WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

На правах рукописи

КОНЬКОВ Александр Евгеньевич ЦЕНТР-ПЕРИФЕРИЙНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В УСЛОВИЯХ АДМИНИСТРАТИВНОЙ РЕФОРМЫ Специальность: 23.00.02 – политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии

Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата политических наук

Москва, 2008

Работа выполнена на кафедре политического анализа факультета государственного управления Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова.

Научный консультант: доктор политических наук, профессор Соловьёв Александр Иванович

Официальные оппоненты: доктор политических наук, профессор Столяров Михаил Венедиктович кандидат политических наук Авчухова Анна Александровна

Ведущая организация: Московский авиационный институт (государственный технический университет)

Защита состоится «16» июня 2008 г. в 17 часов 30 минут на заседании Диссертационного совета Д.501.001.27 при Московском государственном университете имени М. В. Ломоносова по адресу: 119992, ГСП-2, Москва, Ленинские горы, МГУ, 1-й корпус гуманитарных факультетов, ауд. 459.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале Научной библиотеки МГУ им. М. В. Ломоносова (МГУ, 1-й корпус гуманитарных факультетов).

Автореферат разослан «14» мая 2008 г.

Учёный секретарь диссертационного совета доктор политических наук, доцент Г.В.Пушкарёва 2 I.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Дискуссии о характере отношений между центром и территориями Российского государства велись всегда – на протяжении всего процесса становления и развития отечественной общественно-политической мысли. Россия всегда была территориально крупным государством, что обуславливало постоянный поиск новых, наиболее соответствующих данной политической реальности форм управления регионами страны, призванных как обеспечить устойчивость и целостность государства, так и способствовать наиболее эффективному развитию отдельных земель.

Центр-периферийное взаимодействие и сегодня остаётся важнейшей составляющей политического курса современной России: государство пытается вобрать, охватить своей регулятивно-контрольной деятельностью все аспекты сложившихся и изменчивых отношений между различными территориями внутри страны.

Последние годы характеризуются периодом активной реализации крупных институциональных реформ, призванных повысить эффективность как государственного управления в целом, так и конкретных аспектов публичных отношений между властью и гражданами. Это административная, судебная, бюджетная реформы, реформа местного самоуправления, реформа по разграничению полномочий между разными уровнями власти и т. д.

В общем плане, все эти реформы можно рассматривать в качестве единого проекта действующей политической элиты по модернизации государственного управления в России, и обозначить этот проект можно, используя наименование одного из ключевых, центральных его направлений, как масштабную и всеобъемлющую административную реформу всей системы государственного управления в России. Именно в таком расширительном толковании административная реформа предстаёт в качестве универсального инструмента, оказывающего воздействие на каждый элемент политической системы России, в том числе и на центр-периферийное взаимодействие – на ключевую основу единства и стабильности государства.

В контексте воздействия государства как института на территорию как поверхность земли, в рамках которой может осуществляться его власть, существует три макромодели организации центр-периферийных отношений:

унитаризм, федерализм и конфедерализм. Каждая из этих макромоделей может заключать в себе свои конкретные формы реализации в разных странах (империи, кондоминиумы, ассоциированные государства, союзы и т. д.) и имеет своё представительство как на современной политической карте, так и в мировой истории.

Россия на сегодняшний день провозглашается федеративным государством и на протяжении последних 15 лет последовательно развивает выбранную модель федерализма. Именно в качестве федерации Россия выстраивает свой конституционный строй, формулирует внутреннюю политику, согласовывает внешнюю политику и реализует современные реформы.

Несмотря на то, что федерализм не является исконной формой государственного устройства России и не может быть назван её окончательным выбором, действующая модель организации центр-периферийного взаимодействия и демонстрируемая административной реформой последовательность и преемственность дают основания трактовать на современном этапе центр-периферийные отношения и федеративные отношения как синонимы.

Степень разработанности проблемы. Формат отношений между центром и территориями в государстве исследуется на протяжении не одного столетия. Одним из первых вопрос о взаимоотношениях между частями сложного государства ставил в XVI веке Ж. Боден1. В определённой степени он Боден Ж. Шесть книг о государстве // Антология мировой политической мысли в 5 т. Т. 1. Зарубежная политическая мысль: истоки и эволюция. – М. : Мысль, 1997. – 831 с.

развивал мысли Аристотеля2. Впервые о федерализме как государственной форме заявил в том же XVI веке немецкий философ-кальвинист Й. Альтузиус3.

Исследование природы центр-периферийных отношений можно обнаружить в работах, посвящённых общим вопросам государства, власти, таких крупных мыслителей Нового времени как Дж. Локк, Т. Гоббс, Ш.-Л.

Монтескье, Ж.-Ж. Руссо, А. Гамильтон, Дж. Мэдисон, Дж. Джей, Б. Франклин, И. Кант4. Позднее разные аспекты данной проблематики более конкретно рассматривались А. де Токвилем, Ж.-П. Прудоном, Г. Еллинеком, П. Лабандом, М. Штирнером, М. Ориу, Л. Дюги, К. Шмиттом и др. Среди исследователей территориальной основы общества и государства, формата взаимодействия между центром и периферией во второй половине ХХ – начале ХХI века можно выделить К. фон Бейма, Р. Бёрда, Дж. Бредбери, Э.

Гибсона, В. Дела Сала, И. Дючесика, Э. Катца, П. Кинга, Э. Корвина, Д.

Кристопоулоса, Т. Левитаса, С. Лейкоффа, Й. Лейна, А. Лейпхарта, Х. Линца, Дж. Митчелла, В. Острома, У. Оутса, Г. Петери, Дж. Скотта, А. Степана, Ч.

Тибу, Р. Уаттса, Р. Фейока, Ю. Хабермаса, С. Хантингтона, Р. Хигготта, Дж.

Циммермана, Э. Шилза, Р. Эбеля, Д. Элейзера, Э. Яна и др. Аристотель. Политика // Антология мировой политической мысли в 5 т. Т. 1. Зарубежная политическая мысль:

истоки и эволюция. – М. : Мысль, 1997. – С. 106–127.

Althusius, Johannes Politica methodice digesta et exemplis sacris et profanis illustrata, Camb., 1932.

Локк Дж. Два трактата о правлении / Сочинения в 3 т. Т. 3. – М. : Мысль, 1988. – С. 137-405.; Гоббс Т.

Левиафан. – М. : Мысль, 2001. – 478 с.; Монтескье Ш. Л. О духе законов / Сост., пер. и коммент. А.В. Матешук.

– М. : Мысль, 1999. – 672 с.; Руссо Ж.-Ж. Об общественном договоре. Трактаты / Пер. с фр. – М. : КАНОНпресс, Кучково поле, 1998. – 416 с.; Федералист / Политические эссе А. Гамильтона, Дж. Мэдисона и Дж. Джея : Пер. с англ. – М. : Издательская группа «Прогресс» - «Литера», 1994. – 568 с.; Франклин Б. Избранные произведения. – М., Л.: Государственное изд-во политической литературы, 1956; Кант И. К вечному миру / Подготовка текста и вступительная статья А. В. Гулыги. – М. : Московский рабочий, 1989. – 75 с..

Токвиль А. Демократия в Америке: Пер. с франц. / Предисл. Гарольда Дж. Ласки. — М.: Издательство «Весь Мир», 2000. — 560 с.; Прудон П. Ж. Что такое собственность / Подгот. текста и коммент. В. В. Сапова. — М. :

Республика, 1998. – 367 с.; Еллинек Г. Общее учение о государстве. – М. : Юридический центр Пресс, 2004. – 750 с.; Штирнер М. Единственный и его собственность. – СПб : Азбука, 2001. – 448 с.; Ориу М. Основы публичного права / Пер. с франц. – М. : Издательство коммунистической академии, 1929. – 760 с.; Дюги Л.

Конституционное право. Общая теория государства / Пер.: В. Краснокутский, Б. Сыромятников, А. Ященко;

Предисл.: Л. Дюги, П. Новгородцев. – М. : Изд. Т-ва И.Д. Сытина, 1908. – 967 с.; Schmitt C. The Constitutional Theory of Federation // Telos; Spring92, Issue 91. – P.26-56.

Von Beyme K. Asymmetric federalism between globalization and regionalization // Journal of European Public Policy;

Jun2005, Vol. 12, Issue 3. – P. 432-447; Decentralization of the socialist state / Richard M. Bird, Robert D. Ebel, and Christine I. Wallich, eds. – Washington, D.C. The World Bank, 1995. – 446 p.; Bradbury J., Mitchell J. Devolution:

Between Governance and Territorial Politics // Parliamentary Affairs; Apr2005, Vol. 58, Issue 2. – P. 287-302; Гибсон Э.

Авторитарное и демократическое правление в федеративных странах Западного полушария // Русские чтения.

Выпуск 2. – М. : Группа Эксперт, 2006. – С. 8-27; Делла Сала В. Проблемы федерализма в эпоху глобализма // Полития. 2002-03. №4. – С. 49-56; Ducheciek I. Comparative Federalism: The Territorial Dimension of Politics.

Laham, 1987; Катц Э. Американский федерализм: прошлое, настоящее и будущее // Электронный журнал Для российской общественно-политической мысли также было и остаётся актуальным изучение центр-периферийных связей внутри государства.

Особенностью отечественных исследований можно назвать тесную связь с действующей моделью территориального устройства в России, что, безусловно, всегда было связано с концептуализацией практики управления территориально крупнейшей страной мира.

При этом направления работы российских мыслителей и учёных характеризовались как описанием действующей формы центр-периферийного взаимодействия, так и поиском альтернативных моделей, наиболее адекватных сложившемуся балансу интересов либо отвечающих той или иной целесообразности, задачам повышения эффективности. Так было и в Российской империи, и в Советском Союзе, так есть и в условиях современной Российской Федерации.

Среди первых отечественных исследователей, выделявших территориальные особенности реализации власти в государстве, можно выделить Ф. Прокоповича, В. Н. Татищева, затем – М. М. Сперанского, Н. М.

агентства Информационного США. Том 2. № 2. 1997; Кинг П. Классифицирование федераций // Полис. 2000. № 5. – С. 6-18; Corwin E. S. “The Passing of Dual Federalism,” Virginia Law Review, 1950, Vol. 36, N 1. – P. 1-24;

Christopoulos D. Governance Capacity and Regionalist Dynamics // Regional & Federal Studies; December 2006, Vol. 16.

Issue: Number 4. – P. 363-383; Levitas T. A Tale of Two Entities: How Finance Reform Builds Democracy in BosniaHerzegovina // DAIdeas Democracy Briefs. Issue 1. February 2007. – 8 p; Лейкофф С. Оппозиция «суверенитетавтономия» в условиях федерализма: выбор между «или-или» и «больше-меньше» // Полис. 1995. №1. – С. 177;

Lane J.-E. The riddle of federalism: does federalism impact on democracy // Democratization; Apr2005, Vol. 12, Issue 2. – P. 163-182; Лейпхарт А. Многосоставные общества и демократические режимы // Полис. 1992. № 1. – С.

217-225; Линц Х., Степан А. “Государственность”, национализм и демократизация // Полис. 1997. № 5. – С. 930; Остром В. Смысл американского федерализма. Что такое самоуправляющееся общество / Пер. с англ.

Егорова С. А., Утегеновой Д. К. Отв. ред. и предисл. Оболенского А. В. – М. : Арена, 1993. – 319 с.; Oates, W. E.

Fiscal Federalism. – New York : Harcourt Brace Jovanovich, 1972; Mastering Decentralization and Public Administration Reforms in Central and Eastern Europe / G. Peteri, ed. – Local Government and Public Service Reform Initiative/ OSI-Budapest, 2002. – 236 p.; Scott J. W. Smart Growth as Urban Reform: A Pragmatic ‘Recoding’ of the New Regionalism // Urban Studies; Jan2007, Vol. 44, Issue 1. – P. 15-35; Tiebout, C. M. A Pure Theory of Local Expenditures // Journal of Political Economy, 1956, 64, 5. – P. 416-424; Watts R. L. Federalism, Federal Political Systems, and Federations. // Annual Review of Political Science; 1998, Vol. 1, Issue 1. – P. 117-137; Feiock R. C. Rational Choice And Regional Governance // Journal of Urban Affairs; Mar2007, Vol. 29, Issue 1. – P.47-63; Хабермас Ю. Гражданство и национальная идентичность // Демократия. Разум. Нравственность. Московские лекции и интервью. — М. :

KAMI, 1995. – с. 209-245; Хантингтон С. Столкновение цивилизаций // Полис. 1994. № 1. – С. 33-49; Higgott R.

The Theory and Practice of Global and Regional Governance: Accommodating American Exceptionalism and European Pluralism // European Foreign Affairs Review; Winter2005, Vol. 10, Issue 4. – P. 575-594; Zimmerman J. F. National-State Relations: Cooperative Federalism in the Twentieth Century // Publius, 2001, 31. – P. 15-30; Shils E. Centre and Periphery. – In: Personal Knowledge: Essays Presented to Michael Polonyi on his Seventieth Birthday, 11 March 1961.

London, 1961; Elazar D. G. et al. (eds.) Federal Systems of the World : Handbook of Federal, Confederal and Autonomy Arrangements. – Harlow, Essex : Longman, 1994. – 364 p; Ян Э. Демократия и национализм: единство или противоречие // Полис. 1996. № 1. – С. 33-49.

Карамзина, С. С. Уварова7. Для представителей охранительного направления общественно-политической мысли было характерно использование обширности российской территории в качестве аргумента в защиту и обоснование самодержавия: демократические и республиканские формы имеют перспективы в небольших странах, в городах-государствах, но в такой огромной стране как Россия только самодержавная монархия способна удерживать все многочисленные территории в рамках единого государства.

Революционная идеология, наоборот, видела в масштабности России много возможностей для самоуправления. Поиском этих возможностей занимались и декабристы в лице Н. М. Муравьёва и П. И. Пестеля, и народники в лице М. А. Бакунина и П. Л. Лаврова, и А. И. Герцен, и Н. Г. Чернышевский, а в дальнейшем и П. А. Кропоткин, и В. И. Ленин8.

Российское территориальное устройство было предметом исследования для многих дореволюционных философов и юристов, таких как Н. Бердяев, Н.

Я. Данилевский, И. А. Ильин, К. Д. Кавелин, Б. Н. Чичерин, А. С. Ященко, и др.9 В советском обществоведении изучением связей между властью и территорией занимались Л. Н. Гумилёв, Д. Л. Златопольский, Р. А.

Мюллерсон10.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»