WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Корни социологического представления о ценностях лежат в работах В. Дильтея, предложившего разделение «объяснения» и «понимания», которое получило продолжение в работах баденской школы неокантианцев. Яркий представитель этой школы Г. Риккерт описал метод индивидуализирующих (или «понимающих») наук как «отнесение к ценности» (придание значения)19. Опираясь на эту идею, М. Вебер обратился к «пониманию» социального действия, и выделил особый тип социального действия – ценностно-рациональный, который «основан на вере в безусловную – эстетическую, религиозную или любую другую – самодовлеющую ценность определенного поведения как такового»20. Э. Дюркгейм разработал понятие «коллективных представлений», близкое к понятию ценностей, а В. Парето – понятие «осадков»; и те, и другие характеризовались надындивидуальностью, устойчивостью во времени и принудительной силой по отношению к действиям индивида.

Сходство описываемых Вебером, Дюркгеймом и Парето понятий было отмечено Т. Парсонсом и реализовано в понятии ценностей, которым в структурнофункциональном подходе отводится центральное место – они осуществляют связь между социальной системой и системой личности. К. Клакхон, один из соавторов Парсонса, в своем определении ценностей подчеркивает их влияние на выбор в конкретных ситуациях, на их нормативную функцию, регулирующую поведение «акторов» – индивидов или групп. Ценности передаются из поколения в поколение через Шохин В.К. Философия ценностей и ранняя аксиологическая мысль. — М.: Изд-во РУДН, 2006. — 457 с.

Батыгин Г. С., Подвойский Д. Г. История социологии. Учебник. — М.: Издательский Дом «Высшее Образование и Наука», 2007. — 444 с.

Вебер М. Основные социологические понятия. // Вебер М. Избранные произведения: Пер с нем.

М.: Прогресс, 1990. — С. 628.

процесс социализации в виде культурных образцов, и, будучи интернализованными, принуждают «личность» к поведению, необходимому для функционирования социальной системы и культуры. Ценности руководят выбором по пяти типовым переменным, в результате формируется модель поведения, которая управляет поведением реальным. Институционализация ценностных ориентаций представляется Парсонсу кратчайшим путем к улучшению функционирования общества.

Модель, сформулированная структурно-функциональным подходом, была направлена на анализ только одной линии детерминации ценностей – идущей со стороны надындивидуальных структур к индивиду. Критика односторонности этой модели со стороны «интерпретативного» подхода в социологии способствовала росту популярности индивидуалистической трактовки ценностей, не связывавшей себя какими-либо априорными допущениями об их социальном происхождении. Именно эта трактовка ценностей как феномена внутреннего мира индивида лежит в основе большинства сравнительных эмпирических исследований ценностей.

Определения ценностей, фигурирующие в рамках индивидуалистической трактовки, включают минимальное число признаков, фиксирующих лишь, что ценность – это убеждение человека в значимости лично для него (или как вариант: для некоего сообщества) тех или иных объектов или явлений. Дополнительные характеристики ценностей – например, о детерминирующих их факторах – не априорно постулируются определениях, а проблематизируются и переносятся в разряд исследовательских вопросов. В связи с этим большинство масштабных проектов по сравнительному эмпирическому исследованию ценностей не связывают себя изначально рамками какойлибо одной теории, что не мешает авторам этих проектов, например, Р. Инглхарту, по результатам проведенных исследований делать масштабные теоретические выводы.

Принятое нами определение ценностей как убеждений человека в значимости (важности) лично для него некоторого объекта или явления, таким образом, вполне согласуется с общим трендом определений, принятых в сравнительных исследованиях ценностей населения.

В параграфе 1.2 «Сравнительные эмпирические исследования ценностей» рассматриваются различные подходы к исследованию ценностей и близких по смыслу явлений, описываются основные результаты эмпирических исследований и выделяются характеристики ценностей россиян, вырисовывающиеся по результатам этих исследований.

Трактовка ценностей в различных исследованиях различалась – как концептуально, так и на уровне конкретных показателей. Поэтому для понимания и осмысленного сравнения этих исследований необходимо вскрывать историю их возникновения, методики построения и конкретные показатели. Это необходимо, в частности, для обобщения накопленной в этих исследованиях информации о ценностях россиян.

Сравнительные эмпирические исследования ценностей впервые возникли в среде антропологов, изучавших культурные различия (М. Мид, Ф. Боас, Р. Бенедикт, К. ДюБуа, А. Кардинер, Р. Линтон, Дж. Горер и др.)21. В социологии сравнительные исследования ценностей были инициированы в 1961 г. «Гарвардским проектом» по изучению ценностей, реализованным Ф. Клакхон и Ф. Стродтбеком. В рамках структурно-функционального подхода они изучали ценностные ориентации представителей пяти культур. Однако абстрактность большинства постулатов структурно-функциональной теории и трудности эмпирической проверки вытекающих из них следствий, заставили исследователей искать новые подходы к изучению ценностей22. М. Рокич акцентировал в понятии ценностей субъективный компонент и на основе своего подхода разработал стандартизированный инструмент их измерения, на основе которого провел несколько опросов американского населения, зафиксировав ценностные различия между гендерными, возрастными, расовыми, социальнопрофессиональными и другими группами. С. Х. Нг с соавторами, развивая идеи Рокича, провел опрос в 9 странах Южной Азии, обнаружив существенную связь ценностей населения с уровнем экономического развития страны. Затем возникли три крупнейших проекта по сравнительному изучению ценностей – это исследования Р. Инглхарта, Г. Хофстеде и Ш. Шварца.

Г. Хофстеде провел опрос менеджеров из десятков стран, включавший, помимо прочего, многие вопросы о ценностях. На основании полученных данных были выведены 4 (затем 5 и 7) параметров ценностей23. Хофстеде стал фактически первым исследователем, который эмпирически вывел ценностные параметры (dimensions) в противовес дихотомическим категориям. Опроса в России, аналогичного тем, что были в других странах, Хофстеде не проводил, но все же вывел оценки России по четырем параметрам, частично опираясь на небольшой опрос студентов. Россия отличается от большинства стран мира высокой Дистанцией власти, что подчеркивает иерархичность институтов и вертикальный характер связей (на языке эмпирических индикаторов это предпочтение авторитарного начальника либеральному и/или страх по отношению к вышестоящим); высоки значения по показателю Избегания неопределенности, что выражается прежде всего в конформности и консерватизме, и объясняется реакцией на Лурье С.В. Историческая этнология. — М.: Аспект-Пресс, 1998. — 448 с.

Spates James. The Sociology of Values. // Annual Review of Sociology. — 1983. — Vol. 9. — P. 27–49.

Hofstede Geert. Op. cit.

быстрые социальные изменения последних лет (операционально – это ориентация на соблюдение правил, спокойствие и стабильность на работе). По Маскулинности у России средне-низкие баллы, чтовыражается в относительно низком уровне профессиональной достижительности и ориентации на дружный коллектив и комфортное место работы; а низкий показатель Индивидуализма означает лояльность к опекающей корпорации, дающей спокойствие в ущерб различным свободам. По данным проекта GLOBE, развивающего идеи Хофстеде, Россия входит в группы стран, в которых очень широко распространены ценности Избегания неопределенности и крайне низко выражены ценности Институционального коллективизма, а также Ориентации на результат.

Наибольшие расхождения между практиками и ценностями (или между тем, «что есть» и «что является желательным») проходят по двум направлениям: менее распространены, но сильнее ценятся Избегание неопределенности, Ориентация на результат, на будущее и Гуманистическая ориентация; более распространены, но менее ценятся такие «аспекты культуры» как Дистанция власти и Самоуверенность в социальных отношениях24.

«Всемирное исследование ценностей» охватило более ста стран по всему миру, строится на репрезентативных выборках и (вместе с почти полностью совпадающим с ним по содержанию «Европейским исследованием ценностей») длится уже почти 30 лет.

Его инициатор Р. Инглхарт разработал последовательно несколько подходов к объяснению взаимосвязей между культурными (ценности), политическими (уровень демократизации) и экономическими (уровень ВВП) переменными. Последний по времени вариант подхода – это теория «человеческого развития»25. Вот пример рассуждений Инглхарта, касающихся советского общества. Советская система, по его мнению, была эффективна лишь для определенного этапа общественно-экономического развития – для индустриализации и модернизации, и эта задача была решена. Но на следующем этапе, когда возникло поколение, выросшее в условиях экономической безопасности, возникла «необходимость» в смене режима. Этого не произошло сразу же, поскольку элиты стремились удержать свое влияние; в таких условиях экономическая и социальная системы становились все более неэффективными, что и привело к коллапсу 1991 г. Grachev, M.V., Rogovsky N.G., Rakitski B.V. Leadership and Culture in Russia: The Case of Transitional Economy // Culture and Leadership Across the World: The GLOBE Book of In-Depth Studies of 25 Societies. — Psychology Press, 2007. — 1200 p.

Welzel C., Inglehart R., Klingemann H.-R. The theory of human development: A cross-cultural analysis. // European Journal of Political Research. — 2003. — Vol. 42, #3. — P. 341–379.

Inglehart R., Welzel C. Modernization, cultural change, and democracy: The human development sequence. — New York: Cambridge University Press, 2005. — P. 215.

Сегодняшняя Россия на шкале материализма/постматериализма расположена на полюсе материализма, на шкале традиционных/секулярно-рациональных ценностей находится в центре, но тяготеет к секулярно-рациональным; на шкале выживания/самовыражения Россия является ярким представителем стран, население которых подчеркивает ценности выживания. При этом за 15 лет исследований не зафиксировано заметной динамики ни по одной из шкал (в отличие от многих других «транзитных» стран)..

Исследование ценностей Ш. Шварца27 базировалось на его теории универсальных базовых ценностей. Выведенные параметры базовых ценностей были проверены на распознавание содержания, на полноту списка ценностей, на эквивалентность значений и структуры выделенных ценностей более, чем в 60 странах (культурах).

Россия в терминах культурных ценностных параметров (анализ в рамках нашей работы строится на ценностных параметрах другого – индивидуального – уровня) как и другие постсоветские страны, имеет высокие значения ценностей Иерархии и Принадлежности, и значимо более низкие, чем в остальной Европе, ценности Равенства, Господства, Интеллектуальной и Аффективной Автономии. Возникновение именно таких ценностей Шварц объясняет условиями жизни в тоталитарном обществе, к которым на протяжении нескольких десятков лет людям приходилось адаптироваться.

Эти выводы основаны на небольших выборках, не репрезентирующих население изучаемых стран (около 200 студентов и 200 учителей в каждой стране), и – так же, как и большинство выводов других исследователей, получены путем сравнения общестрановых средних значений.

В параграфе 1.3 описываются отечественные исследования ценностей.

Большинство из них не носит сравнительного характера. Важность этих исследований в контексте настоящей работы состоит в том, что они свидетельствуют о ценностной неоднородности российского общества и побуждают перейти от сравнения ценностей по агрегированным общестрановым показателям к сравнениям, учитывающим эту внутристрановую неоднородность.

Эмпирические исследования ценностей россиян, не носящие сравнительного характера, можно разделить на четыре основных направления. Первое связано с работой коллектива авторов под руководством В. А. Ядова, разработавшего диспозиционную концепцию и поместившего ценностные ориентации на наиболее высокий уровень системы индивидуальных диспозиций. С целью проверки этой теоретической модели в Schwartz S. H. Universals in the content and structure of values: Theory and empirical tests in 20 countries. // Advances in experimental social psychology / ed. By M. Zanna. — New York: Academic Press, 1992. — Vol. 25.

— P. 1-65.

1970-ые годы был проведен опрос ленинградских инженеров проектных институтов, в дальнейшем она использовалась в целом ряде других исследований. Второе – это проект «Наши ценности сегодня», осуществляемый под руководством Н. И. Лапина, начиная с 1990 г. По оригинальной методике проведено несколько волн обследования ценностей населения по общероссийским выборкам. Н. И. Лапин, Л. А. Беляева и их коллеги рассматривают изменения ценностей в контексте социальных трансформаций российского общества и связывают их динамику с проводимыми в стране реформами.

Третье – это цикл исследований, начатый в Фонде «Общественное мнение» И. Г. Дубовым, А. А. Ослоном и Л. М. Смирновым и получивший дальнейшее развитие в исследовании ценностей населения Томской области. Разработкой и анализом данных ФОМа занимались И. М. Клямкин, Б. Г. Капустин, В. В. Лапкин, В. И. Пантин, В. П. Горяинов и др. Четвертый комплекс работ – это исследования ценностей, отраженные в ряде публикаций «Левада-центра» (А. А. Голов, Л. Д. Гудков, Б. В. Дубин, Н. А. Зоркая, Ю. А. Левада). Кроме того, существует большое количество исследований, фокусирующихся на отдельных видах ценностей (трудовых, военных, религиозных и т.п.), на отдельных социальных группах (молодежь, студенты, население отдельных регионов и т.п.). В рамках социальной психологии изучением ценностей занимались Н. М. Лебедева, А. Н. Татарко, Н. А. Журавлева и другие.

Отдельно стоит отметить систематические исследования, сфокусированные на изучении различных социальных процессов и явлений – таких, как модернизация, бедность, идентичность, – и активно использующих в этом контексте понятие ценностей.

Это ряд исследований под руководством М. К. Горшкова, а также исследования Н. Е. Тихоновой, в которых ценности выступают одним из элементов изучения российского среднего класса и процессов модернизации российского общества.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»