WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

В антропологии и социологии Великобритании и США до начала 70-х гг. ХХ в. этническое меньшинство толковалось преимущественно с позиций примордиализма. Практически сразу оно стало соотноситься с понятием «этническая группа» и рассматриваться через него. Ряд американских авторов в качестве особых идентификационных характеристик меньшинства называют чувства групповой солидарности, единства интересов и принадлежности к единому целому, отделенному от большинства.

Автор отмечает, что для исследования представляют интерес не только существующие дефиниции меньшинства, но и сложившиеся в рамках отечественной социологии подходы к пониманию сущности самого феномена этнических меньшинств. В настоящее время заметны три основных подхода: примордиалистский, конструктивистский и инструменталистский. Они зародились в зарубежной социологии, но на отечественной «почве» модернизировались и обрели свои специфические особенности.

Результатом рефлексии имеющихся научных подходов стала экспликация понятия «этническое меньшинство» как группы людей, численно меньшей, чем остальная часть населения государства или его субъекта, отделенной от основного этнического массива и проживающей в иноэтничном окружении относительно длительное время, обладающей устойчивыми этническими, языковыми, религиозными и культурными характеристиками, члены которой идентифицируют себя не только со своим этносом, но и с данной группой.

Во втором параграфе «Этнические меньшинства в зарубежной исследовательской парадигме» рассматриваются основные направления изучения этнических меньшинств в западной науке.

В параграфе отмечается, что на Западе социологический анализ данного явления получает актуальность в начале ХХ в. Автор анализирует концепции, традиционно сложившиеся в области этносферы. В первой половине века основной политической установкой была ориентация на стирание этнических, религиозных и расовых различий (ассимиляционная модель). Однако такой подход не оправдал себя, что заставило во второй половине века не только признать культурное своеобразие этнических групп, но и выработать систему политических мер, направленных на поддержание этого своеобразия (концепция мультикультурализма). Два основных подхода к интеграции полиэтничного населения оказали влияние на формирование разных теоретических концепций и направлений в изучении этнических меньшинств, в частности, на становление социологического знания в этой области.

В диссертации отмечается, что начало социологического изучения этнических меньшинств связано с деятельностью группы исследователей Чикагской научной школы. В работах У.А. Томаса, Ф.В. Знанецкого, Р. Парка рассматривались проблемы межкультурной адаптации. Они полагали, что процесс адаптации мигрантов к новой культурной среде, называемый ими аккультурацией, может постепенно привести к полной или частичной ассимиляции, став тем самым «плавильным тиглем», стирающим этнокультурные различия. Если до 50-х гг. адаптация рассматривалась и исследовалась преимущественно как феномен группового уровня, то с середины ХХ в. в социологической науке наблюдается обращение к межкультурной адаптации индивидуальных переселенцев, а также непосредственно представителей этнических меньшинств. В 70–80-е гг.

формируется представление об адаптации как о сложном, многоуровневом процессе, имеющем свою структуру и динамику. Получают распространение концептуальная модель «U-кривой» адаптации (Х. Триадис) и теория «культурного шока» (К. Обер, А. Фэрнхем, С. Бочнер, П. Адлер и др.). Таким образом, исследования межэтнической адаптации породили целую серию концепций и теорий, рассмотрение которых оказывается полезным при оценке процессов межэтнического взаимодействия меньшинств и этнического большинства.

Диссертант делает вывод о том, что влияние западной парадигмы на отечественную науку выразилось в заимствовании и распространении ряда концепций: социокультурной адаптации, этноса и этничности, мультикультурализма. Однако рассмотрение этнических меньшинств в нашей стране и поликультурном регионе Северного Кавказа, в частности в Республике Адыгея, в строгих рамках сложившихся западных концепций и подходов не совсем корректно в научном плане. Дело в том, что они не всегда объективно отражают социокультурные реалии региона. Поэтому анализ этнических меньшинств должен учитывать подходы отечественных ученых.

В третьем параграфе «Этнические меньшинства в отечественной науке» рассматриваются этапы концептуализации проблемы в советской и российской социологии и обозначаются основные направления исследования.

Изучение этнических меньшинств в отечественной науке не имеет столь давней традиции, как за рубежом, однако в настоящее время уже есть определенный теоретический и практический опыт, осмысление которого позволило автору выделить два этапа в концептуализации проблемы: советский и российский периоды.

С начала 20-х до середины 70-х гг. меньшинства, которыми считались все «нерусские народности», рассматривались преимущественно как субъект государственной политики и партийной идеологии. Их социологическое изучение началось примерно в середине 70-х гг., и уже к концу 80-х гг. был накоплен значительный пласт работ по данной проблеме. Акцент делался на практические исследования, в то время как теоретическая база была менее разработана. Несмотря на стремление охватить в исследованиях широкий спектр вопросов (этноязыковая ситуация и особенности этнического самосознания, этнокультурные ориентации, брачно-семейные отношения, характер адаптации этнодисперсных групп и т.д.), некоторые аспекты оставались вне поля зрения специалистов. В частности, до конца 80-х гг. практически не исследовались межэтнические конфликты и напряженности, ориентации на сепаратизм и сецессию. Исследователи обходили стороной вопросы политического развития меньшинств и акцентировали внимание на их социокультурном развитии. Даже сам термин «меньшинство» использовался крайне редко. Отечественные исследователи предпочитали определять этот феномен в терминах «этнические группы» или «национальные группы».

Изменения, происходившие в этносфере постсоветского пространства в 90-е гг., актуализировали научный интерес к этнической проблематике и потребовали интерпретацию «продуктов» изменений в новых концептуальных схемах. Характеризуя российский период, автор выделяет несколько направлений в изучении этнических меньшинств.

Первое направление связано с обращением социологов и этнографов к вопросам правовой защиты меньшинств в рамках разработки концепции этнонациональной политики. Второе направление исследований лежит в плоскости изучения этничности как социально значимого культурного маркера этнических меньшинств и механизмов трансформации их идентичности в процессе адаптации. Исследования второго направления затрагивают и социокультурные аспекты межэтнической напряженности в отношениях большинства и меньшинств. В третьем направлении как меньшинство рассматриваются русские в странах ближнего зарубежья и осмысливается концепт «Русский мир». Исследованием диаспор представлено четвертое направление. Диссертант отмечает неоднозначность оценки феномена диаспоры в российском социологическом дискурсе и анализирует существующие к нему подходы. Их анализ позволяет говорить о наличии общего набора свойств, относимых к ядрам понятий «меньшинство» и «диаспора»: этническое самосознание, внешне выражающееся в этнониме; нахождение за пределами своей исторической родины, своего государства, в иноэтничном окружении; стремление сохранить в нем свою этническую самобытность, культуру, обычаи, традиции. Но мнения исследователей сходятся в одном: диаспорой является лишь меньшинство, обладающее институтами внутренней консолидации.

На современном этапе изучения этнических меньшинств темы межэтнической напряженности, конфликтов, иных негативных проявлений уступают место обсуждению других проблем: социокультурному анализу, адаптации этнических меньшинств, вопросам сохранения и развития их в условиях глобализации. Это свидетельствует о складывании в России «позитивной» социологии (С.Г. Кирдина), ориентированной на анализ естественных и гармоничных социальных процессов и структур.

В конце параграфа автор приходит к следующему выводу: несмотря на «молодость» проблемы этнических меньшинств в отечественной социологии, к настоящему времени уже накоплен определенный теоретический и практический опыт в их изучении. Междисциплинарный и полипарадигмальный характер исследований российского периода обусловлен распространением новых концептуальных подходов к этничности и переосмыслением феномена меньшинств, претерпевшего качественные изменения под влиянием трансформаций общественной системы.

Во второй главе «Специфика социокультурного развития этнических меньшинств в полиэтничном регионе» на материале нескольких социологических исследований рассматривается функционирование этнических меньшинств в Республике Адыгея и определяются региональные особенности их существования.

Первый параграф «Социокультурная характеристика этнических меньшинств Республики Адыгея» посвящен анализу этнического состава республики и выявлению социокультурных черт меньшинств региона.

На основе статистических данных диссертант анализирует этнический состав Республики Адыгея и отмечает, что полиэтничность – одна из ее основных социально-демографических характеристик. За 13 лет (с 1989 г. по 2002 г.) этноструктура значительно усложнилась. Территориальным органом Федеральной службы государственной статистики по Республике Адыгея зафиксировано более 108 этнических категорий, выявлены такие новые этнические группы, как агулы, гагаузы, дунгане, езиды, русины и т.д. Увеличился общий количественный состав населения (прирост составил 3,3%).

Опираясь на авторское определение этнического меньшинства, выявляются этнические группы, которые могут быть признаны меньшинствами в региональном контексте. Помимо вышеназванных критериев, учтено обстоятельство, что к ним могут быть отнесены лишь группы, обладающие статистически значимыми показателями (не менее 70–100 человек). Таким образом, под определение этнического меньшинства попадает примерно 45–50 групп. Этническим большинством в республике признаются русские и адыгейцы.

В диссертации проводится типологизация этнических меньшинств по различным основаниям. Выделены четыре типа меньшинств по местонахождению исторической родины: а) на территории Российской Федерации (евреи, татары, чеченцы и др.); б) в странах ближнего зарубежья (азербайджанцы, армяне, украинцы и др.); в) в странах дальнего зарубежья (греки, евреи, немцы и др.); г) не имеющие своих государственных образований (ассирийцы, курды, цыгане). Исходя из длительности проживания в республике, меньшинства разделены на:

1) традиционные, длительно проживающие в регионе, занявшие определенные ниши в этносфере, лаконично вписавшиеся в политический, экономический и социокультурный контексты (армяне, греки, евреи, татары, украинцы и др.); 2) новые, большинство представителей которых проживают на территории республики не более 15–20 лет и являются, преимущественно, вынужденными мигрантами (езиды, курды, чеченцы, турки и др.). Установлено, что этнические меньшинства могут избирать как компактный, так и дисперсный способы расселения.

Особое место в жизни меньшинств Адыгеи занимают этнические общественные организации. Автор рассматривает их становление в исторической ретроспективе. Устанавливается, что у евреев, армян и греков они существовали и до революции в виде благотворительных обществ.

Интересы этнических меньшинств в республике на современном этапе представляют 11 организаций. Они принимают активное участие в общественно-политической жизни республики, их деятельность носит разноплановый и многоуровневый характер.

В итоге делается следующий вывод: Республика Адыгея – полиэтничный регион Российской Федерации. Заметное место в ее структуре занимают этнические меньшинства, которые отличаются набором социокультурных черт: количественным составом, длительностью проживания, типом расселения, положением исторической родины, наличием этнической организации. Они представляют собой нестатичные во времени образования и имеют внутреннюю динамику развития.

Во втором параграфе «Культурно-ценностные ориентации этнических меньшинств в условиях адаптации» рассматриваются ценностные ориентации представителей этнических меньшинств, выявляются факторы, влияющие на адаптационные процессы.

Анализ данных исследования выявил тот факт, что в полиэтничном социуме ценностно-ориентационное единство меньшинства формируется на основе его этнической идентичности. Региональной особенностью является складывание идентичности по типу нормы (ее показатели колеблются в диапазоне от 32 до 77,33 баллов). Однако вектор трансформации идентичности может быть направлен к различным полюсам этнической шкалы. Так, у украинцев и евреев преобладают гипоидентичные установки, а у курдов и чеченцев – гиперидентичные, сопровождающиеся акцентированием внимания на принадлежности к своей этнической группе и проявлениями этноизоляционизма, что может являться следствием незавершенности их адаптационных процессов. Для азербайджанцев, татар и армян свойственно проявление гипо- и гиперидентичных тенденций в равной мере, это одновременно свидетельствует о значимости собственного этнокультурного окружения и открытости в межэтнических контактах.

Проведенное исследование показало, что адаптация к полиэтничной среде сопровождается изменением ценностно-культурных установок у их представителей. В структуре ценностных ориентаций меньшинств присутствуют определенные различия, что вполне ожидаемо. Ее трансформация непосредственно связана с преобладанием аффилиативных или анти-аффилиативных тенденций. Прослеживается интересная закономерность: этноаффилиативные тенденции менее выражены у представителей тех меньшинств, которые обладают этнокультурной близостью с большинством. Так, показатель аффилиативных тенденций у украинцев лишь незначительно превышает показатель анти-аффилиативных (в соотношении 59,3% к 55,6%). Напротив, у курдов зафиксирована наиболее высокая потребность в групповой этнической принадлежности (80,4%). Выявлено, что меньшинства, характеризующиеся высоким уровнем этнической аффилиации, в качестве приоритетных ценностей рассматривают взаимовыручку, верность традициям, устремленность в прошлое. Для этносов со средним уровнем аффилиации представляют ценность как взаимовыручка, так и самостоятельность, устремленность в будущее сопутствует верности традициям. Невысокий уровень аффилиативных тенденций сопровождается ориентированностью на открытость, устремленность в будущее, уважение власти, законопослушность.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»