WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

В результате проведенного сравнительного анализа можно констатировать, что на первых же парламентских выборах было зафиксировано неравное положение участников предвыборной гонки. Преимущественное положение было предоставлено партиям, поддерживающим действующую исполнительную власть, и это стало обязательным признаком всех федеральных избирательных кампаний. Более мощные и влиятельные партии как «Выбор России» старались или поглотить относительно слабых соратников по политическому лагерю, чтобы избежать распыления голосов избирателей, или игнорировать более сильных. Эта коалиционная стратегия в большей мере предопределила результаты. Партии, которые не обладали солидными ресурсами проправительственных организаций, вынуждены были либо более широко использовать СМИ в тех случаях, когда у них бы20  ла такая возможность (ЛДПР), либо активней пропагандировать свои программные и идеологические установки через активистов на местах (КПРФ).

Отмечено, что организации, использовавшие бойкот первых парламентских выборов в знак протеста против событий октября 1993 г., уже не смогли стать значимой политической силой в стране. Это может быть связано как с маргинальностью большей части этих организаций, так и с неудачной реализацией этой электоральной стратегии. Необходимо отметить, что стратегия бойкота выборов не оправдала себя в силу комплекса причин. Слабая электоральная поддержка указанных организаций в совокупности с участвующими в выборах КПРФ и ЛДПР привела к тому, что часть избирателей поддержала оппозиционные партии и приняла участие в выборах.

Анализируя эволюцию предвыборной политики между первыми и вторыми парламентскими выборами, можно сделать вывод о том, что за два года многие партии значительно продвинулись вперед по пути подготовки и организации избирательных кампаний. В первую очередь, это касается КПРФ и ее союзников, которые, несмотря на продолжающееся административное давление и запрет на появление в СМИ, выступили в избирательной кампании 1995 г. лучше, чем остальные партии. Это было связанно не только с общим, благоприятствующим для оппозиции политическим фоном кампании, но и с эффективной коалиционной политикой, высокой степенью организации тактики работы с электоратом и т.д. В то же время провал «партии власти» в основном также был обусловлен неудачами коалиционных стратегий, имиджем не слишком популярных лидеров.

Однако наибольшую эволюцию за два года, на наш взгляд, прошли партийные стратегии ЛДПР и ЯБЛока. Обе эти партии, победившие на выборах 1993 г. в основном благодаря харизме своих лидеров и эффекту новизны, правильно оценив успехи своего первого выступления на выборах, скорректировали свои стратегии с учетом изменившейся политической обстановки, и, выступая на выборах 1995 г., значительный акцент в кампании перенесли на созданные за два года региональные отделения.

Специфика обращения к ярким образам и эпатажу в проведении избирательных кампаний российских партий способствовала тому, что на следующих 21  электоральных циклах избиратели вынуждены были выбирать между еще более имиджевыми партиями. Отсутствие разработанных программ компенсировалось современными маркетинговыми подходами к построению привлекательного образа, который должен был вызвать симпатию электората и мотивировать его голосовать. Подмена содержательной стороны электорального предложения его формой стало одной из основных тенденций развития российской электоральной политики.

В целом, избирательный период первой половины 90-х показал, что «политический ландшафт» России сохранил определенную устойчивость - в 1993 г.

также прослеживалась центристско-демократическая ориентация двух столиц и большинства регионов севера, коммунистическая ориентация юга. В крайних по политическим ориентациям регионах существенных изменений не произошло.

Но проявились и черты изменчивости: меньше стало демократически и центристски ориентированных регионов. Большая их часть перешла в 1995 г. в группу неопределившихся. Заметно сократилось число регионов с преобладанием национально-патриотической ориентации, перешедшей в основном в коммунистическую. Большая часть неопределившихся в 1993 г. в своем политическом выборе регионов теперь стала коммунистической. Сравнительный анализ сдвига основных политических ориентации избирателей за 1993-1995 гг. подтверждает вывод о возросшей «поляризации» политической географии в стране и выросшем разрыве между столичными и крупногородскими территориями, с одной стороны, и более консервативной «глубинкой», с другой. Подтверждается и тезис о расширении территориального влияния партий левой ориентации.

Отличительной особенностью выборов 1995 г. стала регионализация предвыборной кампании. В этих условиях неизмеримо возросло значение региональных кампаний. В 993 г. успех выборов мог быть в значительной степени обеспечен за счет агитации, разворачиваемой в центральных средствах массовой информации, плюс идеологическая идентификация соперничавших московских политических элит. Осенью 1995 г., когда центральную прессу на периферии зачастую просто перестали читать, добиться победы стало возможным только при условии активной предвыборной кампании на местах.

22  Во второй главе диссертации - «Избирательная политика российских политических партий во второй половине 90-х гг.», показано, что отличительной чертой российского избирательного процесса в этот период стала максимальная активизация внутрипартийного и межпартийного взаимодействия, нацеленного на формирование широких избирательных блоков. В целом, данный процесс привел к более четкому идейному размежеванию политических партий и движений, обусловил выделение группы наиболее влиятельных партий.

Рассматривая российский партогенез, автор показывает, что он в решающей степени определялся потребностями парламентских выборов. В данной связи к числу основных особенностей партогенеза отнесены его стремительная коммерциализация и бюрократизация, во многом придававшие деятельности партий на выборах закулисный характер, а также преимущественно столичный характер большинства партий, не имевших реальной базы в провинции, что было особенно очевидно на местных выборах.

Помимо широкого спектра выявленных политических предпочтений избирателей, выборы показали крайнюю неустойчивость пристрастий российского избирателя. Автор отмечает эмоциональность избирателей, в силу чего решение нередко принималось ими в момент голосования. При этом данная категория избирателей в период избирательных кампаний 90-х гг. в основном была склонна отдавать голоса более радикальным силам.

В рамках периода в основном была пройдена стадия роста численности политических партий, особенно заметного во второй половине 1990-х гг. В целом, это не имело позитивного значения, поскольку население фактически не знало о существовании основной части партий. С их программными документами были знакомы считанные проценты избирателей. Отмечая тот факт, что даже в оценке признанных думских партий избиратели ориентировалось в основном на лидеров, а не на содержание партийных программ, следует признать, что в рамках рассматриваемого периода партии не сумели завоевать должный авторитет. Неизбежным следствием такого рода политической партийной активности стали явные процессы департизации значительной части населения, распространения недоверия к политикам.

23  Также во второй главе рассматриваются изменения стратегий участников выборов в следующем электоральном цикле, вследствие корректировки законодательной базы.

Анализируя цели и задачи политических партий в 1999 г., соискатель приходит к выводу, что определенные стратегии электоральной политики, использовавшиеся ранее, были характерны в основном только для КПРФ и отчасти для ЛДПР на первоначальной стадии кампании. После отказа в регистрации ЛДПР и последующей регистрации «Блока Жириновского» главной стратегической задачей для блока стала его идентификация с ЛДПР.

Все другие участники использовали методы, которые были ранее им не характерны или вообще не применялись в России. Партия «Яблоко» максимально широко использовало коалиционную политику в виде союза с популярным на момент начала кампании экс-премьером Степашиным. Это сразу прибавило отсутствовавшую ранее у этой организации силовую составляющую ее имиджа, но не способствовало занятию агрессивной позиции по чеченскому вопросу.

Исследование способа возвращения правых политических сил на политическую арену, приводит к обнаружению использованного ранее партией НДР метода маскировки политической линии электоральной политики. После окончательного провала на выборах 1995 г. правые политические силы отошли от идеологической составляющей своей самоидентификации, частично скрыв свою либеральную направленность, СПС перешел из разряда классических идеологических партий в разряд партий народных, выдвигающих самые общие цели народного блага - «Жить как в Европе». Таким образом, СПС стал первой партией кардинально сменившей не только название, лидеров, имидж, но и саму электоральную сущность, сохранив от ранних демократических партий только программу, которая практически не использовалась в кампании.

Основная исследовательская задача изучения изменения стратегий и тактик партий в период избирательной кампании 1999 г., поставленная в данной главе, решалось путем сравнительного анализа электоральной политики двух «партий власти» - блока «Отечество - Вся Россия» и Межрегионального движения «Единство». С помощью данного анализа стало возможным выявить значи24  тельные расхождения в методике достижения заданного результата внешне сходными организациями. Во главу плана кампании ОВР ставилась удачная коалиционная стратегия, популярность лидеров, использование имиджа стабильности, в то время как «Единство» использовало в своей стратегии поддержку популярного премьера, образ силы, новых лиц, не запятнавших себя в коррупционных скандалах, охвативших большую часть политической элиты. Соглашаясь с большинством исследователей, автор приходит к выводу, что важным источником преимущества «Единства» явилась жесткая позиция партии относительно решения «чеченского вопроса», которая подкреплялась агрессивной политике исполняющего обязанности президента В.В. Путина.

Анализ кампании, проводимой КПРФ, показал, что с 1995 г. эволюция избирательной политики партии практически прекратилась, что в значительной мере сказалось на результате партии, не сумевшей в должной мере оценить угрозу со стороны власти.

Несмотря на устойчивый численный рост, политические партии в России во многом остались явлением верхушечным, столичным. Действуя в основном в столичном регионе, они (за исключением КПРФ) не сумели создать разветвленных структур в регионах страны. Их слабость была особенно заметной на выборах в местные представительные органы власти, в которых политические партии, как правило, не играли заметной роли. О наличии серьезных проблем в организации российской партийно-политической и избирательной систем свидетельствовала также широко распространенная практика создания «придворных» объединений, призванных обеспечить интересы отдельных групп правящей элиты, обеспечивающих свое закрепление у власти. По сути, их создание дискредитировало партийно-политическую систему в целом. Со времен бурного роста количества политических партий в нашей стране прошли пять циклов избирательных кампаний на многопартийной основе, и уже сегодня можно говорить об определенной традиции альтернативных выборов. Проблема, однако, состоит в том, что по мере своей реализации идея и главным образом сама практика многопартийности постепенно девальвировалась.

25  В заключении соискатель делает вывод об определенных закономерностях построения избирательных кампаний, присущих партиям различной идеологической направленности, а также характерной для той или иной партии методики осуществления предвыборной борьбы.

Партийная история и многолетний партийный имидж достигают наибольшего влияния на построение электоральной политики у партий с ярко выраженной лидерской составляющей (ЛДПР, «Яблоко») и у партий, опирающихся на значимую партийную идеологию (КПРФ). Для ЛДПР политика поведения ее лидера, его выступления по тем или иным проблемам, освещаемым в ходе кампании, может значительно изменять стратегический план кампании, что дает партии возможность всегда оперативно реагировать на изменения на политической сцене страны. Для партии «Яблоко» стратегия разработанных мероприятий оказывает доминирующее воздействие на все элементы избирательной кампании.

Политика реагирования и внесения изменений в основной стратегический план кампании, в соответствии с изменениями политической обстановки, развита у партии в недостаточной степени.

КПРФ, как главная системная оппозиция, достаточно хорошо ориентируется в настроениях недовольства действиями властей среди своего электората, и каждую ошибку или неудачу властей использует как мотивацию для своих избирателей. Такая предвыборная политика постоянной критики властей оказывает довольно сильное влияние на значительную часть российского электората, что в совокупности с широкой сетью партийных активистов на местах дает коммунистам хорошие возможности для влияния на мнения большей части электората, без учета доступности ТВ для этой оппозиционной партии.

Также в заключении делается вывод о значительном прогрессе в эволюционировании электоральной политики правых, особенно в области позиционирования собственного имиджа. Об эффективности предвыборной борьбы правых, например, в кампании 1999 г., свидетельствуют их удачные теледебаты с основными оппонентами. Однако отсутствие программы, созвучной общественному запросу, и непопулярность лидеров партии в совокупности со слабой орга26  низационной работой на местах приводит партию к нестабильным и во многом ситуативным результатам на выборах.

В отличие от всех других партий, электоральная политика российских «партий власти» никогда не была детерминированы партийными программами.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»