WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

Работники центрального аппарата имели большие возможности войти в состав делегации, командируемой за границу, чем руководители других уровней. Прикрепление к специальным поликлиникам и предоставление права на лечебное питание также служит показателем особого положения служащих центрального аппарата. Однако даже для них доступ к этим привилегиям не был таким уж простым. Управление делами Совета Министров СССР, несмотря на просьбы Н.Н. Тарасова, неохотно шло на расширение круга лиц, пользующихся услугами специальных поликлиник и правом на лечебное питание. Вышестоящие органы утверждали не все предложения министерства по организации заграничных командировок. Тенденция к сокращению планов командировок стала особенно ярко выраженной в конце 1969 г. и в 1970 г., когда был выпущен ряд постановлений о сокращении расходов на управленческую деятельность.

Согласно постановлению партии и правительства от 13 октября 1969 г., в системе Минлегпрома СССР было произведено сокращение численности руководящих работников. Судя по данным Минлегпрома РСФСР, сокращение в большей степени коснулось директоров и главных инженеров предприятий, нежели сотрудников центральных аппаратов республиканских министерств. С другой стороны, аппарат Минлегпрома СССР в 1970 г. лишился большего количества работников, чем аппарат российского министерства. Это можно объяснить и большей ответственностью общесоюзного министерства перед центральными органами управления, и в целом большей текучестью кадров в этом министерстве. По-видимому, условия работы в Минлегпроме СССР были не столь благоприятны, как в Минлегпроме РСФСР.

Данные бухгалтерских отчетов Министерства легкой промышленности СССР свидетельствуют о том, что озабоченность руководства страны сокращением расходов на содержание аппарата управления не была безосновательной. Административно-управленческие расходы министерства росли из года в год. Сведения, представленные в отчетах о расходах на содержание административно-управленческого персонала за 1970 г., позволяют утверждать, что на работников центрального аппарата ежегодно тратилось в 1,5 – 2 раза больше средств, чем на других руководящих работников системы Минлегпрома СССР. Однако это соотношение устанавливалось не произвольно самим министерством, а утверждалось вышестоящими органами.

Выполнение поручений правительства по сокращению штатов управленцев в системе Минлегпрома СССР парадоксальным образом сочеталось с постоянной работой по подбору кадров на вакантные должности. Был создан резерв кадров, однако его наличие не обеспечивало полной комплектации аппарата. Кадровым службам не удавалось создать резерв из работников, в действительности способных занять ответственные руководящие посты. Необходимость следовать широкому кругу формальных требований ограничивала источники пополнения кадрового резерва. В результате, соответствуя таким критериям, как политическая надежность, партийность, пролетарское происхождение, возраст до 49 лет, отобранные кандидаты на руководящие должности могли не обладать необходимыми деловыми и моральными качествами.

Одной из причин для увольнения руководящих работников было раскрытие злоупотребления ими служебным положением. Среди директоров и главных инженеров предприятий такие случаи были нередкими. Однако для работников аппаратов республиканских министерств и руководителей организаций союзного подчинения причастность к растратам и хищениям денежных средств грозила во многих случаях лишь объявлением выговора.

Система оплаты административно-управленческих расходов, организации заграничных командировок, особое медицинское обслуживание и разные подходы к наказаниям за должностные злоупотребления свидетельствуют о том, что работники министерств пользовались определенными преимуществами по сравнению с директорами предприятий, не говоря уже о рядовых специалистах. Особое положение «элиты» отмечено многими авторами, по мнению которых советские государственные служащие представляли собой привилегированную «касту». На наш взгляд, особое положение служащих министерств проистекало из особенностей системы государственного управления СССР. История служебного роста работников центрального аппарата показывает, что кастовой замкнутости на уровне министерств в середине 1960-х гг. не было – мастеровые становились директорами предприятий, а директора – министрами. Справедливым, на наш взгляд, является утверждение: «… дело не только в частных интересах и вольностях элиты, а в объективных потребностях политического управления»44. Работа управленца высокого уровня должна была оплачиваться по-другому. При этом ни одна из привилегий не являлась гарантированной собственностью управленцев. Работники министерств были ценными кадрами, и даже в случае причастности к неблаговидным делам их не спешили увольнять. Подчеркнем, в 1965 – 1970 гг. работа Минлегпрома СССР проходила в условиях жесткого административного давления и целиком была подчинена решению государственных задач, это была напряженная работа, сопряженная с высокой ответственностью.

Министерство легкой промышленности СССР было ориентировано на выполнение плановых показателей, как на свою основную задачу. Это было обусловлено особой ролью государственного плана. Число показателей, по которым министерства должны были отчитываться перед Понеделков А.В. Политическая элита: генезис и проблемы ее становления в России. Ростов-на-Дону, 1995. С. 132.

Госпланом СССР, не сократилось в связи с началом экономической реформы в 1965 г., их содержание лишь немного изменилось. Система планирования была построена таким образом, что определяющим нормативом оставалась валовая продукция. По-прежнему огромное внимание уделялось показателю производства основных видов продукции в натуральном выражении. Несмотря на то, что была осуществлена попытка перенести акцент на стоимостные критерии путем использования таких показателей как план по реализации продукции и поставки изделий легкой промышленности торгующим организациям, рыночные механизмы не были приведены в действие. Административные методы продолжали играть основную роль и в организации системы сбыта, и в регулировании цен. Одним из наиболее важных для министерства показателей был план прибыли, от которого напрямую зависело пополнение государственного бюджета. Как и другие основные показатели, этот план выполнялся Минлегпромом СССР с превышением, несмотря на постоянную тенденцию к увеличению его размеров. Ориентируясь на удовлетворение запросов государства, министерство в некоторых случаях шло на увеличение плана производства за счет продукции, которая не пользовалась повышенным спросом потребителей в силу невысокого качества или ограниченного применения (сезонности). Ассортиментные сдвиги были широко распространенным явлением в советской экономике, они усиливали несбалансированность товарно-денежных отношений и способствовали нарастанию негативных явлений в народном хозяйстве и повседневной жизни советских граждан. Одним из немногих плановых показателей, добиться выполнения которого Минлегпрому СССР никогда не удавалось, был план капитальных вложений и введения новых производственных мощностей. Эта проблема была актуальной не только для отрасли легкой промышленности, испытывавшей недостаток финансовых и организационных ресурсов. Отставание капитального строительства и ввода в действие новых мощностей было хроническим в народном хозяйстве СССР.

Плановые показатели постоянно росли, вызывая скрытое недовольство руководящих работников. В конце 1960-х гг. в практику постепенно входит корректировка производственных планов в конце года. Это явление свидетельствовало о том, что органы государственного управления не были в силах добиться от предприятий выполнения завышенного плана.

Административные методы управления теряли свою действенность.

Проблемы технического перевооружения и совершенствования технологий, нехватка квалифицированных рабочих кадров на предприятиях должны были замедлять темпы роста производства. Несмотря на нарастание негативных явлений, легкая промышленность продолжала демонстрировать высокую производительность. С одной стороны, стимулирующий эффект оказывали социалистические соревнования, связанные с отмечанием 50-летия Октябрьской революции и 100-летия со дня рождения В.И. Ленина. С другой стороны, эти мероприятия вели к перенапряжению промышленности, и за подъемом следовал спад. Снижение показателей работы отрасли наблюдалось в начале 1969 г., но к концу года план был выполнен. Анализируя темпы развития легкой промышленности, необходимо учитывать особенности государственной политики.

Комплексный анализ источников показал, что с 1967 г. финансирование легкой промышленности сократилось, причем центральные органы стали прибегать к изъятиям остатков средств из фондов предприятий.

Решительный поворот к ужесточению контроля над промышленностью с целью усиления режима экономии и повышения производительности труда, был обозначен в решениях декабрьского пленума ЦК КПСС в 1969 г.

Достигая выполнения плановых показателей, легкая промышленность не справлялась с такими задачами, как выпуск изделий высокого качества в нужном количестве. Часть важной продукции массового потребления оставалась дефицитной. По мнению некоторых исследователей, дефицит был вызван не недостаточным производством продукции, а перенасыщением оборота платежными средствами. Стремление решить проблему увеличением выпуска изделий, по-видимому, было ошибочным шагом. Несоответствие в соотношении объема денежного оборота и обращающихся товаров со временем только усиливалось, что являлось одним из результатов недостаточной проработки отдельных элементов экономической реформы: ценообразования, финансово-кредитного механизма, системы показателей. Как бы то ни было, Минлегпром СССР стремился увеличить производство продукции и добиться повышения ее качества, однако на его пути вставал ряд проблем системного характера.

Техническое и технологическое совершенствование производства, улучшение обеспечения предприятий сырьем и материалами во многом зависели от решений центральных планирующих органов и других учреждений системы государственного управления СССР, от работы разных отраслей народного хозяйства. Минлегпрому СССР, как правило, не хватало финансовых и организационных ресурсов для самостоятельного решения этих вопросов. При этом министерство стремилось расширить свою компетенцию там, где это было возможно, например, в области снабжения. В то же время, министерство пыталось добиться улучшения работы подведомственных предприятий доступными ему административными методами: изданием приказов о совершенствовании процессов приемки сырья и материалов, производства и контроля, критикой работы республиканских министерств и общесоюзных объединений. Минлегпром СССР также поощрял проведение социалистических соревнований и распространение передовых методов организации производства. Однако усилить заинтересованность предприятий в увеличении объемов производства товаров массового спроса и лучшего качества министерство не могло. Оно не располагало экономическими рычагами регулирования хозяйственных отношений.

Делая все возможное в рамках выделенных ему полномочий, министерство не могло добиться удовлетворения спроса конечных потребителей, зато оно успешно справлялось с такими задачами как выполнение государственного плана и пополнение бюджета. Неуклонно росли количественные производственные показатели. Были созданы и быстро развивались новые направления производства, продолжалось развитие традиционных отраслей. Энергичная работа министерства приносила свои плоды.

В Заключении сформулированы основные выводы диссертационного исследования.

Министерство легкой промышленности СССР, как элемент системы государственного управления СССР, действовало в соответствии с нормативно определенными полномочиями и обязанностями. В основе его деятельности, как и во всей системе государственного управления, лежали командно-административные принципы управления. Минлегпром СССР оперативно выполнял поступавшие сверху указания и требовал того же от главных управлений, всесоюзных объединений и республиканских министерств легкой промышленности. Исполнительская дисциплина в целом поддерживалась на уровне, обеспечивающем управляемость и контроль над ситуацией в отрасли. Тем не менее, командноадминистративные методы постепенно теряли силу: на смену единоначалию пришла коллегиальность, большую роль стали играть согласования на всех уровнях, вместо неукоснительного исполнения планов предприятия искали пути снижения установленных показателей.

Эти тенденции в годы восьмой пятилетки сосуществовали с прежним стилем управления, но постепенно усиливались. Исследование документального материала показало, что уже в процессе становления министерств произошла существенная трансформация механизмов отраслевого управления.

Эти процессы нашли отражение и на высшем уровне государственного управления: центр принятия решений стал менее определенным, мнения относительно главных вопросов государственного развития – менее консолидированными. Ни современники, ни историки не пришли к единому мнению, каким образом формировался политический курс в этот период, кто определял процесс принятия решений. Здесь кроется основная причина неудачи экономической реформы 1965 г. – отсутствие в верхах консолидированного мнения относительно путей дальнейшего развития СССР и, как следствие, единства в действиях. В этих условиях министерство, имея самые общие, а иногда и противоречивые директивы партийного руководства и правительства, было не в состоянии последовательно проводить курс на расширение хозяйственной самостоятельности предприятий.

Надо признать, что успехи в развитии легкой промышленности в годы восьмой пятилетки были обеспечены в основном за счет административнокомандных принципов управления. Административно-командный ресурс, жесткая манера управления министра Н.Н. Тарасова позволяли министерству добиваться от предприятий повышения производительности, развивать новые подотрасли. Удавалось решать проблемы обеспечения производства сырьем, техникой, кадрами, вопросы транспортировки продукции в той мере, которая обеспечивала жизнеспособность легкой промышленности Советского Союза. Попытки экспериментов по расширению хозяйственной самостоятельности предприятий не были увязаны с реально действующей системой управления, снижали действенность административного давления. Вместо повышения активности, предприятия все чаще уклонялись от выполнения поставленных задач. Этим отчасти объясняется и низкое качество продукции легкой промышленности, и ассортиментные сдвиги в пользу высокорентабельной, но отнюдь не необходимой населению продукции.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»