WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Российская социология в публичном пространстве» (Москва, ГУ ВШЭ, 07.06.08г.); «Клиодинамика: философское осмысление и моделирование социальных процессов» (г. Бийск, 29.06. - 06.07.2008г.); на Первом международном социологическом Форуме «Sociological Research and Public Debate» в Барселоне (05 - 09.09.2008г.); III Всероссийском социологическом конгрессе (18 - 21.10. 2008 г.); конференции аспирантов ИС РАН (02.04.2009). Работа обсуждалась на совместном заседании Центра исследований межнациональных отношений и сектора социальноэкологических исследований Института социологии РАН. Основное содержание диссертации изложено в научных статьях общим объемом около 5 п.л., в том числе в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки России.

Структура диссертации состоит из введения, 2 глав, заключения, списка литературы и приложений.

II Основное содержание работы

Во введении дано обоснование актуальности темы исследования, показана степень ее разработанности в научной литературе, а также определяется объект, предмет, цели и задачи исследования, рассматриваются теоретикометодологические основания, методы анализа и сбора эмпирического материала, раскрывается научная новизна и практическая значимость работы.

Первая глава «Теория и исторические предпосылки социального активизма в г. Новочеркасске» посвящена анализу теоретических подходов к исследованию проблемы социального активизма, а также исследованию социального активизма в дореволюционный и советский периоды.

Первый параграф «Теоретические подходы к исследованию социального активизма».

Теоретические основы теории социального действия заложил М. Вебер, который понимал социологию как всеобъемлющую науку о социальном действии31. Изучение социального активизма в данной работе осуществляется с учетом деятельностно-активистского подхода (Э. Гидденс, А. Турэн, П.

Штомпка, в России – Т. Заславская, В. Ядов и др). В настоящей работе автор опирается на теоретические работы исследователей общественных движений Е. А. Здравомысловой, И.А. Халий, О.Н. Яницкого. Социальная среда не является неизменной данностью, поэтому необходимо применять средовый подход (О.Н.Яницкий), уделять большее внимание динамике контекста социального активизма.

Социально-исторический подход к исследованию позволяет рассмотреть различия и преемственность в способах создания, функционирования, формах Вебер М. Основные социологические понятия. // Теоретическая социология. Антология. В 2 ч. - М.:

Книжный дом «Университет», 2002. – Ч. 1.- С. 79.

проявления общественного активизма в различные исторические периоды.

Взаимопроникновению истории и социологии, методам их исследования уделяли внимание такие признанные авторы, как Э. Гидденс32, Э. Дюркгейм33, К. Маннгейм34. В рамках социально-исторической парадигмы особое внимание уделено исследованиям, связанным с коллективной социальноисторической памятью. Среди авторов этого направления: Я. Зерубавель, П.

Нора, М. Хольбвакс35 и др. В России проблемы социально-исторической памяти развивают А.В. Дахин, Л.М. Дробижева, Ж.Т. Тощенко,36 и другие ученые. Анализ социального активизма в работе осуществляется с использованием теории мобилизации ресурсов (К. Дженкинс, Ч. Тилли, Д.

Фриман и др.)37.

Исследуя конструктивные и протестные формы социального активизма, автор опирался на ряд теорий: теорию конфликта, теорию относительной социальной депривации. Конфликтам посвятили свои работы Р. Дарендорф, Л. Козер, К. Маркс, Т. Парсонс, П. Сорокин, российские ученые Л.Н. Алисова, З.Т. Голенкова, А.Г. Здравомыслов и др. Исследуя причины конфликта, автор диссертационной работы использовала теорию относительной социальной депривации. Определение этого понятия дал А.Стоуффер38, а затем его развернул Р.Мертон: «Люди испытывают чувство депривации, главным образом, в тех случаях, когда они находят свое Гидденс Э. Устроение общества: очерк теории структурации. – М.: Академический Проект, 2005. - С. 484.

Дюркгейм Э. Социология и социальные науки. // Теоретическая социология. Антология. В 2 ч. - М.:

Книжный дом «Университет», 2002. – Ч. 1.- С. 19.

Mannheim K. Essays on the Sociology of Knowledge. N.Y., 1956. P84.

Хольбвакс М. Коллективная и историческая память. Часть 1 // Неприкосновенный запас. 2005. №40-41;

Nora Pierre. Between Memory and History: Les Lieux de Memoire // Representations. 1989. Vol. 26; Zerubavel Yael. The Holiday Cycle and the Commemoration of the Past: Folklore, History, and Education // Proceedings of the Ninth World Congress of Jewish Studies. Jerusalem, 1986. Vol. 4.

Дахин А.В. Город как место коллективного памятования. [Электронный ресурс] http://base.spbric.org. (date of access; 18.10.09); Дробижева Л.М. Историческое самосознание как часть национального самосознания народов. // Сб. ст. Традиции в современном мире. М.: Наука, 1990.; Тощенко Ж.Т. Историческая память и социология. // Социологические исследования. 1998, № 5.

Jenkins C. Resource Mobilization Theory and the Study of Social Movements // Annual Review of Sociology.- 1983. – Vol. 9. – P. 532.

Stouffer S. The American Soldier. – Princeton: Princeton University Press, 1949. Vol. 1.

положение неблагоприятным в сравнении с положением других индивидов или групп»39. Наиболее полно развил эту теорию Т.Гарр40.

Исследование современных форм социального активизма осуществляется в работе с использованием инструментария, разработанного российскими учеными (И.А. Халий, О.Н. Яницкий), суть которого заключается: в контекстуальном (средовом) подходе; рассмотрении предмета исследования на протяжении длительного временного периода;

предпочтении качественных методов исследования (глубинные интервью, метод изучения случая и др.).

Второй параграф «Социальный активизм дореволюционного и советского периодов г. Новочеркасска» Целью параграфа является выявление особенностей социального активизма в г. Новочеркасске в дореволюционный и советский период. В начале параграфа рассматривается контекст (общероссийский и местный казачий). В дореволюционный период общинные традиции, демократические принципы управления казаков, высокий уровень жизни местного населения, особая приверженность православной вере способствовали активному распространению идей благотворительности, самоорганизации, что позволило тогда небольшому городу иметь около 60 активно действующих общественных объединений. Основная часть их была создана представителями различных социальных групп, проживающих в городе:

интеллигенцией, торговыми казаками, прихожанами православных храмов и т.д. Основной формой общественной активности была благотворительность.

Она носила государственно-общественный характер, т.к. в ней тесно сочетались формы государственной, общественной и частной помощи.

Дальнейшее развитие гражданской активности способствовало появлению новых типов объединений в связи с возникновением новых целей и потребностей горожан. К характеристикам дореволюционных общественных Merton R.K. Social Theory and Social Structure. – N.Y.: Free Press, 1957. P.132.

Гарр Т. Почему люди бунтуют. – СПб.: Питер, 2005. – 461 с.

объединений относятся следующие: 1) их апелляция к индивидууму как основному субъекту социального действия, носителю общественной активности. Опора на членство, как основную форму вовлечения населения;

2) диверсификация ресурсов, сочетание всех возможных в то время источников мобилизации средств (членские взносы, пожертвования, коммерческая деятельность, государственный бюджет, местный бюджет, проценты с частных капиталов). Мобилизация ресурсов была задачей членов организаций, в том числе представителей местных органов власти; 3) высокий уровень открытости и отчетности, способствующие вовлечению новых членов, устойчивому взаимодействию с различными социальными институтами; 4) наличие высокой степени внутреннего и внешнего контроля, обеспечивавшихся организационной структурой самих общественных объединений и контролем со стороны местных органов власти.

В результате общих усилий власти, казачьих органов самоуправления, предпринимателей и общественных объединений создались своеобразные государственно-общественные структуры, в рамках которых осуществлялась регулярная коммуникация и перераспределение ресурсов с целью оказании помощи нуждающимся.

Советский период разрушил созданные в дореволюционное время общественные институты. Сложившаяся система социальной помощи нуждающимся, общественного призрения была изменена, а благотворительность признана буржуазным пережитком. Государство свернуло многие виды общественной помощи и самоорганизации. Вместе с тем, советская власть стимулировала общественную активность, предполагалось, что на низовом уровне со временем общественные организации заменят все административно-бюрократические институты. В течение всего советского периода наблюдались спады и подъемы в проявлении социального активизма, общественные объединения создавались, реформировались, меняли названия и направления деятельности, но принципы взаимоотношения государства и общества сохранялись. Социальный активизм в Новочеркасске в советское время лишился местной специфики и приобрел унифицированную форму.

К 1985 г. в Новочеркасске, при общей численности населения города в 200 тысяч человек, действовало около 30 зарегистрированных общественных объединений, являющихся городскими отделениями всесоюзных обществ. Эти организации вовлекали в свою деятельность многочисленные группы населения за счет разветвленной иерархической структуры организаций, имеющих центр и периферию - отделения и первичные организации, созданные преимущественно по производственному принципу. Наряду с подконтрольными партии организациями создавались и неформальные, незарегистрированные и неподотчетные партийным органам объединения. Ростки такого рода активности возникли в 60-е годы. Такие общественные объединения локализировались преимущественно вокруг учреждений образования или культуры. Характеристики социального активизма советского периода: 1) подотчетность партийным органам и иерархичная структура; 2) массовость, формальность и принудительность членства; 3) формирование организаций преимущественно по инициативе «сверху»; 5) наличие формально незарегистрированных самоорганизующихся и самоуправляющихся структур на низовом уровне, концентрирующихся в основном в сферах образования, культуры, жилищной сфере.

Третий параграф «Протестный активизм г. Новочеркасска».

Рассматривая причины возникновения протестных действий рабочих против руководства завода и представителей местных органов власти в Новочеркасске в 1962 году, необходимо принять во внимание влияние одновременно нескольких факторов. Часть из них можно отнести к общим факторам, а часть – к специфическим, отражающим местные условия, особенности состава населения. Социально-экономический фактор.

Коллективные протестные действия являются следствием социального неблагополучия. Этот фактор связан с социально-психологическим фактором, т.к. одного лишь тяжелого материального положения недостаточно для возникновения протеста. Необходимо наличие психологического разрыва между ожиданиями действующего субъекта и возможностями удовлетворения им потребностей. Совпадение по времени двух условий, резко ухудшающих экономическое положение рабочих и их семей (снижение расценок на нормы выработки и повышение цен на продукты питания), а также пространственное устройство города (в Промышленном районе были сконцентрированы заводы-гиганты и рабочие поселки, ставшие в одно мгновение социальной базой протеста) можно считать катализатором в возникновении массовых коллективных действий и быстрой мобилизации протестующих. Социально-политический фактор.

Политизация недовольства, агрессивность появляются в виде протестных акций там, где нет «выхода» для конвенционального действия через представительство интересов. Социо-культурный фактор. «Среди факторов, влияющих на причины, масштаб и интенсивность протестных действий, - культурная/субкультурная «санкция» на насилие и ее длительность»41.

«Особая конфигурация социальной среды» Новочеркасска может быть основана на 2-х моментах: первый относится к субкультуре (уголовной), второй – к культурным особенностями местности (казачество). Только второй является специфическим для города. В то время процент осужденных был в целом по стране достаточно высоким. В новочеркасских событиях наблюдались различные типы солидарности42. В отличие от других массовых выступлений того времени, в новочеркасских событиях соотношение «романтиков» (мотивы участия которых основаны на осознанной солидарности в защиту прав рабочих) и «хулиганов» (аффективная солидарность)43 было в пользу первых, что и выделило их из Гарр Т. Почему люди бунтуют. СПб: Питер, 2005. С.52.

Ядов В.А. Социальные и социально-психологическиме механизмы формирования социальной идентичности личности // Мир России, 1995, № 3/4, 1996, № 1.; Яницкий О.Н. Социология риска. М.:

Издательство LVS, 2003. – 192 с.

В.А.Козлов. Неизвестный СССР. Противостояние народа и власти. 1953-1985 гг. М.: 2006.

всего ряда подобных протестов советского времени, привело в город членов Политбюро ЦК для личного участия в решении конфликта.

Еще одной особенностью порождающей среды, определившей социальную конфигурацию населения города, является его казачья специфика. Несмотря на жесткую государственную политику расказачивания в советское время «исходный социум» (т.е. казачество) оказался «разбросанным» практически по всем социальным группам советского общества (рабочие, колхозное крестьянство, интеллигенция, военнослужащие). А единственной основой для идентификации потомков казаков Российской империи как представителей казачества осталась «мобилизованная память»44. Казачий менталитет, сформировавшийся в течение ряда столетий, объясняет в определенной степени наличие «бунтарского духа» и склонности к силовому способу решения проблем.

Трудно доказать прямое воздействие этого социо-культурного фактора на события 1962 г., но можно предположить существование его влияния и лет назад, если он сохранился до сих пор, что подтверждается глубинными интервью и различными документами.

Состав участников: в основном рабочие, и мужчины, и женщины, люди преимущественно молодого и среднего возраста (средний возраст осужденных за события – 28 лет). Основные мотивы: для рабочих НЭВЗа – экономический («плохо живется»), политический («пусть узнают власти о положении рабочего класса»); для рабочих других заводов-гигантов – солидарностный («сегодня с нэвзовцами так поступили, а завтра – с нами»).

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»