.

В целом, в работе рассмотрены, с одной стороны, инструменты административной реформы, которые воздействуют на модель центрпериферийного взаимодействия, а с другой стороны – механизм центрпериферийных отношений, который изменяет интерпретацию и, как следствие, результативность административной реформы по мере её распространения по стране.

Инструменты, имеющиеся в арсенале административной реформы, которые оказывали и продолжают оказывать форматирующий эффект на федеративную систему, представлены в первом параграфе второй главы и условно делятся на инструменты стимулирования и инструменты принуждения – кнута и пряника. Оба они работают на основную цель реформы – повышение эффективности государственного управления в стране.

Инструменты стимулирования – это разного рода бюджетные фонды, программы, средства, направляемые в те регионы, которые обеспечат нужные показатели эффективности в тех или иных отраслях. К таковым можно отнести:

1. Фонд реформирования региональных и муниципальных финансов23;

2. Конкурс по отбору высших исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации для оказания поддержки проведения административной реформы24;

3. Фонд реформирования ЖКХ и т. д.

Инструменты принуждения – это учреждённые или модернизированные в течение последних 8 лет институты, призванные обеспечить безусловное выполнение задач, поставленных на федеральном уровне (в том числе по реализации федеральных реформ). По большому счёту инструментом принуждения является пресловутая вертикаль власти, которая является очевидным наследием второго президента России. В качестве механизмов её проявления в работе рассмотрены:

1. Система формирования органов, осуществляющих центрпериферийные отношения: полномочные представители Президента, губернаторский корпус, Совет Федерации, Государственный Совет;

2. Вовлечение всей региональной элиты в партию (партии) власти и влияние на реализацию федеральных задач через механизм партийной лояльности;

3. Процесс укрупнения регионов.

Таковым охарактеризовано проявление административной реформы в региональной политике страны. Однако и центр-периферийные отношения сказались на результативности реформы. Напрашивается вывод, что они затормозили её, однако, на взгляд автора, уместнее было бы назвать это смещением акцентов, которое и проявило федеративную сущность современного состояния отношений между центром и периферий: периферия в Положение о предоставлении субсидий из Фонда реформирования региональных и муниципальных финансов. Утверждено Постановлением Правительства Российской Федерации от 5.01.2005 № 2 / Собрание законодательства РФ, 10.01.2005, № 2, ст. 167; "Российская газета", № 7, 19.01.2005.

Постановление Правительства РФ от 29.05.2006 № 336 «О дополнительных мерах по оказанию поддержки проведения федеральными органами исполнительной власти и высшими исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации административной реформы в 2006 году», ч. 1. / Собрание законодательства РФ, 05.06.2006, N 23, ст. 2528.

России пестра и разнообразна, вследствие чего невозможно установить полное единство в системе управления страной.

Влияние системы традиционных центр-периферийных связей на процессы реформирования рассматривается во втором параграфе «Механизм и технологии управления центр-периферийными отношениями в условиях административной реформы». Эффективность, привнесённая административной реформой, проявилась и продолжает проявляться в разной степени в зависимости от территории. Поэтому инструмент влияния центрпериферийных отношений на реформу можно обозначить как асимметричность этих отношений, асимметричность современного российского федерализма.

Проявляется она, в частности, в следующем:

1. Двойственный национально-территориальный принцип федеративного деления;

2. Разная степень финансовой зависимости субфедеральных единиц от федерального центра;

3. Укрупнение регионов25;

4. Разные лоббистские возможности регионов.

В ходе рассмотренного взаимного влияния административной реформы и центр-периферийных отношений в рамках федеративной модели были выработаны компромиссные механизмы, работающие одновременно и на задачи повышения эффективности федерального центра, и на стабильность и преемственность модели центр-периферийного взаимодействия, которые также сформулированы в диссертации:

1. Система оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов РФ26;

2. Система единства электоральных целей центра и периферии:

победа одних и тех же политических сил одинакова нужна Рассматривается и в данном контексте тоже, поскольку демонстрируется непоследовательность политики укрупнения: объединяются в первую очередь не все те, кому это экономически эффективнее, а те кому проще (автономные округа входят в состав краёв или областей).

Указ Президента РФ от 28.06.2007 № 825 «Об оценке эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации» // "Собрание законодательства РФ", 02.07.2007, N 27, ст. 3256.

федеральному центру и региональным элитам как на федеральных выборных кампаниях, так и на региональных и местных;

3. Система самостоятельного выстраивания регионами своей политики с обязательным согласованием на федеральном уровне ключевых документов – в частности, следующих:

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»